ПРИНЯТИЕ ДЕКЛАРАЦИИ О СУВЕРЕНИТЕТЕ КАЗАХСТАНА 25. ОКТЯБРЯ 1990Г

В конце 80-х гг. в политических кругах зазвучало новое имя чело­века, во многом созвучного переживаемой эпохе и за считанные меся­цы снискавшего огромное уважение не только в республике, но и за ее пределами. В сложнейший период 1990-1991 гг., наполненный напря­жением социалистической экономики, поиском пер­спектив и путей развития уже распадающегося Советского Союза. Пре­зидент Казахской ССР Н.А. Назарбаев в результате проведенною оп­роса общественного мнения дважды был назван «Человеком года», вызывая к себе симпатии людей, живущих на всем пространстве ог­ромной страны. На миллионы людей большое позитивное влияние ока­зали авторитет и притягательность личности руководителя Казахстана, смело и активно продвигающего реформы, обеспечивающего безопас­ность республики и в то же время оберегающего граждан страны от раздоров и конфликтов.

«В первые годы независимости в пашей республике существовала определенная эйфория, – пишет Н.А. Назарбаев в книге «На пороге XXI века», – в том числе и относительно перспектив внешнеполитиче­ской деятельности. Считалось, что достаточно провозгласить сувере­нитет, как мир широко распахнет свои двери перед нами.

Но сегодня можно прямо сказать: все было не так просто и не так легко. Происходили сложнейшие геополитические процессы, которые сказывались и на наших возможностях».

«С начала 1990 года, – отмечает Н.А. Назарбаев, – я всерьез начал думать о том, что Казахстану придется самостоятельно выбираться из кризиса, из позднеперестроечното тупика В силу Центра никто уже не верил. К этому периоду единого экономического комплекса на терри­тории страны уже не существовало. Для Казахстана эта ситуация имела особенно драматический оттенок. По моим подсчетам, более 95 про­центов наших предприятий управлялось из Центра. Между тем в усло­виях обрыва управленческих, финансовых, административных связей, в условиях бессильного Центра все это самым непосредственным обра­зом сказывалось на состоянии экономики республики». Н.А. Назарба­ев понял тогда, что Казахстану придется пускаться в самостоятельное плавание.

Чтобы не допустить полного краха, смягчить последствия развала, в условиях совершенно иной экономической и политической ситуации Н.А. Назарбаев принял решение о создании Высшею экономического совета и подготовки Декларации о государственном суверенитете Ка­захской Советской Социалистической Республики, которая тогда в ка­честве союзной республики входила в состав СССР. Решение о подго­товке данной Декларации свидетельствовало о том, насколько серьезно относился Президент к будущему суверенитету страны, насколько он был дальновиден.

Сложившаяся в то время сложная политическая обстановка и собы­тия, происходящие вокруг Казахстана, самым непосредственным обра­зом влияли на ситуацию в республике. Южные границы бывшего СССР можно было охарактеризовать как пояс нестабильности, как, более того, – пояс военных конфликтов. Война в Афганистане пере­шагнула границу и оказалась тесно увязанной с гражданским конфлик­том в Таджикистане. На территории Кыргызии, в городе Ош безответ­ственные политиканы столкнули два народа – узбеков и кыргьгзов. Происходили столкновения из-за водных и земельных ресурсов на кыргызско-таджикской границе. Продолжала полыхать необъявленная война между Азербайджаном и Арменией. Вспыхнула война в Грузии. Тяжелым наследием для Казахстана стали пограничные проблемы с Китаем. А это полоса протяженностью около 1700 километров, на ко­торой в прежние годы базировались огромные воинские контингенты и где еще в советские времена часто возникали очаги напряженности. Здесь достаточно вспомнить события в районе Семипалатинска, когда китайские войска вторглись на территорию Казахстана.

Характеризуя сложившуюся ситуацию, Н.А. Назарбаев подчерки­вает, что «это был только первый круг потенциальных и реальных конфликтов вокруг наших границ[2].

Если перевести проблему безопасности Казахстана в ядерную плоскость, – отмечает далее Президент, то напомню, что второй круг нестабильности не ограничивается только отмеченными выше кон­фликтами. Как бы ни складывались паши отношения с околоядерными державами: Пакистаном, Индией, Ираном, Ираком, Израилем, КНДР, ЮАР, возможность производства ими ядерного оружия опасна не только для ближайших соседей и потенциальных противников этих стран. Ядерное оружие – наказание века, от которого могут пострадать не только зачинщики. После крушения СССР контроль над распро­странением этого страшного оружия мог быть нарушен.

Необходимо было комплексное решение данных проблем»[3].

Именно в это же время во многих республиках остро встал вопрос о пересмотре границ, существовавших в СССР. В этих условиях Президент Казахстана решительными политическими шагами и принципиальной позицией снял напряжение, возникшее на национальной почве в собст­венной стране и в России, призвал к прекращению межнационального и территориального конфликта между Арменией и Азербайджаном.

Другим событием, не менее сильным по накалу политических стра­стей, стал “августовский путч”, разразившийся в 1991 г. в Москве бук­вально в преддверии заключения нового Союзного договора. В слож­нейший исторический момент лидер Казахстана вновь показал себя политиком уравновешенным и мудрым. Четкое восприятие ситуации позволило сохранить стабильность и спокойствие в стране, поставить заслон антиконституционному выступлению, не допустив введения чрезвычайного положения в Казахстане.

Августовские события в СССР показали, что перспектив у Комму­нистической партии, как оплота старой отжившей системы, нет, и в связи с этим руководитель Казахстана осуществил тонкие и точные политические ходы, выведя Компартию республики из структуры КПСС, а затем и вовсе отказавшись от догматов коммунистической идеологии.

Анализируя сложившуюся ситуацию, Н.А. Назарбаев так обосновыва­ет свои последующие действия: “Большинство тогдашних руководителей республики сочло необходимым выразить поддержку Государственной комиссии чрезвычайного положения (ГКЧП). Секретари ЦК Компартии Казахстана и обкомов, некоторые руководители парламента уговаривали меня не выступать с осуждением ГКЧП. Отдельные чиновники начали выносить портреты М. Горбачева из кабинетов. Как бы ни хотелось сего­дня кое-кому это отрицать, но так в действительности было.

Ситуация была очень сложной. Я был уверен в том, что речь идет о незаконных действиях, тем более возникала масса вопросов относительно М. Горбачева, его поведения в этой ситуации. Напомню также, что буквально накануне я обсуждал с Б. Ельциным целый ряд вопросов дальнейшего существования Союза, и наши подходы носили достаточ­но согласованный характер.

Мы наотрез отказались вводить чрезвычайное положение в Казах­стане и в принятом заявлении осудили ГКЧП. В нем говорилось: «… Созданный тремя лицами комитет, без участия Верховного Совета СССР и республик, порождает заведомо незаконные документы, кото­рые, кроме всего прочего, попирают республиканские декларации о суверенитете…»

Мне было ясно – в Москве происходит антиконституционный го­сударственный переворот. Но одно дело оценить ситуацию, а другое выбрать правильный путь решения проблемы. Первой задачей для ме­ня было поддержание стабильности в республике и предотвращение возможных конфликтов. К счастью, это удалось. По мере прояснения ситуации и ее анализа становилось понятно – путчисты потерпят по­ражение. Впрочем я, знавший персональный состав ГКЧП, был в этом уверен с самого начала, но боялся одного — в судорожных попытках остаться у власти они могли натворить столько всего…»[4].

Действительно, смутные времена – серьезная проверка личности на прочность.

О Н.А. Назарбаеве к тому времени хорошо знали не только на про­странстве, ныне именуемом ближним зарубежьем, но, например, и в Турции, с которой еще в 1990 г. были заложены и закреплены в ряде документов основы двустороннего сотрудничества. Об этом в книге «На пороге XXI века » Н.А. Назарбаев повествует так: «В Анкаре, не­смотря на то, что еще существовал Советский Союз, нашу делегацию встретили по полному протоколу. Дело в том, что 25 октября 1990 г. мы приняли Декларацию о государственном суверенитете Казахской ССР. Центр не хотел уступать ни пяди своих полномочий. Но в этом документе, вопреки желанию руководства СССР, мы определили не­прикосновенность границ нашей республики, верховенство Конститу­ции и законов Казахстана… Декларация установила, что Казахстан яв­ляется самостоятельным субъектом международных отношений, само­стоятельно определяет внешнюю политику в своих интересах, обменивается дипломатическими и консульскими представительства­ми, участвует в деятельности международных организаций… Тогда это был, смелый шаг. Думаю, что именно принятие этого документа по­влияло на характер приема нашей делегации в Турции»[5].

В марте 1991 г. Казахстан посетило турецкое руководство. Было подписано Соглашение о сотрудничестве между Казахской ССР и Ту­рецкой Республикой, в котором стороны выразили стремление к даль­нейшему расширению и углублению взаимовыгодного сотрудничества в политической, торгово-экономической, научно-технической, куль­турной, гуманитарной и других сферах, проводимого на долговремен­ной основе.

О том. что соглашения эти были отнюдь не бумажной дипломати­ей, свидетельствует факт проведения в Турции дней Казахстана. “Большим десантом казахской культуры” назвала их турецкая печать. В течение недели жители Анкары и Стамбула знакомились с казахским искусством, а прибывшие с артистами представители министерств и ведомств занимались в это время наведением деловых мостов.

Был и второй выход лидера Казахстана на внешнеполитическую арену со встречей по полному протоколу. Имеется в виду посещение Н.А. Назарбаевым Китая в 1991 г.

Скупо, осторожно осветил эту поездку КазТАГ, сумев уложиться в тридцать строк: «С 12 по 16 июля в Китайской Народной Республике находилась делегация Казахстана во главе с Н.А. Назарбаевым. За три дня пребывания в столице Китая Президент ознакомился с работой ее предприятий. Во время встречи с мэром Пекина Чэнь Ситунем, а также руководством госкомитета по перестройке системы руководства хозяй­ством были обсуждены некоторые проблемы взаимовыгодного сотруд­ничества. В соответствии с программой визита Н.А. Назарбаев встре­тился с генеральным секретарем ЦК КПК Цзян Цзэминем, заместите­лем премьера госсовета Тянь Цзиюнем и другими китайскими руководителями. Визит завершился переговорами с руководителями Синьцзян-Уйгурского автономного района. Результатом поездки стало подписание важных документов, предусматривающих развитие со­трудничества КНР, СУАР и Казахской ССР, и соглашение об эффек­тивном использовании железнодорожного пограничного перехода Дружба (СССР) – Алашанькоу (КНР) для международного туризма».

Событие это комментировалось по-разному. Одни говорили о воз­росших амбициях Н.А. Назарбаева, другие – о крепнущей вместе с су­веренитетом его самостоятельности.

Во всяком случае китайцы приняли Н.А. Назарбаева по высшему разряду, как принимают глав полноправных, независимых государств, проводящих свою собственную, никем не утверждаемую политику.

В ходе этих первых визитов Н.А. Назарбаев показал себя умудрен­ным, основательным и одновременно гибким политиком.

Можно вспомнить еще о совещании, созванном по инициативе Н.А. Назарбаева и ставшем хорошей иллюстрацией его высокого авто­ритета и политической прозорливости. В начале октября 1991 г., то есть в тот самый период, когда разброд и шатания в обществе достигли максимальной отметки, он сумел собрать в Алма-Ате руководителей 13 суверенных государств, с тем, чтобы принять согласованные меры по продовольственному снабжению населения, и – главное – по сохране­нию единого экономического пространства и многообразных хозяйст­венных связей.

«Казахстан в этих условиях делал все, – подчеркивал Н.А. Назарба­ев, – чтобы не допустить хаоса. Я предложил заключить добровольный экономический союз… К подготовке документов приступили предста­вители республик… В начале октября удалось собрать всех глав прави­тельств в Алма-Ате для парафирования экономического соглашения».

В результате плодотворной, конструктивной работы руководители восьми республик выразили желание подписать договор об экономиче­ском сообществе. Возникает законный вопрос: не был ли то прообраз будущего СНГ?

Следует особо подчеркнуть: даже в самом начале своего пути по­литика-международника Н.А. Назарбаев проявил себя созидателем и интегратором.

Кто знает, как сложилась бы судьба независимого Казахстана, если бы в далеком декабре 1991 г. по просьбе Н.А. Назарбаева не собрались в Алма-Ате главы одиннадцати государств. Хаос царил тогда в бывшей ядерной сверхдержаве, в государстве, занимавшем некогда одну шес­тую часть суши. СССР разваливался на глазах. Причем разваливалась не просто страна – терпела крах одна из господствующих идеологий, одухотворявшая миллионы людей.

Как правило, крушение сверхдержавы многие связывали и связы­вают до сих пор с именами лидеров трех славянских государств, кото­рые за спинами других руководителей стран-бывших республик СССР подписали договор о так называемом «союзе трех» в виде Содружест­ва. Подписали, несмотря на то, что в ходе проведенного незадолго до этого события референдума народы большинства республик проголо­совали за сохранение единого государства.

Но ответственность за развал СССР лежит не только на этих трех ли­дерах. Ведь первые симптомы будущего краха СССР и мировой системы социализма в целом появились еще задолго до Беловежской пущи.

Годом 1989-м отмечен небывалый успех на первых демократиче­ских выборах польской «Солидарности», выступавшей против комму­нистического режима. Затем – нарастание напряженности в соседней ГДР, завершившееся снятием Эриха Хонеккера и разрушением Бер­линской стены, символизирующей собой границу между двумя систе­мами, двумя военно-политическими блоками.

В это же время произошел настоящий взрыв недовольства в Румы­нии – пал режим семьи Чаушеску. Недолго оставалось править и лиде­ру Народной Республики Болгарии Тодору Живкову. В Венгрии же вообще приходят к власти правые.

И все эти события происходят как бы с молчаливого согласия Пер­вого Президента СССР М. Горбачева.

Что же касается республик, входящих в состав СССР, то здесь пер­вые признаки развала появились тоже до Беловежья – еще в августе 1991 г., когда провозгласили независимость, официально вышли из СССР и тут же были признаны международным сообществом в качест­ве суверенных государств, субъектов международного права, три при­балтийские республики – Эстония, Литва и Латвия. Вслед за ними свою независимость стали провозглашать остальные. До последнего в рамках Союза оставались только Казахстан и Россия.

Как известно, Казахстан не форсировал естественного хода собы­тий, и независимость им была провозглашена позже других союзных республик. Н.А. Назарбаев и сегодня остается противником политики бездумного отгораживания и недоверия. Он считал и считает, что ин­теграция не только не ослабляет, но, напротив, усиливает независи­мость любой страны.

Многие аналитики пророчествовали, что Казахстан с его многона­циональной структурой может стать ареной этнических конфликтов. В этих сложных условиях для консолидации всех сил казахстанского общества с целью преодоления экономического и социального кризиса страны, быстрого и необратимого продолжения начатых реформ, нако­нец с целью обретения страной лидера, который бы получил мандат доверия всего народа глава государства Н. Назарбаев принял мужест­венное и честное политическое решение – провести всенародные вы­боры Президента Казахстана.

16 октября 1991 г. глава государства подписал Закон о выборах Президента Казахской ССР.

1 декабря 1991 г. после подведения итогов напряженной предвы­борной борьбы Н.А. Назарбаев стал первым всенародно избранным Президентом, получив поддержку более 98% казахстанцев, принявших участие в голосовании.

Одним из первых важнейших актов главы государства стало под­писание 10 декабря 1991 г. разработанного по его инициативе Закона «Об изменении наименования Казахской Советской Социалистической Республики», который провозгласил Республику Казахстан.

Судьбоносным для народов Казахстана стало подписание Н.А. Назар­баевым 16 декабря 1991 г. конституционного Закона Республики Казах­стан «О государственной независимости Республики Казахстан» и на его основе провозглашение подлинного суверенитета нового независимого государства. В тот же день независимость Казахстана признает Турция, 20 декабря – Пакистан, 26 – Венгрия, 31 — ФРГ и Нидерланды…

Казахстан в соответствии с Декларацией о суверенитете и Законом о государственной независимости начал проводить собственную самостоя­тельную политику, налаживать прямое политическое и деловое сотрудни­чество с зарубежными странами и международными организациями.

Однако обретение независимости и провозглашение суверенитета не означало, что мировое сообщество широко распахнет перед Казах­станом свои двери. Существовало множество проблем, которые необ­ходимо было преодолеть, прежде чем занять определенное место в сфере международных отношений. Казахстан оказался в эпицентре мировой политики и ему стало уделяться особое внимание, что было вызвано не столько его огромной территорией с колоссальными при­родными богатствами и разнообразным по этническому составу насе­лением, сколько тем фактом, что именно в Казахстане оказалась нема­лая доля ядерного потенциала бывшего Советского Союза.

Это обстоятельство и незнание реалий Казахстана поначалу по­влияли на формирование негативного отношения к республике как к исламскому государству, обладающему ядерным оружием и угрожаю­щему всему миру.

Кроме того, многие государства, не имея никакой достоверной ин­формации о Казахстане, вынуждены были пользоваться устаревшими сведениями относительно его возможностей, его народа, его экономи­ческого потенциала.

Н.А. Назарбаевым были предприняты решительные меры по пре­одолению негативного отношения к республике: «В тот период, – пи­шет он, – только личные контакты, переговоры с руководителями го­сударств мира, ведущих экономических гигантов, международных ор­ганизаций могли переломить ситуацию. Именно поэтому мне пришлось в особо напряженном ритме провести целую серию зару­бежных поездок».

Новоиспеченному независимому государству предстояло решить ряд проблем: показать, что на самом деле представляет собой Респуб­лика Казахстан; обеспечить международное признание Казахстана, его безопасность и территориальную целостность; включиться в мирохо­зяйственные экономические связи. Существовала также и такая про­блема, как отсутствие собственных традиций в сфере внешнеполитиче­ской деятельности. Министерство иностранных дел выполняло далеко не дипломатические функции. Не было ни одного дипломатического представительства за рубежом, не было квалифицированных кадров.

Казахстан не имел ни одного международного договора. «В этих условиях, как пишет Н.А. Назарбаев, «нужно было заново создавать всю договорную базу межгосударственных отношений. А это – огром­ная и напряженная работа. Без подписания соглашений о дружбе и со­трудничестве, договоров об основах взаимоотношений не могли быть установлены деловые контакты. Мы добились того, что с первых дней нашей независимости многие развитые страны заключили с нами пол­номасштабные экономические соглашения, установили режим благо­приятствования в торговле»9.

Одним словом, Казахстан встал на трудный путь вхождения в миро­вое сообщество в качестве его равноправного партнера. Ученым еще только предстоит дать оценку роли Н.А. Назарбаева в становлении госу­дарственности Казахстана, укреплении его позиций в мировом сообще­стве. Мы же, его современники, эту роль уже сейчас по праву можем назвать крупномасштабной и многогранной. Этому во многом способст­вовали и личные качества Президента. Вот как его, к примеру, характе­ризует нынешний глава Правительства, в прошлом министр иностран­ных дел К. Токаев: «Как непосредственный участник многих встреч и переговоров Президента с главами государств, известными политиками, видными общественными деятелями мог бы отметить его «фирменный» стиль – непринужденность, убедительность и редкую для «державных» политиков обаятельность. Президент — личность, несомненно, харизматичная, с ярко выраженной индивидуальностью. К тому же он обладает даром настроиться на общую психологическую тональность с собесед­никами, заинтересованность их. Иностранцы считают его «репрезента­тивным» лидером, имея в виду то, что внешность и поведение Президен­та точно отражают облик и характер народа.

Н. Назарбаев тщательно готовится к международным встречам, скрупулезно изучает аналитические и информационно-справочные ма­териалы, детально знакомится с текстами договоров и соглашений. Большое внимание он уделяет личности собеседников, к каждому из них он подходит персонифицированно». Руководители иностранных государств тоже считают Н.А. Назарбаева интересным собеседником, отмечая его информированность в вопросах международной политики. Российские официальные представители с уважением высказыва­ются о нем как о прагматическом лидере, который в своей политике исходит из приоритета стабильности и позитивной эволюции. Довери­тельные взаимоотношения сложились у Н.А. Назарбаева с Председате­лем КНР Цзян Цзэминем. Президент Казахстана стал первым руково­дителем иностранного государства, которого принял Президент Фран­ции Жак Ширак после своего вступления в должность. Н.А. Назарбаев сумел установить дружеские контакты с американскими политиками: Д. Бушем, Б. Клинтоном, Д. Бейкером, А. Гором, Г. Киссинджером, а также с ведущими предпринимателями США. Несомненно, главе Ка­захстана удалось за короткое время утвердиться в политической злите современного мира. Его личность ассоциируется со стабильностью и предсказуемостью. «Сегодня мир знает пять или шесть влиятельных политиков, среди них господин Н.А. Назарбаев» – утверждала Маргарет Тетчер еще в октябре 1991 г.

Распад СССР. Провозглашение Казахстана независимым государством: цели и задачи

Развал СССР – событие из разряда тех, что трудно датировать одним днем или даже месяцем. Мне уже приходилось давать оценки тому периоду.

Время – лучший судья, и сегодня очевидна простая истина: это был стратегический проигрыш – экономический,   геополитический, идеологический – одной из сверхдержав.

Вплоть до конца 1993 года мы не имели самостоятельной экономической политики.

Планируя бюджет, антиинфляционные меры, программы социальной поддержки, мы вынуждены были плясать все от того же рубля, который „худел на глазах”. К тому же мы были втянуты извне в программу не просчитанной серьезно либерализации, поскольку сидели в одной „финансовой лодке”. Сегодня можно открыто сказать, что молодое государство стояло перед реальной угрозой катастрофы. Хочу подчеркнуть: от краха нас спасло то обстоятельство, что еще до распада СССР мы сумели подготовиться к самостоятельному функционированию ряда ключевых производств. Не менее важным шагом было решение о введении института президентства. Мы смогли добиться устойчивости власти и управляемости государством в сложнейших условиях.

 Нам удалось вернуть страну в русло эволюционного развития и последовательно провести фундаментальные институциональные реформы.

В современном мире нет необходимости изобретать „рыночный велосипед” – наша стратегия опирается на классический опыт стран, успешно осуществивших экономическую трансформацию. Но и механически калькировать чужой опыт нельзя.

Великое множество моделей модернизации – от Турции и Южной Кореи до Китая и Мексики – лишь подтверждает необходимость именно адаптированной, а не схематической модернизации.

Мы входим в этот мир после десятилетий изоляции и замкнутости, входим самостоятельно, делая нередко ошибки. Но вне этого движения мы обречены на отсталость. Мы уже запоздали с таким вхождением. Поэтому дальнейшее промедление означает отставание навсегда.

Наши оценки сегодняшней ситуации должны отвечать этим общепринятым стандартам, а не базироваться на архаических стереотипах полувековой давности.

Однако выбор экономической модели развития не должен заслонять собой другое, не менее важное явление предшествующего пятилетия – создание собственной государственности в терминах конца XX века.

То, о чем мечтал Абылай в грозовой степи восемнадцатого столетия, за что погиб Кенесары в драматическом девятнадцатом веке, что проектировал Букейханов накануне тоталитарного геноцида, – все это не перечеркнуто и не кануло в Лету.

Все эти поиски и мечты воплотились в тот исторический день – 16 декабря 1991 года, когда был принят конституционный Закон „О государственной независимости Республики Казахстан”.

За девять лет мы обрели все атрибуты полноценной независимой государственности. Понимая значимость института гражданства, уже через четыре дня после провозглашения независимости мы приняли Закон „О гражданстве Республики Казахстан”.

Практически за 1992 год созданы собственные силовые структуры – Вооруженные Силы, Республиканская гвардия, внутренние и пограничные войска.

Впервые в своей национальной истории мы приступили к созданию собственных Военно-Морских Сил – с апреля 1993 года. Тем самым было закончено формирование системы обороны и безопасности молодого государства. Приняты новые государственные символы страны, и учреждены собственные награды.

Точка поставлена 11 ноября 1993 года, когда в Казахстане была введена собственная национальная валюта – тенге.

Политико-правовая ситуация за это время изменилась радикально. Пройден колоссальный по значению этап становления государственности.

Казахстан стал общепризнанным мировым сообществом государством. Окончательно сформирована президентская форма правления. Принята новая Конституция страны, закрепившая демократические институты и принципы. В основном сформирована новая правовая система страны. В жизни государства реальностью стал принцип разделения властей, благодаря чему цивилизованно решены вопросы взаимодействия властных структур.

Обеспечена унитарность государства и необходимая степень его управляемости. Как показала практика государственного строительства, именно унитаризм является фундаментом, обеспечивающим жизнеспособность государственных институтов, динамичность реформ в Казахстане. С другой стороны- удалось найти вариант корректного решения проблем местного самоуправления, не затрагивающего целостности государства.

На протяжении десяти лет по многим вопросам мы шли путем компромисса. Был он и в вопросах конституционного строительства. И это понятно; ведь большая политика есть причудливый, порой внешне нелогичный сплав „его величества компромисса” и смелых политических решений.

Однако  компромисс  компромиссу – рознь. Если неоправданная уступчивость и мягкотелость в вопросах государственного устройства приводили к сбоям в механизме государственной власти, то общественный компромисс в вопросах статуса языков, природы казахстанской государственности и возможности частной собственности на землю в Казахстане был необходим как воздух. Эти фундаментальные вопросы спустя пять лет со дня провозглашения нашей независимости нашли свое достойное конституционное решение.

Хотя за последние девять лет в основном и сформирована правовая база проводимых реформ, тем не менее это никоим образом не снимает с повестки дня необходимость принятия ясных и справедливых законов, направленных на защиту прав и свобод граждан, поддержку отечественного товаропроизводителя, создание более благоприятных условий для привлечения иностранных инвестиций, обуздание преступности, укрепление законности и правопорядка. Такое видение перспектив развития правовой и экономической системы страны изложено в моем послании народу Казахстана.

Девять лет назад Казахстан начал выстраивать самостоятельную внешнюю политику практически с нуля. За эти годы создана полная договорно-правовая база международного сотрудничества, всего подписано более 800 документов с зарубежными странами и международными организациями. В нашей новейшей внешнеполитической истории был свой „момент истины”, связанный с решением судьбы ядерного оружия на территории Казахстана.

Мы имеем сегодня гарантии безопасности и территориальной целостности Казахстана со стороны крупнейших мировых держав, хартию о демократическом партнерстве с США, полномасштабный пакет договоренностей с Российской Федерацией. Мы добились за эти годы решения проблемы определения границ с Китаем, того, чего советская дипломатия не могла решить десятилетиями.

Особые отношения сложились с Центрально азиатским союзом, связавшим три братских народа. За последние годы восстановлен прерванный тоталитарной изоляцией активный экономический, политический диалог тюркских государств, в чем большая заслуга принадлежит нашему почетному гостю- президенту Турции Сулейману Демирелю, Это – растущий фактор в мировой политике, и Казахстан активно выступает за усиление интеграционных связей в данном направлении – так же как и за расширение культурного и делового сотрудничества с арабским миром.

В республику пошел крупный иностранный капитал. Однако есть у нас пессимисты, утверждающие, что мы якобы распродаем свой суверенитет за иностранные инвестиции. Но ведь это делается в целях активизации приватизационных процессов и подъема экономики.

Первая половина 1990-х вполне соответствует старому изречению, что бывают годы, вмещающие десятилетия обычной истории.

Динамичность времени меняет и содержание термина „интеграция”. На первом этапе Казахстан исходил из необходимости сохранения сложившихся экономических, политических, да и просто человеческих связей в постсоветском пространстве.

Казахстан стал членом Европейского банка реконструкции и развития и одновременно – Азиатского банка развития, наладил отношения с НАТО и Европейским союзом, равно как и с организацией Исламская конференция.

Реальность конца столетия такова, что мы должны серьезно переосмыслить смысл понятия „интеграция”.

Да, реформа еще не доказала свои преимущества всем казахстанцам, нам требуются колоссальные средства для финансирования бюджетных отраслей, поддержки малоимущих, инвалидов, пенсионеров, для реконструкции устаревшей производственной и социальной инфраструктуры, поддержания разумного уровня обороноспособности. Нам нужны колоссальные ресурсы, чтобы достать наше богатство из земли и заставить его работать на государство, чтобы создать новые, экологически чистые и наукоемкие производства.

Но есть общие правила, исходя из которых определялся и будет определяться стратегический курс наших преобразований. И следование этим правилам является гарантией того, что мы заставим реформу работать на все население.

Прежде всего реформы нуждаются в политической поддержке, Иначе говоря, реформы должны быть не только экономически оправданны, но и политически защищены.

Кроме того, реформы надо проводить быстро. Они неизбежно означают непопулярные меры, но замедленное проведение реформ – это медленное улучшение жизни людей, то есть рост социальной цены за такую неторопливость.

Люди на себе должны ощущать позитивные результаты реформ. Общественные ожидания не должны быть подорваны. Да, сегодня многие казахстанцы успешно прошли так называемую социальную адаптацию к новым политическим и экономическим условиям, Многие ведут собственное дело, целый ряд промышленных предприятий нашел новые эффективные формы ведения хозяйства, и люди, работающие на таких предприятиях, уже ни при каких условиях не захотят свертывания реформ и возврата к старому. Однако, вступая во второе пятилетие нашей независимости и в четвертый год существования собственной финансово-денежной системы, мы должны обеспечить социальный эффект от рыночных трансформаций для большинства населения.

Наконец, осуществление реформ не терпит соглашательства по принципиальным вопросам. Политика соглашательства не гарантирует ни поддержки, ни даже нейтральности тех политических сил, с какими реформаторы идут на соглашения. Одним из главных критериев преобразований мы должны считать критерий политический. В настоящий момент им должна стать необратимость преобразований. Настоящую оппозицию иметь надо, ее даже полезно иметь. Это – атрибут демократии.

Поэтому мы призываем к конструктивному диалогу все политические силы, но одновременно условием такого диалога являются политические действия в рамках закона. В то же время по отношению к элементам, допускающим антиконституционные призывы, наша  позиция  останется  неизменной – государство не собирается терпеть провокаторов, стремящихся нажить политический и материальный капитал на сознательном нарушении закона и расшатывании устоев общества.

Тем, для кого национальный, государственный интерес представляет собой не предмет досужих размышлений, а предмет повседневной и напряженной черновой работы, давно ясно: если мы не сумеем адаптироваться к жестким реальностям мирового рынка – независимой экономики Казахстана не будет.

Ключевым фактором успешного перехода к новому обществу и созданию сильной государственности является политическая стабильность. Это не просто лозунг. Это, прежде всего, нормальное взаимодействие между новыми общественно-политическими институтами, появившимися за прошедшее пятилетие – новыми институтами власти, партиями, негосударственными средствами массовой информации, независимой судебной системой.

Устойчивость политических отношений обеспечивается целым набором факторов, среди которых ключевую роль играют экономическая стабильность, значительный слой мелких и средних собственников, жесткое соблюдение законов, социальная и межнациональная, а также религиозная терпимость.

Однако рассматривать политическую стабильность как нечто раз и навсегда достигнутое нельзя. Возникают новые источники напряжения, прежде всего в социальной сфере. Если мы не реализуем механизмы решения новых проблем, если не сумеем синхронизировать темпы реформ в разных сферах, если не сможем ответить на массовые ожидания населения, то сохранение стабильности будет проблематичным.

Социальная структура в любом переходном обществе неустойчива и быстро изменяется. Вопрос не только в материальных переменах, но и в драматическом изменении общественного статуса практически всех социальных групп.

Структурно наше общество уже в недалеком времени будет представлено несколькими крупными группами. Это мелкий и средний собственник, это лица наемного труда, это крупный национальный капитал. Какие конкретные механизмы социального партнерства будут реализованы- вопрос повседневной работы и реальных экономических возможностей. Именно социальное партнерство, а не революционные лозунги есть вариант адаптации казахстанского общества к новой реальности, к реальности и новой социальной структуры.

Какие институциональные изменения произошли за недолгие девять лет?

Это появление слоя частных собственников; это свободное ценообразование; это принципиально новая судебная система; это ориентация хозяйствующих субъектов на прибыль, а не на план; это жесткая конкуренция; это негосударственная финансовая инфраструктура; это открытая экономика; это фондовый рынок и т. д. Позитивные перемены произошли и в культурной жизни последних двух лет.

Итак, чего мы добились за это время, сконцентрировавшее в себе события до той плотности, что именуется позже историей?

Во-первых. Мы создали основы новой государственности. Тот эволюционный процесс, что был прерван столетие назад, вернулся в нормальное русло.

Во-вторых. Нам удалось сделать решающий рывок к созданию рыночной экономики.

В-третьих. Произошел слабо понимаемый сегодня, но очень долговременный по последствиям поворот в правовой системе.

В-четвертых. Мы прошли этот наиболее сложный участок становления нашей молодой государственности без крови. Это – наше бесспорное достижение, в котором отразились и мудрость народа, и политическая воля руководства.

В-пятых. Хотя казахстанские государственные объединения упоминаются уже в древних китайских, арабских и европейских источниках, никогда Казахстан как государство не получал такого мирового признания.

Дыхание истории за плечами нашего поколения – это не поэтическая метафора. Это высокая ответственность перед миллионами наших предков, перед великими правителями Степи и батырами, перед блестящей плеядой уникально одаренных государственников первой трети нынешнего столетия и прежде всего – перед народом, который после долгих лет вновь обрел свое место в строю независимых государств,

Не каждому народу на планете выпадает такой жребий, не каждому народу приходилось решать столь сложные задачи за столь короткий отрезок времени. Строительство собственной сильной государственности и эффективной экономики при сохранении межнационального согласия и политической стабильности – вот тот язык, на котором формулируется задача на пороге XXI века. В разных столетиях и эпохах история формулировала перед нашим народом свои задачи языком предельно жестким, а порой и жестоким, но даже потеря государственности не сломила нас как народ. И сегодня на стыке веков мы не будем идеализировать ситуацию.

Однако, как никогда раньше, ни на одной странице национальной истории мы не были столь близки к тому, чтобы создать собственную государственность на столетия. И задача нашего поколения – использовать этот редкий исторический шанс.

Все мы ради такого счастья готовы довольствоваться тем, что имеем, и на этом пути не пожалеем знаний и опыта, сил и способностей, а если понадобится, то и жизни.

Пусть процветает во веки веков наша любимая Родина – независимый Казахстан!

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!