ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕЗАВИСИМОСТИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Почти полторы тысячи лет назад тюрки создали первое великое государство – Тюркский каганат, наследниками которого стали многие государства Евразии, в том числе и наша страна.

Перемещаясь на огромные расстояния, кочевники Азии не раз изменяли этническую и государственную картину целых континентов. Кочевые и полукочевые племена тюрок положили начало формированию многих современных, прежде всего тюркоязычных народов.

Освоение именно кочевниками огромных территорий стало возможным благодаря тому, что они выработали оригинальные хозяйственно-культурные типы производительной деятельности, приспособленные к специфическим природным условиям и базировавшиеся на определенных видах скота. „Скот принадлежит бурану и сильному врагу”, – гласит старая казахская пословица, Вот почему кочевник был не только пастухом, но и воином. Благодаря несомненному военному превосходству кочевые народы смогли захватить регионы, занятые оседлым земледельческим населением.

Весома в мировой истории роль тюркских кочевников. Империи, созданные тюрками в разные столетия, хотя и возникли в результате завоеваний, в дальнейшем играли и определенную цивилизующую роль.

Драматически изменило карту Евразии нашествие Чингисхана. Монгольская экспансия резко затормозила процесс формирования народности на территории Казахстана. Произошло перемещение крупных племенных групп. Часть кипчаков откочевала в пределы Северного Казахстана и Западной Сибири, туда же с востока и северо-востока передвинулись преследуемые завоевателями найманы и кереиты. Многие кипчаки оказались в других странах – от Средиземного моря до Индийского и Тихого океанов. Вынужденные миграции имели место и после установления монгольского владычества. Захват монгольской знатью лучших пастбищ, особенно в Восточном Казахстане и Семиречье, неизбежно вел к вытеснению с них коренного населения, а раздел монголами захваченной ими территории на улусы нередко разобщал этнически родственные группы. Несомненно то, что завоевание шло жестоким образом, как и было принято в том жестоком веке. Но нельзя забывать и другое. Именно тогда были заложены основы централизованного управления. Именно на территориях улусов возникли западные, южные, северные ханства, Поэтому Чингисхан силой оружия объединил кочевников с целью управления и налогообложения из единого центра. Это, в свою очередь, способствовало объединению казахских земель.

На обломках Монгольской империи возникло множество государств, В Казахстане же возобладал прерванный нашествием процесс формирования народности и формирования государства.

Возникновение Казахского ханства явилось закономерным итогом социально-экономических и этнополитических процессов, ранее протекавших на всей территории Казахстана. Становление Казахского государства связывается с именами ханов Жанибека и Керея, а затем, с 1480 года, Бурундук-хана. В последней трети XV века продолжался процесс постепенного включения племен и родов Семиречья в Казахское ханство. Государство Могулистан под натиском казахских правителей и в силу внутренних причин распалось, и к 1514 году могульские правители были вытеснены в Восточный Туркестан. В это время казахские ханы начинают успешную борьбу со среднеазиатскими владетелями за сырдарьинские города. В XVI-XVII веках Казахское ханство укрепилось, расширились его границы, охватившие основную часть этнической территории казахов, поддерживались связи со Средней Азией, Астраханским, Сибирским ханствами, Русским государством. Одним из видных казахских ханов, при котором быстро шел процесс “собирания земель”, был Касым.

Создание Казахского государства ознаменовалось формированием его правовой базы, нашедшей отражение в двух законодательных памятниках:  (“Чистая дорога хана Касыма”), который народное предание связывает с именем хана Касыма, но до нас не дошедший, и „Жеты жаргы” (“Семь установлений”) Тауке-хана.

Казахская Степь постоянно была объектом внешнего вторжения. С начала XVIII века внешнеполитическое положение Казахстана резко обострилось. С запада совершали нападения волжские калмыки, поддерживаемые уральским казачеством. На кочевья за Уралом претендовали башкиры. К тому же все они были российскими подданными, что вело к обострению русско-казахских отношений.

Казахский народ принял на себя основную тяжесть борьбы с Джунгарским ханством, пытавшимся повторить великие завоевания Чингис хана. Эта победа стала мощным мобилизующим фактором и положила начало коренному перелому в ходе отечественной войны казахского народа против джунгарских завоевателей. Отныне стратегическая инициатива перешла в руки казахов. Ярким примером тому- Аныракайское сражение в 1730 году.

Последствия джунгарского нашествия 20-х годов XVIII века для народов Казахстана и Центральной Азии были поистине трагическими. Разрушение городов привело к упадку торговли и ремесел, вынужденное бегство огромных масс населения нарушило традиционные циклы и маршруты перекочевок. Были прерваны экономические связи кочевого и оседлого мира, подорваны производительные силы региона. Эти годы вошли в историю казахов как „годы великого бедствия” (“Актабан шубырынды”), оставив глубокий след в экономической, политической жизни казахского общества на долгое время.

Нельзя забывать и тот факт, что царское самодержавие в России вело политику натравливания одних народов на другие. В частности, эти методы были использованы для развязывания войны между казахами и ойратами с целью истребления обоих народов. Таковы были предпосылки последующих событий XVIII века, в итоге приведших к потере независимости сначала западными, а затем и другими регионами и превращению Казахстана в колонию Российской империи.

В трудный для народа период в середине XVIII века, великий хан Абылай показал образцы не только военного искусства, но и огромные дипломатические способности. Поддерживая с Пекином активные посольские и торговые связи, Абылай в то же время уклонялся от каких-либо обязательств в отношении совместных или параллельных акций как против России, так и с нею – против Китая. Но ход истории был неумолим, а время кочевых государств постепенно уходило в прошлое, Многие обстоятельства привели к утрате Казахстаном независимости.

Именно в эти десятилетия в нашей истории навечно остались имена борцов за независи-мость – Сырыма Датова, Жоламана Тленши-улы, Исатая Тайманова, Махамбета Утемисова и многих других степных вождей и батыров.

В казахской Степи возникло общенациональное движение за независимость. Его возглавил Кенесары Касымов, внук знаменитого Абылай-хана. Именно он сумел осознать, что разрозненные казахские племена становятся легкой добычей агрессивных соседей и поэтому жизненно необходимы консолидация общества, воссоздание казахской государственности.

В конце XIX века начинается активный приток на территорию Казахстана переселенцев из европейской части Российской империи. В середине 60-х годов XIX века царское правительство перешло от жестокой военно-казачьей колонизации Казахстана к крестьянской, Колонизация сопровождалась массовыми изъятиями земли у коренного населения.

В создавшейся ситуации руководство освободительным движением взяла на себя духовно-интеллектуальная элита, выдвинувшая идею национальной консолидации.

Руководителями национально-освободительного движения стали Алихан Букейхано Ахмет Байтурсынов, Миржакып Дулатов, Мустафа Чокай, Мухамеджан Тынышпаев, Бахытжан Каратаев,  Халел и  Джани Досмухамедовы и другие – в большинстве своем образованнейшие люди, выпускники высших учебных заведений и училищ Петербурга, Москвы, Варшавы, Казани, Омска Оренбурга.

Первая мировая война, в которой участвовала Россия, тяжело отразилась на положении казахов. Объявив в 1916 году мобилизацию „инородцев” на тыловые работы, правительство решило воспользоваться дешевой рабочей силой, освободив от этого одновременно русских рабочих и крестьян, могущих пополнить действующую армию,

В конце июля – начале августа 1916 года Казахстан становится ареной ожесточенных столкновений стихийно возникающих повстанческих отрядов с регулярными частями.

Наиболее организованным и длительным было движение в Торгае, где его возглавил внук батыра Имана, сподвижника Кенесары, Амангельды Удербайулы Иманов.

Временное правительство, пришедшее к власти после февральской революции 1917 года, предприняло попытку ликвидации последствий имперской национальной политики и осуществления политики национального примирения. 20 марта 1917 года оно отменило всякие ограничения в правах российские граждан, обусловленные принадлежностью к тому или иному вероисповеданию, вероучению или национальности, 7 апреля 1917 годе было опубликовано постановление правительства об образовании Туркестанского комитета.

Впервые в состав органов управления Казахстаном вошли представители казахской интеллектуальной элиты. Тем самым признавались ведущие позиции деятелей алашского движения в политической жизни края.

Казахский народ получил возможность достижения своей главной цели – воссоздания национальной государственности. Однако мирное развитие событий было прервано новым кризисом в российском обществе, который привел к установлению диктатуры партии большевиков и развязыванию гражданской войны.

Большевики, отрицавшие идеи национальной государственности для укрепления своего режима были вынуждены учесть национальные запросы народов пробудившейся России и перейти к созданию национально-государственных образований. Таким образом, в 1920 году было создана Казахская АССР.

Насильственная коллективизация и оседание казахов, искусственное обострение противоречий в ауле, сталкивание одной части общества с другой привели к национальной катастрофе.

Попытки реализации идеи социалистической утопии в казахском ауле уже на рубеже 20-30-х годов обернулись беспрецедентными по своему трагизму последствиями. Так, полностью была разрушена животноводческая отрасль, являвшая собой основу традиционного хозяйства.

Однако самым страшным итогом стала демографическая катастрофа. Вопрос о численности казахов-жертв голода 1929-1933 годов, связанных с ним эпидемий и миграций остается пока еще открытым, Амплитуда мнений по поводу количества погибших в эти годы колеблется в пределах от 1 миллиона 750 тысяч до 2 миллионов 200 тысяч. Это означает, что в ходе коллективизации погибло от 54 до 49 процентов коренного этноса. 1 миллион 30 тысяч чело век откочевали в годы голода за пределы республики, из них 616 тысяч – безвозвратно.

К этому необходимо добавить и массовые сталинские репрессии, которые развернулись в республике, когда были расстреляны и уничтожены в лагерях выдающиеся представители казахской культуры, науки, просвещения.

Такова цена, которую заплатил казахский народ за большевистские эксперименты в рамках реализации социалистической утопии, Но о тех трагических и кровавых днях в истории народов молчали как в дни сталинского режима, так и в годы разоблачения культа личности.

Молчали в годы стагнации. Пытаются забыть об этом и сегодня любители приукрасить недавнее прошлое, но забывать-значит предать память миллионов жертв кровавого режима,

Последующие „великие” стройки социализма привели к экологической катастрофе глобального масштаба – трагедии Арала. Деятельность военных обернулась трагедией Семипалатинска и многих других регионов Казахстана.

Казахский народ и казахская земля со второй половины XIX века и до 90-х годов XX века были колониальным придатком российской, а затем и советской империи.

Такова вкратце историческая правда, которая замалчивалась десятилетиями.

Вторая мировая война, когда были захвачены западные территории СССР, противостояние в „холодной войне” с Западом вынудил советское правительство рассредоточить развивать экономический потенциал стран на востоке. Одним из плацдармов для развитии промышленности стал Казахстан, обладавши огромными природными ресурсами. Строились преимущественно предприятия по добыче и переработке сырья.

Казахстан стал поставщиком минерального сырья для других регионов и превратился республику массового экологически вредного производства.

Именно осуществлению этой политики руководства Компартии мы обязаны возникновением ударных строек пятилеток послевоенного периода,

Мы подошли к государственной независимости с народом, имеющим многонациональный состав. Именно поэтому с первых дней независимости ос новой своей политики мы объявили равенство, братство, дружбу и единство людей всех национальностей. Эти положения зафиксированы в нашей Конституции, которая начинается словами: „Мы, народ Казахстана…”, и являются основой развития Казахстана в будущем.

Ради правды мы говорим об истории нашего народа. Но никаких параллелей при этом не должно быть. Сегодняшнее поколение казахстанцев – граждане нашей страны. Этим сказано все.

Новый Казахстан, строя свою государственность, желает жить в мире и дружбе со всем мировым сообществом и укреплять межнациональное согласие внутри страны.

Сегодня мы отмечаем и другую дату – 10-ю годовщину декабрьских событий 1986 года. Неслучайность того, что произошло в те драматические дни и ночи, была ясна изначально. Однако осознание масштабов событий и их исторического значения пришло позднее.

Алматы в декабре 1986 года продемонстрировал крах социалистической доктрины решения национального вопроса. Мы должны сегодня отдавать себе отчет в том, что любая доктрина, основанная на приоритете классового над национальным, обречена на провал. Целая группа мифов – от пресловутого советского народа до особой роли „старшего брата” – на деле скрывала многолетнюю политику подавления национального чувства и национального сознания.

Национальное сознание под шелухой мифов и навязываемых стереотипов впервые в послевоенной истории артикулировалось в политическое действие. Эта новая модель открытого политического выступления сыграла колоссальную роль в развитии национально-демократического движения по всему Советскому Союзу. Именно после Алматы произошли события в Тбилиси, Баку, Киеве, Вильнюсе, Москве и других городах страны.

Отдавая дань памяти тем, кто поднял национальное достоинство всего казахского народа, и прежде всего смелым и беззаветным действиям нашей молодежи, Президент Республики Казахстан подписал указ о присуждении посмертно высшей награды на-шего государства – “Халык кахарманы” Кайрату Рыскулбекову.

Девятилетие нашей независимости, которое мы отмечаем, есть результат борьбы и гибели в борьбе за свободу миллионов наших предков в многовековой истории казахского народа.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НЕЗАВИСИМОСТИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Развал СССР – событие из разряда тех, что трудно датировать одним днем или даже месяцем. Мне уже приходилось давать оценки тому периоду.

Время – лучший судья, и сегодня очевидна простая истина: это был стратегический проигрыш – экономический,   геополитический, идеологический – одной из сверхдержав.

Вплоть до конца 1993 года мы не имели самостоятельной экономической политики.

Планируя бюджет, антиинфляционные меры, программы социальной поддержки, мы вынуждены были плясать все от того же рубля, который „худел на глазах”. К тому же мы были втянуты извне в программу не просчитанной серьезно либерализации, поскольку сидели в одной „финансовой лодке”. Сегодня можно открыто сказать, что молодое государство стояло перед реальной угрозой катастрофы. Хочу подчеркнуть: от краха нас спасло то обстоятельство, что еще до распада СССР мы сумели подготовиться к самостоятельному функционированию ряда ключевых производств. Не менее важным шагом было решение о введении института президентства. Мы смогли добиться устойчивости власти и управляемости государством в сложнейших условиях.

 Нам удалось вернуть страну в русло эволюционного развития и последовательно провести фундаментальные институциональные реформы.

В современном мире нет необходимости изобретать „рыночный велосипед” – наша стратегия опирается на классический опыт стран, успешно осуществивших экономическую трансформацию. Но и механически калькировать чужой опыт нельзя.

Великое множество моделей модернизации – от Турции и Южной Кореи до Китая и Мексики – лишь подтверждает необходимость именно адаптированной, а не схематической модернизации.

Мы входим в этот мир после десятилетий изоляции и замкнутости, входим самостоятельно, делая нередко ошибки. Но вне этого движения мы обречены на отсталость. Мы уже запоздали с таким вхождением. Поэтому дальнейшее промедление означает отставание навсегда.

Наши оценки сегодняшней ситуации должны отвечать этим общепринятым стандартам, а не базироваться на архаических стереотипах полувековой давности.

Однако выбор экономической модели развития не должен заслонять собой другое, не менее важное явление предшествующего пятилетия – создание собственной государственности в терминах конца XX века.

То, о чем мечтал Абылай в грозовой степи восемнадцатого столетия, за что погиб Кенесары в драматическом девятнадцатом веке, что проектировал Букейханов накануне тоталитарного геноцида, – все это не перечеркнуто и не кануло в Лету.

Все эти поиски и мечты воплотились в тот исторический день – 16 декабря 1991 года, когда был принят конституционный Закон „О государственной независимости Республики Казахстан”.

За девять лет мы обрели все атрибуты полноценной независимой государственности. Понимая значимость института гражданства, уже через четыре дня после провозглашения независимости мы приняли Закон „О гражданстве Республики Казахстан”.

Практически за 1992 год созданы собственные силовые структуры – Вооруженные Силы, Республиканская гвардия, внутренние и пограничные войска.

Впервые в своей национальной истории мы приступили к созданию собственных Военно-Морских Сил – с апреля 1993 года. Тем самым было закончено формирование системы обороны и безопасности молодого государства. Приняты новые государственные символы страны, и учреждены собственные награды.

Точка поставлена 11 ноября 1993 года, когда в Казахстане была введена собственная национальная валюта – тенге.

Политико-правовая ситуация за это время изменилась радикально. Пройден колоссальный по значению этап становления государственности.

Казахстан стал общепризнанным мировым сообществом государством. Окончательно сформирована президентская форма правления. Принята новая Конституция страны, закрепившая демократические институты и принципы. В основном сформирована новая правовая система страны. В жизни государства реальностью стал принцип разделения властей, благодаря чему цивилизованно решены вопросы взаимодействия властных структур.

Обеспечена унитарность государства и необходимая степень его управляемости. Как показала практика государственного строительства, именно унитаризм является фундаментом, обеспечивающим жизнеспособность государственных институтов, динамичность реформ в Казахстане. С другой стороны- удалось найти вариант корректного решения проблем местного самоуправления, не затрагивающего целостности государства.

На протяжении десяти лет по многим вопросам мы шли путем компромисса. Был он и в вопросах конституционного строительства. И это понятно; ведь большая политика есть причудливый, порой внешне нелогичный сплав „его величества компромисса” и смелых политических решений.

Однако  компромисс  компромиссу – рознь. Если неоправданная уступчивость и мягкотелость в вопросах государственного устройства приводили к сбоям в механизме государственной власти, то общественный компромисс в вопросах статуса языков, природы казахстанской государственности и возможности частной собственности на землю в Казахстане был необходим как воздух. Эти фундаментальные вопросы спустя пять лет со дня провозглашения нашей независимости нашли свое достойное конституционное решение.

Хотя за последние девять лет в основном и сформирована правовая база проводимых реформ, тем не менее это никоим образом не снимает с повестки дня необходимость принятия ясных и справедливых законов, направленных на защиту прав и свобод граждан, поддержку отечественного товаропроизводителя, создание более благоприятных условий для привлечения иностранных инвестиций, обуздание преступности, укрепление законности и правопорядка. Такое видение перспектив развития правовой и экономической системы страны изложено в моем послании народу Казахстана.

Девять лет назад Казахстан начал выстраивать самостоятельную внешнюю политику практически с нуля. За эти годы создана полная договорно-правовая база международного сотрудничества, всего подписано более 800 документов с зарубежными странами и международными организациями. В нашей новейшей внешнеполитической истории был свой „момент истины”, связанный с решением судьбы ядерного оружия на территории Казахстана.

Мы имеем сегодня гарантии безопасности и территориальной целостности Казахстана со стороны крупнейших мировых держав, хартию о демократическом партнерстве с США, полномасштабный пакет договоренностей с Российской Федерацией. Мы добились за эти годы решения проблемы определения границ с Китаем, того, чего советская дипломатия не могла решить десятилетиями.

Особые отношения сложились с Центрально азиатским союзом, связавшим три братских народа. За последние годы восстановлен прерванный тоталитарной изоляцией активный экономический, политический диалог тюркских государств, в чем большая заслуга принадлежит нашему почетному гостю- президенту Турции Сулейману Демирелю, Это – растущий фактор в мировой политике, и Казахстан активно выступает за усиление интеграционных связей в данном направлении – так же как и за расширение культурного и делового сотрудничества с арабским миром.

В республику пошел крупный иностранный капитал. Однако есть у нас пессимисты, утверждающие, что мы якобы распродаем свой суверенитет за иностранные инвестиции. Но ведь это делается в целях активизации приватизационных процессов и подъема экономики.

Первая половина 1990-х вполне соответствует старому изречению, что бывают годы, вмещающие десятилетия обычной истории.

Динамичность времени меняет и содержание термина „интеграция”. На первом этапе Казахстан исходил из необходимости сохранения сложившихся экономических, политических, да и просто человеческих связей в постсоветском пространстве.

Казахстан стал членом Европейского банка реконструкции и развития и одновременно – Азиатского банка развития, наладил отношения с НАТО и Европейским союзом, равно как и с организацией Исламская конференция.

Реальность конца столетия такова, что мы должны серьезно переосмыслить смысл понятия „интеграция”.

Да, реформа еще не доказала свои преимущества всем казахстанцам, нам требуются колоссальные средства для финансирования бюджетных отраслей, поддержки малоимущих, инвалидов, пенсионеров, для реконструкции устаревшей производственной и социальной инфраструктуры, поддержания разумного уровня обороноспособности. Нам нужны колоссальные ресурсы, чтобы достать наше богатство из земли и заставить его работать на государство, чтобы создать новые, экологически чистые и наукоемкие производства.

Но есть общие правила, исходя из которых определялся и будет определяться стратегический курс наших преобразований. И следование этим правилам является гарантией того, что мы заставим реформу работать на все население.

Прежде всего реформы нуждаются в политической поддержке, Иначе говоря, реформы должны быть не только экономически оправданны, но и политически защищены.

Кроме того, реформы надо проводить быстро. Они неизбежно означают непопулярные меры, но замедленное проведение реформ – это медленное улучшение жизни людей, то есть рост социальной цены за такую неторопливость.

Люди на себе должны ощущать позитивные результаты реформ. Общественные ожидания не должны быть подорваны. Да, сегодня многие казахстанцы успешно прошли так называемую социальную адаптацию к новым политическим и экономическим условиям, Многие ведут собственное дело, целый ряд промышленных предприятий нашел новые эффективные формы ведения хозяйства, и люди, работающие на таких предприятиях, уже ни при каких условиях не захотят свертывания реформ и возврата к старому. Однако, вступая во второе пятилетие нашей независимости и в четвертый год существования собственной финансово-денежной системы, мы должны обеспечить социальный эффект от рыночных трансформаций для большинства населения.

Наконец, осуществление реформ не терпит соглашательства по принципиальным вопросам. Политика соглашательства не гарантирует ни поддержки, ни даже нейтральности тех политических сил, с какими реформаторы идут на соглашения. Одним из главных критериев преобразований мы должны считать критерий политический. В настоящий момент им должна стать необратимость преобразований. Настоящую оппозицию иметь надо, ее даже полезно иметь. Это – атрибут демократии.

Поэтому мы призываем к конструктивному диалогу все политические силы, но одновременно условием такого диалога являются политические действия в рамках закона. В то же время по отношению к элементам, допускающим антиконституционные призывы, наша  позиция  останется  неизменной – государство не собирается терпеть провокаторов, стремящихся нажить политический и материальный капитал на сознательном нарушении закона и расшатывании устоев общества.

Тем, для кого национальный, государственный интерес представляет собой не предмет досужих размышлений, а предмет повседневной и напряженной черновой работы, давно ясно: если мы не сумеем адаптироваться к жестким реальностям мирового рынка – независимой экономики Казахстана не будет.

Ключевым фактором успешного перехода к новому обществу и созданию сильной государственности является политическая стабильность. Это не просто лозунг. Это, прежде всего, нормальное взаимодействие между новыми общественно-политическими институтами, появившимися за прошедшее пятилетие – новыми институтами власти, партиями, негосударственными средствами массовой информации, независимой судебной системой.

Устойчивость политических отношений обеспечивается целым набором факторов, среди которых ключевую роль играют экономическая стабильность, значительный слой мелких и средних собственников, жесткое соблюдение законов, социальная и межнациональная, а также религиозная терпимость.

Однако рассматривать политическую стабильность как нечто раз и навсегда достигнутое нельзя. Возникают новые источники напряжения, прежде всего в социальной сфере. Если мы не реализуем механизмы решения новых проблем, если не сумеем синхронизировать темпы реформ в разных сферах, если не сможем ответить на массовые ожидания населения, то сохранение стабильности будет проблематичным.

Социальная структура в любом переходном обществе неустойчива и быстро изменяется. Вопрос не только в материальных переменах, но и в драматическом изменении общественного статуса практически всех социальных групп.

Структурно наше общество уже в недалеком времени будет представлено несколькими крупными группами. Это мелкий и средний собственник, это лица наемного труда, это крупный национальный капитал. Какие конкретные механизмы социального партнерства будут реализованы- вопрос повседневной работы и реальных экономических возможностей. Именно социальное партнерство, а не революционные лозунги есть вариант адаптации казахстанского общества к новой реальности, к реальности и новой социальной структуры.

Какие институциональные изменения произошли за недолгие девять лет?

Это появление слоя частных собственников; это свободное ценообразование; это принципиально новая судебная система; это ориентация хозяйствующих субъектов на прибыль, а не на план; это жесткая конкуренция; это негосударственная финансовая инфраструктура; это открытая экономика; это фондовый рынок и т. д. Позитивные перемены произошли и в культурной жизни последних двух лет.

Итак, чего мы добились за это время, сконцентрировавшее в себе события до той плотности, что именуется позже историей?

Во-первых. Мы создали основы новой государственности. Тот эволюционный процесс, что был прерван столетие назад, вернулся в нормальное русло.

Во-вторых. Нам удалось сделать решающий рывок к созданию рыночной экономики.

В-третьих. Произошел слабо понимаемый сегодня, но очень долговременный по последствиям поворот в правовой системе.

В-четвертых. Мы прошли этот наиболее сложный участок становления нашей молодой государственности без крови. Это – наше бесспорное достижение, в котором отразились и мудрость народа, и политическая воля руководства.

В-пятых. Хотя казахстанские государственные объединения упоминаются уже в древних китайских, арабских и европейских источниках, никогда Казахстан как государство не получал такого мирового признания.

Дыхание истории за плечами нашего поколения – это не поэтическая метафора. Это высокая ответственность перед миллионами наших предков, перед великими правителями Степи и батырами, перед блестящей плеядой уникально одаренных государственников первой трети нынешнего столетия и прежде всего – перед народом, который после долгих лет вновь обрел свое место в строю независимых государств,

Не каждому народу на планете выпадает такой жребий, не каждому народу приходилось решать столь сложные задачи за столь короткий отрезок времени. Строительство собственной сильной государственности и эффективной экономики при сохранении межнационального согласия и политической стабильности – вот тот язык, на котором формулируется задача на пороге XXI века. В разных столетиях и эпохах история формулировала перед нашим народом свои задачи языком предельно жестким, а порой и жестоким, но даже потеря государственности не сломила нас как народ. И сегодня на стыке веков мы не будем идеализировать ситуацию.

Однако, как никогда раньше, ни на одной странице национальной истории мы не были столь близки к тому, чтобы создать собственную государственность на столетия. И задача нашего поколения – использовать этот редкий исторический шанс.

Все мы ради такого счастья готовы довольствоваться тем, что имеем, и на этом пути не пожалеем знаний и опыта, сил и способностей, а если понадобится, то и жизни.

Пусть процветает во веки веков наша любимая Родина – независимый Казахстан!

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!