ПОНЯТИЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

Под наследованием следует понимать переход прав и обязанностей умершего лица —наследодателя к его наследникам с соответствии с нормами наследственного права. Конкретизируя понятие наследования, сразу же подчеркнем два обстоятельства:

во-первых, права и обязанности наследодателя переходят к наследникам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил ГК не вытекает иное;

во-вторых, к наследникам переходят все права и обязанности наследо­дателя, кроме тех, переход которых в порядке наследования не допу­скается ГК и другими законами либо противоречит самой природе этих прав и обязанностей.

В период первобытно-общинного строя, особенно на ранних этапах его развития, когда потребности людей и средства их удовлетворения были более чем скудными, наследования в современном понимании еще не существовало просто потому, что наследовать было нечего. Конечно, и в тот период от отца к сыну переходили орудия охоты и рыбной ловли, во владении и пользовании рода и племени, а впослед­ствии семьи оставались средства поддержания домашнего очага, шкуры диких животных, запасы топлива и продовольствия, украшения, знаки принадлежности к роду (племени), кроме тех, которые подлежали захоронению вместе с умершим. Однако возникавшие при этом отно­шения регулировались не нормами права, которых еще не было, а многовековыми традициями и обычаями. Их соблюдение освящалось и обеспечивалось не мерами государственного принуждения, а обще­ственным мнением, в первую очередь авторитетом наиболее влиятель­ных членов рода (племени). Отступнику грозило изгнание из рода (племени), что зачастую обрекало его на голодную смерть. К тому же он навлекал на себя гнев богов, что воспринималось в древности как самое страшное наказание.

По мере того как хозяйство из присваивающего становится произ­водящим, что сопровождается ростом имущественной обособленности отдельных семей и ослаблением родоплеменных связей, вопрос о том, кому достанется имущество умершего, все настойчивее стучится в двери. В сущности, зарождение и развитие наследования идут рука об руку с имущественным и социальным расслоением общества, утверж­дением частной собственности на средства производства, появлением особых институтов, призванных оградить существующий порядок, ко­торый устраивает тех, в чьих руках находятся рычаги власти, от возмож­ных посягательств. Система этих институтов образует государство, которое всегда выполняло и выполняет по отношению к частной собственности и ее необходимому атрибуту — наследованию роль сто­рожевого пса.

Расцвет частной собственности, освобождение ее от сословно-корпоративных пут приводят к тому, что предметом наследования посте­пенно становится все, что способно приносить прибыль, обеспечивать удовлетворение самых различных потребностей людей, за исключени­ем, пожалуй, самой личности, которая объектом наследственного пре­емства ныне не может быть. Однако для утверждения этих незыблемых устоев современной цивилизации человечеству потребовалось не одно тысячелетие.

Нынешний исторический период характеризуется наступлением частной собственности на те страны и континенты, где она в XX в. была существенно потеснена. Речь идет о странах бывшего социали­стического лагеря, ряде других стран Азии, Африки и Латинской Америки. А это неизбежно сопровождается возрастанием роли насле­дования.

Забегая вперед, отметим, что предметом наследования прежде всего является имущество, то есть совокупность имущественных прав и обязанностей, носителем которых умерший был при жизни. В их числе главенствующее место, вне всякого сомнения, занимает право собственности. Допустим, что права и обязанности покойного по наследству не переходят, то есть “умирают” вместе с ним. Трудно даже представить себе, какой невообразимый хаос внесло бы это в правовые отношения, субъектом которых умерший был при жизни. Прежде всего, это крайне неблагоприятно отразилось бы на положении близких ему людей, которые зачастую были бы лишены необходимых средств к существованию, привело бы к краху множества акционерных обществ, банков, страховых компаний и т.д., поскольку бесперебойное и компетентное управление ими было бы нарушено. Не выиграли бы от этого и кредиторы умершего, которые не знали бы, к кому обратиться с требованиями об удовлетворении своих претензий. Отказ от наследования привел бы к снижению трудовой и деловой активности, поскольку каждый терялся бы в догадках, как поступить ему с накопленным имуществом, чтобы не пустить по миру свою семью и передать в надежные руки успешно начатое им дело. Выход для обеспечения преемственности в правах и обязанностях в конечном счете был бы найден, но для этого в ряде случаев пришлось бы искать какие-то обходные пути, в результате чего законопослушный гражданин вопреки своей воле становился бы нарушителем закона. Наконец, отказ от наследования противоречит самой природе собственности и права собственности, поскольку при таком подходе последнее превращается в срочное право — ведь наступление смерти неизбежно.

Значение наследования и состоит в том, что каждому члену обще­ства должна быть гарантирована возможность жить и работать с созна­нием того, что после его смерти все приобретенное им при жизни, •воплощенное в материальных и духовных благах с падающими на них обременениями, перейдет согласно его воле, а если он ее не выразит, то согласно воле закона к близким ему людям. И лишь в случаях, прямо предусмотренных законом, согласно сложившимся в обществе право­вым и нравственным принципам то, что принадлежало наследодателю при жизни, в соответствующей части перейдет к лицам, к которым сам наследодатель мог и не быть расположен (так называемым необходи­мым наследникам). Неукоснительное проведение этих начал обеспе­чивает интересы как самого наследодателя и его наследников, так и всех третьих лиц (должников и кредиторов наследодателя, фискальных служб и т.д.), для которых смерть наследодателя может повлечь те или иные правовые последствия.

Разумеется, наследование, как и любой другой сложный социаль­ный феномен, выполняет не только общественно-полезные функции, обеспечивая в обществе необходимую устойчивость и преемственность. С ним связаны или во всяком случае могут быть связаны и негативные моменты. Пожалуй, главный из них состоит в том, что наследование открывает двери для паразитического существования тех, к кому пере­ходят по наследству недвижимое имущество, акции, вклады, свободно конвертируемая валюта и т. д. А это, в свою очередь, углубляет соци­альное расслоение общества и в конечном счете разлагает и самих наследников, которые зачастую проматывают доставшиеся им состоя­ния, ничего не давая обществу взамен и деградируя как личности. Эти тенденции особенно опасны в периоды первоначального накопления капитала, в одном из которых мы сейчас и находимся. Все это нельзя сбрасывать со счетов. Указанные тенденции в известной мере могут быть смягчены путем прогрессивной системы налогообложения. Глав­ное, однако, состоит в том, что при всех издержках, связанных со свободной передачей имущества по наследству, это все же лучше, чем заставлять каждое новое поколение вступать в жизнь с нуля, начинать все сначала. Прежде всего, далеко не все наследники отнесутся к наследству нерадиво. Многие из них в интересах и своих и последующих поколений подойдут к наследству как рачительные хозяева, будут стремиться приумножить и, если хотите, “облагородить” его (например, путем отчислений в благотворительные фонды, что сулит жертвовате­лям немалые преимущества). Помимо этого, переход имущества по наследству способствует формированию в обществе интеллектуальной элиты, представители которой, будучи освобождены от забот о хлебе насущном, получают возможность специализироваться в облюбован­ной ими сфере деятельности, будь то управление, наука, образование, медицина, искусство, военное дело и т. д. А это, в конечном счете, идет на пользу обществу в целом, ибо без такой элиты общество, как показал наш горький опыт, неизбежно хиреет. Поэтому плюсы, связанные с наследованием, даже в условиях переходного периода развития обще­ства все же перевешивают издержки, которые наследование влечет или может повлечь.

Не случайно, что хотя один из декретов Октября и носил “гордое” название “Декрет об отмене права наследования”, идею полного отказа от наследования даже в нем не удалось провести. Несомненно, однако, что Декрет резко ограничил возможность перехода имущества по наследству и свел функции наследования к социально-обеспечитель­ным1. Впрочем, практическое значение Декрета было невелико, по­скольку так называемые эксплуататорские элементы были экспроприированы, то есть лишены собственности и без отмены на­следования, а трудящиеся и после смерти одного из членов семьи продолжали владеть и пользоваться имуществом, которое составляло основу их домашнего хозяйства.

Понятие наследственного правоотношения по законодательству

В своем развитии наследственное правоотношение проходит два этапа. Первый этап начинается с момен­та открытия наследства, то есть с момента смерти наследодателя, когда наследник (наследники) призывается к наследованию. В этот момент на стороне наследника, призванного к наследованию, возникает право на принятие наследства. Содержание этого права сводится к предостав­ленной наследнику возможности принять наследство или отказаться от него. Этому праву противостоит, с одной стороны, обязанность всякого и каждого не препятствовать наследнику в свободном осуществлении его права, а с другой – обязанность соответствующих лиц и органов оказать наследнику необходимое содействие в осуществлении этого права. Так, органы загса обязаны выдать наследнику свидетельство о смерти наследодателя, жилищные органы — справку о месте жительст­ва наследодателя (справку по форме № 9), нотариальный орган по месту открытия наследства обязан принять у наследника заявление о том, что наследник принимает наследство, и т.д. Таким образом, было бы неверно считать, что праву на принятие наследства не противостоит ничьей обязанности, и на этом основании либо вовсе отказывать ему в признании субъективным правом либо относить его к числу таких субъективных прав, которым не корреспондирует обязанность.

В то же время право на принятие наследства отличается значитель­ным своеобразием. По своей юридической природе оно относится к числу так называемых Gestaltungsrecht, то есть прав, содержание кото­рых сводится к образованию другого права (права на правообразование), что в какой-то мере сближает его с элементами правоспособности. Наследственное правоотношение на данном этапе своего развития строится по типу абсолютного правоотношения, поскольку, подчерк­нем еще раз, праву на принятие наследства корреспондирует обязан­ность всякого и каждого не препятствовать наследнику в осуществлении этого права.

Первый этап развития наследственного правоотношения для на­следника, призванного к наследованию, завершается в тот момент, когда право на принятие наследства так или иначе реализуется, то есть когда наследник либо принимает наследство либо не принимает его, то есть тем или иным способом отказывается от него.

Если наследник принимает наследство, то для наследника насту­пает второй этап в развитии наследственного правоотношения, кото­рый длится до тех пор, пока не будет определена судьба наследственного имущества (например, путем раздела его между наследниками), не произойдет оформление наследственных прав и т.д. В результате при­нятия наследства у наследника возникает право на наследство, которое в зависимости от того, что входит в состав наследства, в свою очередь, распадается на ряд прав (правомочий). Это может быть и право собст­венности на ту или иную вещь, и обязательственное право, если наследодатель был кредитором в обязательстве, и личное неимущест­венное право (например, право на опубликование произведения, авто­ром которого является наследодатель, но которое при его жизни опубликовано не было). В силу универсальности наследственного пра­вопреемства, которое означает преемство не только в правах, но и в обязанностях, наследник заступает место наследодателя и в таких правоотношениях, в которых наследодатель был обязанным лицом. На данном этапе развития наследственного правоотношения нельзя одно­значно ответить на вопрос, носит ли оно абсолютный или относитель­ный характер, является ли имущественным или неимущественным.

Если же наследник, призванный к наследованию, отказался от наследства (например, подал в нотариальную контору заявление об отказе от наследства или не совершил никаких действий, свидетельст­вующих о принятии наследства), то он из наследственного правоотно­шения выбывает, для него указанное правоотношение во второй этап своего развития не переходит. В то же время отказ наследника от принятия наследства влечет целый ряд правовых последствий. Наслед­ственное имущество может перейти по праву наследования к государ­ству, может произойти приращение наследственных долей, призвание к наследованию наследников последующих очередей или подназначенного наследника и т. д.

Состав наследственного правоотношения образуют те элементы, из которых это правоотношение складывается. К ним относятся его субъ­екты, содержание и предмет (объект). Обратимся к их анализу, оставляя в стороне моменты, которые уже были рассмотрены. Начнем с субъек­тов наследственного правоотношения. К таковым относятся прежде всего наследники, призванные к наследованию. Сам наследодатель субъектом наследственного правоотношения не является, поскольку его нет в живых. В момент смерти прекратилась его правоспособность, а вместе с нею и возможность быть субъектом в каком-либо конкретном правоотношении. Казалось бы, определить круг наследников, призы­ваемых к наследованию, труда не составляет. Это, однако, не так. Начать с того, что закон допускает призвание к наследованию не только граждан, находящихся в живых в день открытия наследства, но и тех, кто были зачаты при жизни наследодателя и родились живыми после открытия наследства, то есть уже после смерти наследодателя.

Субъектный состав наследственного правоотношения может пре­терпеть и другие изменения. Юридические факты, вызывающие эти изменения, могут относиться как к событиям, так и к действиям. Это и смерть наследника, не успевшего принять наследство, и его отказ от наследства, причем как без указания, так и с указанием лица, в пользу которого происходит отказ от наследства, и призвание к наследованию наследников последующих очередей либо подназначенного наследника и многие другие. Граждане призываются к наследованию как по закону, так и по завещанию независимо от того, являются ли они дееспособ­ными, недееспособными, частично или ограниченно дееспособными. Иностранцы и лица без гражданства (так называемые апатриды) при­зываются к наследованию на общих основаниях с гражданами Республики Казахстан, если иное не установлено законами, либо не применяется в виде реторсии, то есть в ответ на ограничения, установленные соответствующим иностранным государ­ством в отношении наследственных прав российских граждан.

Что же касается юридических лиц, то они могут быть наследниками только по завещанию. При этом наследниками могут быть и иностран­ные юридические лица. Для призвания юридического лица к наследо­ванию необходимо, чтобы оно существовало как юридическое лицо на день открытия наследства. Для призвания юридического лица к насле­дованию не имеет значения, наделяется ли оно общей или специальной правоспособностью, является ли коммерческой или некоммерческой организацией. В настоящее время не должна вызывать никаких сомне­ний возможность совершения завещания в пользу религиозной орга­низации (например, храма, монастыря или иного духовного учреждения) независимо от того, о какой конфессии идет речь (право­славной, мусульманской или какой-то иной). Но если завещание со­вершено в пользу секты, не признанной юридическим лицом по казахстанскому законодательству и проповедующей взгляды, несовмести­мые с основными началами человеческого общежития (например, призывающей членов секты к совершению массовых актов самоубий­ства), то хотя бы эта секта и была зарегистрирована в иностранном государстве как юридическое лицо, завещание в ее пользу российским судом может быть признано недействительным со ссылкой на проти­воречие основам правопорядка (оговорка о публичном порядке).

Наследодатель субъектом наследственного правоотношения не яв­ляется. И все же он незримо присутствует на той арене, где кипят страсти вокруг наследства. Начать с того, что если речь идет о насле­довании по завещанию, то от установления подлинной, юридически бездефектной воли наследодателя зависит, к кому перейдет наследство и как оно будет распределено. Поскольку завещание — односторонняя сделка, к нему предъявляются все те требования, которые предусмот­рены законом для признания сделок действительными. На момент составления завещания наследодатель должен обладать дееспособно­стью в полном объеме. Завещание не может быть совершено не только недееспособным гражданином, но и гражданином, который на момент совершения завещания обладает лишь частичной или ограниченной дееспособностью. Так, несовершеннолетний не может совершить заве­щание и в отношении заработанных им средств. В то же время на общих основаниях могут совершить завещание лица, которые в установленном порядке вступили в брак до достижения 18 лет, а также эмансипиро­ванные лица. Может быть признано недействительным завещание, совершенное лицом, которое на момент его совершения не отдавало отчет в своих действиях или не могло ими руководить. Если лицо, совершившее завещание будучи полностью дееспособным, впоследст­вии становится недееспособным, то это обстоятельство само по себе не влияет на юридическую силу ранее совершенного завещания. Более того, указанное лицо лишается возможности отменить или изменить ранее совершенное завещание.

Но и в тех случаях, когда речь идет о наследовании по закону, не раз приходится обращаться к тени наследодателя. При наследовании по закону не имеет значения, был ли наследодатель дееспособен или нет (наследство может открыться и после смерти душевнобольного).

Необходимо, однако, установить, умер ли наследодатель. Иногда могут иметь значение и причины смерти (например, для отстранения от наследования недостойных наследников).

Перейдем теперь к следующему элементу наследственного пра­воотношения, а именно к его юридическому содержанию, под которым понимают права и обязанности его участников. Частично этого вопроса мы уже касались. Подытоживая сказанное, обратим внима­ние на то, что наследственное правоотношение проходит в своем развитии два этапа. На первом его содержание составляют право наследника на принятие наследства и обязанность всех третьих лиц не чинить препятствий в осуществлении этого права, а также обя­занность соответствующих лиц и органов оказывать наследнику необходимое содействие в осуществлении указанного права. На втором этапе право на принятие наследства у наследника, который наследство принял, трансформируется в право на наследство. Это право в зависимости от того, что входит в состав наследства (право собственности или иное вещное право, право кредитора в обязатель­стве, личное неимущественное право), распадается на ряд прав, выступающих в качестве элементов различных правоотношений (аб­солютных и относительных, вещных и обязательственных, имущест­венных и личных неимущественных). Поскольку наследственное правопреемство носит универсальный характер, к наследнику, приняв­шему наследство, переходят не только принадлежавшие наследодателю права, но и обременявшие его обязанности (например, по уплате долга в заемном обязательстве). Он может быть обременен наследодателем и целым рядом обязанностей, которые самого наследодателя не отяго­щали (например, по завещательному отказу или возложению). Таким образом, в результате принятия наследства наследник становится уча­стником самых различных по своей юридической природе правоотно­шений, выступая в них и как носитель прав и как носитель обязанностей. Он может оказаться в правоотношениях с другими наследниками (по крайней мере, до раздела наследства), финансовыми и налоговыми органами, органами по регистрации прав на недвижи­мость, земельным ресурсам и землеустройству и множеством других служб самого различного уровня, имеющих касательство к наследству.

Наконец, к необходимым элементам правоотношения принято относить его объект (предмет). Наследственное правоотношение воз­никает по поводу наследства. Поэтому проще всего сказать, что объ­ектом наследственного правоотношения на всех стадиях его развития является наследство. Решение этого вопроса зависит, однако, от того, что следует понимать под объектом правоотношения. По-видимому, нужно различать объект правового воздействия, каковым является поведение людей, и то, на что это поведение устремляется. Не подлежит сомнению, что право воздействует на поведение людей, которое только и способно реагировать на это воздействие. В свою очередь, поведение людей воздействует на материальные и духовные блага в целях удов­летворения тех или иных потребностей. Люди создают эти блага, видоизменяют и перемещают их, потребляют их, приспосабливают их к своим потребностям. Под этим углом зрения и следует подходить к выявлению объекта наследственного правоотношения. На всех стадиях развития наследственного правоотношения право воздействует на по­ведение людей. На первой стадии это действия по принятию наследства или отказу от него, на второй стадии — по оформлению наследствен­ных прав, разделу наследства, исполнению вытекающих из принятия наследства обязанностей и т.д. Но в конечном счете эти действия совершаются по поводу наследства. Если бы наследства вообще не было, то совершение указанных действий было бы лишено смысла. По изложенным основаниям наследство можно считать объектом (пред­метом) наследственного правоотношения на всех стадиях его развития.

При этом необходимо сделать несколько предварительных замеча­ний. Во-первых, поскольку речь идет о внутриотраслевых принципах, они неизбежно выступают как конкретные формы проявления более общих отраслевых принципов.

Во-вторых, указанные принципы (как отраслевые, так и внутриот­раслевые) должны быть вычленены из конкретной правовой материи, а не привнесены в нее извне. Ни в коем случае нельзя становиться на путь “вымучивания” принципов, ставить своей задачей “наскрести” определенный набор принципов во что бы то ни стало. В то же время вычленение принципов, будучи мыслительной операцией, важной сту­пенью в познании права, призванной обеспечить претворение права в жизнь в соответствии с волей законодателя, неизбежно приобретает субъективную окраску. Принципы права — это, если хотите, субъек­тивный образ объективного мира. Иными словами, принципы права не только объективны, поскольку заложены в самой правовой материи, но и субъективны, поскольку извлекаются из нее законодателем, судьей, ученым в целях создания, познания и применения права. Извлечение из права его принципов — это не самоцель, а своего рода рабочий инструментарий, призванный содействовать познанию права, его со­вершенствованию, восполнению в нем пробелов, применению права в полном соответствии с подлинной волей законодателя. Не случайно, что набор отраслевых принципов гражданского права у различных ученых немногим отличается друг от друга.

После этих предварительных замечаний предложим “свое” видение принципов наследственного права, изложив их в определенной после­довательности. К принципам наследственного права как одного из относительно самостоятельных подразделений отрасли гражданского права и законодательства могут быть отнесены: принцип универсальности наследственного правопреемства; принцип свободы завещания; принцип обеспечения прав и интересов необходимых наследников; принцип учета не только действительной, но и предполагаемой воли наследодателя; принцип свободы выбора у наследников, призванных к наследованию; принцип охраны основ правопорядка и нравственности, интересов наследодателя, наслед­ников, иных физических и юридических лиц в отношениях по наследованию; принцип охраны самого наследства от чьих бы то ни было противоправных или безнравственных посягательств. Попытаемся кратко раскрыть со­держание каждого из этих принципов.

Принцип универсальности наследственного правопреемства означает, что между волей наследодателя (действительной или предполагаемой), направленной на то, чтобы наследство перешло именно к тем, к кому оно перейдет, и волей наследника, который принимает наследство, не должно быть никаких посредствующих звеньев, кроме случаев, прямо предусмотренных законом (например, если наследник недееспособен, то наследство принимает за него его законный представитель), что наследник является продолжением юридической личности самого на­следодателя во всей возможной полноте, что наследник заступает место наследодателя во всех правоотношениях, участником которых был наследодатель, кроме случаев, опять-таки предусмотренных законом (так, наследник не замещает наследодателя в обязательствах, неразрыв­но связанных с личностью последнего, или к наследнику не переходит принадлежавшее наследодателю право авторства). Универсальность наследственного правопреемства означает, что акт принятия наследства распространяется на все наследство, в чем бы таковое ни выражалось и у кого бы ни находилось. Наследство нельзя принять частично, под условием или с оговорками. Акт принятия наследства распространяется на все наследство, хотя бы наследник, принимая наследство, и не подозревал, что именно в состав наследства входит. Так, наследник может не знать о банковских вкладах наследодателя, принадлежавших ему акциях или о его долговых обязательствах.

Универсальность наследственного правопреемства находит свое наиболее полное выражение в том, что наследник выступает в качестве преемника наследодателя не только в его правах, но и в его обязанно­стях.

Принцип свободы завещания является конкретным выражением таких присущих гражданскому праву принципов, как принцип дозволитель­ной направленности и принцип диспозитивности гражданско-право­вого регулирования. Он означает, что наследодатель может распорядиться на случай смерти своим наследством по своему усмот­рению, а может и вовсе не распорядиться им. Он может оставить наследство любому субъекту гражданского права, по своему усмотрению распределить наследство между наследниками, лишить наследства всех или часть наследников, оформить особые завещательные распо­ряжения. Принцип свободы завещания означает, что воля наследода­теля при составлении завещания, его последующей отмене или изменении должна формироваться совершенно свободно, никто не должен ни прямо ни косвенно “давить” на него, пользуясь беспомощ­ным состоянием наследодателя, шантажируя его, угрожая причинением вреда ему самому или его близким, и т.д.

Принцип свободы завещания может быть ограничен лишь в одном случае, прямо предусмотренном законом. Наследование в числе прочих своих функций выполняет и социально-обеспечительную. Правда, развитие законодательства о наследовании и в советский, и в постсоветский периоды характеризуется тем, что эта функция постепенно идет на убыль. Тем не менее ее нельзя полностью сбрасывать со счетов. Действие указанной функции выражается, помимо прочего, в том, что среди наследников по закону есть такие, которых наследодатель, несмотря на принцип свободы завещания, не может лишить так называемой обязательной доли в наследстве. Таких наследников еще со времен римского права принято имено­вать необходимыми наследниками. К ним, как правило, относятся наследники, которых наследодатель при жизни обязан был алиментировать. Закрепление за ними обязательной доли означает, по существу, что алиментирование указанных лиц продолжается и после смерти наследодателя. При наличии таких наследников принцип свободы завещания терпит известные ограничения благодаря тому, что начинает действовать другой принцип наследственного права — принцип обеспечения прав и интересов необходимых наследников. На­следодатель не может ни прямо, ни косвенно лишить в завещании необходимых наследников причитающейся им обязательной доли, которая за ними бронируется. Доля эта составляет определенную часть законной доли, которая причиталась бы необходимому наслед­нику при наследовании по закону, если бы его права в завещании не были ущемлены. Круг таких наследников сокращается, да и размер той доли, которая за ними бронируется, уменьшается. Прин­цип свободы завещания заметно потеснил принцип обеспечения прав и интересов необходимых наследников, что в условиях обни­щания широких слоев населения и массовой безработицы едва ли правильно.

Следующий принцип — это принцип учета не только действитель­ной, но и предполагаемой воли наследодателя. Действие этого принципа выражается прежде всего в том, как определен круг наследников по закону. Если наследодатель не оставил завещания или оно признано недействительным, или часть имущества не завещана, то к наследова­нию призываются наследники по закону. В наследственном праве круг наследников по закону определен исходя из предположения, что если бы наследодатель сам распорядился своим наследством, то он оставил бы его кому-то из тех, кто отнесен к наследникам по закону. Этим во многом объясняется и установление очередности призвания наследни­ков по закону к наследованию: вначале призываются наиболее близкие наследодателю наследники: переживший супруг, дети, родители и лишь при их отсутствии, в том числе и потому, что они отказались от наследства, наследники более отдаленной степени родства по прямой или боковой линии. Тот же критерий выдерживается в случаях призва­ния к наследованию по закону наследников последующих очередей.

Конечно, при таком подходе может случиться, что к наследованию будет призван наследник, которого наследодатель органически не пе­реваривал и за версту к себе не подпускал. Но это скорее исключение из общего правила. Закрепляя ту или иную юридическую конструкцию, законодатель должен ориентироваться на типические ситуации, а не на исключения из правил, хотя при этом и возможны издержки. К тому же наследодатель может обезопасить от призвания к наследованию нежелательных для него наследников, составив завещание. Но если он этого не сделал (например, умер на ходу) и такой наследник будет все же призван к наследованию, то здесь уж ничего поделать нельзя. Это издержки, на которые приходится идти ради закрепления в законе юридической конструкции, в целом вполне оправданной и разумной. Учет предполагаемой воли наследодателя имеет место и в случаях применения правил о приращении наследственных долей. Наследода­тель может указать в завещании другого наследника на тот случай, если назначенный им наследник умрет до открытия наследства или отка­жется от него. Но если наследодатель этого не сделал, доля отпавшего наследника перейдет к другим наследникам, которые призываются к наследованию по закону или по завещанию. Это правило опять-таки установлено исходя из предположения, что именно так долей отпавшего наследника распорядился бы сам наследодатель.

Принципы дозволительной направленности и диспозитивности действуют в наследственном праве по отношению не только к насле-додателю, но и к наследникам, которым в случае призвания их к наследованию предоставляется свобода выбора. Они могут принять наследство, но могут и отказаться от него, причем если наследники ни прямо ни косвенно не выразят желания принять наследство, то счита­ется, что они от него отказались. Мотивы отказа от наследства могут быть самыми различными: как альтруистическими (дети отказываются от наследства после смерти отца, чтобы все наследство перешло к матери), так и основанными на трезвом расчете (наследство обременено долгами и наследники считают, что нет смысла его принимать, — овчинка выделки не стоит). Но при этом воля наследников должна формироваться и выражаться совершенно свободно, без какого бы то ни было давления извне. Если этого нет (например, наследнику угро­жают киллеры или рэкетиры, чтобы он отказался от наследства), то ни о какой свободе выбора наследника говорить не приходится. Волеизъ­явление наследника, поскольку оно не было свободным, независимо от того, направлено ли оно на принятие или на отказ от принятия наследства, может быть признано недействительным по основаниям признания сделок недействительными.

Завершающие принципы наследственного права носят охранитель­ный характер, причем один из них является более общим по отношению к другому. Речь пойдет о принципе охраны основ правопорядка и нравст­венности, интересов наследодателя, наследников, иных физических и юридических лиц в отношениях по наследованию и о принципе охраны самого наследства от чьих. бы то ни было противоправных или безнравственных посягательства Что касается первого принципа, то он, по существу, является сквозным и пронизывает все отношения по наследованию. Достаточно напомнить в связи с этим об отстранении от наследования недостойных наследников, которое производится прежде всего в целях охраны основ правопорядка и нравственности. Охрана интересов на­следодателя обеспечивается соблюдением тайны завещания, истолко­ванием содержания завещания в соответствии с действительной волей наследодателя, выполнением всех юридически обязательных распоря­жений наследодателя по поводу наследства. Не менее важное значение придается и охране интересов наследников, в том числе в отношениях, где наследники в соответствии с универсальностью наследственного преемства выступают в качестве обязанных лиц. В числе других физи­ческих и юридических лиц, интересы которых подлежат охране, следует назвать кредиторов наследодателя, а также отказополучателей, довери­тельных управляющих и т. д. Наконец, второй охранительный принцип в наследственном праве, будучи производным от первого охранитель­ного принципа, в известной мере имеет и самостоятельное значение. Он воплощается в системе норм, обеспечивающих охрану наследства и управление им, возмещение связанных с этим расходов, раздел имущества между наследниками и т.д.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!