ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО УЩЕРБА ОТ ЗАГРЕЗНЕНИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Под экономическим ущербом от загрязнения окружающей среды понимается денежная оценка негативных изменений основных свойств окружающей среды под воздействием загрязнения.  Имеется в виду самый широкий спектр последствий – от ухудшения здоровья человека, вынужденного дышать грязным воздухом,и пить воду,содержащую вредные примеси, до убытков, вызванных ускорением коррозии металлов, снижением продуктивности сельхозугодий, гибелью рыбы в водоемах и т.п.

Одна из важнейших задач экономических мероприятий, связанных с той или иной степенью экологического воздействия, состоит в минимизации экологического ущерба. Имеется ряд экономических подходов, позволяющих оценить экологическое воздействие. Наиболее разработаны подходы по двум направлениям:

  1. Использование имеющихся (рыночных) цен для оценки воздействия на товары и услуги. В рамках этого общего подхода возможно применение следующих методов:
  • изменение продуктивности, производительности (уменьшение урожайности в сельском хозяйстве, сокращение уловов рыбы, уменьшение прироста биомассы и деградации лесов и пр.);
  • ухудшение качества жизни (или «метод потери дохода»)(рост заболеваемости, смертности, ухудшение условий рекреации и пр);
  • альтернативная стоимость;
  • сокращение сроков службы имущества (зданий, оборудования и пр.).
  1. Оценка, основанная на использовании величины непосредственных затрат, расходов.

Второе направление, связанное с затратами, более  очевидно. Используемые здесь методы рассмотрены в предыдущих двух параграфах: затратная оценка ценности природных благ, метод приведенных затрат (анализ затраты/ эффективность).

Рассмотрим более подробно первое направление оценки экологического воздействия, связанное с использованием имеющихся (рыночных) цен.

По всем перечисленным в рамках этого направления методам возможно получение натуральных показателей, отражающих ухудшение экологической ситуации и экологический ущерб, которые могут быть оценены в стоимостной форме. Важное достоинство перечисленных подходов – возможность использования рыночной цены для оценки воздействия на товары и услуги.

Здесь обычно применяются прямые методы анализа затрат и выгод с учетом экологических последствий воздействия проектов. Воздействия могут оказываться как на природные системы (сельское хозяйство, лесное хозяйство, рыболовство), так и на искусственно созданные (антропогенные) системы (здания, сооружения, производства в производственном и бытовом секторах). В результате применения качества природных ресурсов и состояния окружающей среды происходит изменение производительности, продуктивности природных и антропогенных систем, возможно изменение производственных затрат в этих системах. Эти изменения влияют на объемы производства, на колебание цен и т.д. В результате возможные физические изменения на основе рыночных цен могут быть оценены в стоимостной форме.

Метод с использованием изменения продуктивности является прямым продолжением традиционного анализа эффективности или «затраты-выгоды». Физические изменения производства оцениваются с применением рыночных цен на используемую и производимую продукцию. Метод оценки изменения продуктивности используются в основном в двух случаях: когда оцениваются величина воздействия и когда воздействие  оцениваются в «приростной» форме. Первый случай наиболее чистый и простой. Здесь сопоставляются два варианта: имеется экологическое воздействие или его нет, первый вариант и требует оценки. Например, загрязнение воздуха в результате работы предприятия приводит к снижению урожайности сельскохозяйственных угодий. Здесь требуется оценка изменения продуктивности земли, что возможно при сопоставлении урожайности аналогичных по качеству почвы участков вблизи завода и в чистом районе.

Более сложный случай – оценка изменения продуктивности при уже имеющемся  экологическом воздействии. Часто оценивается не абсолютная величина экологических изменений, а только ее часть, непосредственно связанная с воздействием, оказываемым реализуемым проектом/ программой, понесенными затратами. Здесь оценка изменения воздействия носит «приростной» характер. Например, стоки предприятия приводят к загрязнению реки и уменьшению в ней количества рыбы. В этом случае увеличение мощности предприятия и возможное увеличение загрязненных стоков может еще более уменьшить численность рыб. И при оценке дополнительного экологического воздействия оценивается только разница между уже уменьшившимся количеством рыбы и числом рыб после увеличения мощности завода.

Оценка экологического воздействия, учитывающая изменение качества жизни, во многом базируется на расчете потери дохода. По своей идеологии подход, основанный на оценке потери дохода, подобен подходу к оценке изменения производительности. В качестве объекта экологического воздействия выступают люди, состояния их здоровья. Их производительность может изменяться в результате изменения состояния окружающей среды (загрязнение воды и воздуха, шумовое воздействие) и соответственно состояния их здоровья. И здесь возможно стоимостная оценка ряда показателей:

  • потеря доходов (заработной платы) в результате заболеваемости;
  • затраты на медицинское обслуживание, лекарства и тд.;
  • получение выгод благодаря предотвращению негативных экологических воздействий;

Методика альтернативной стоимости рассмотрена выше, как отмечалось,  эта методика измеряет упущенную выгоду индивида или общества при сохранении природного ресурса или блага, что важно для принятия экономического решения.

Наблюдая возможность между загрязнением окружающей среды и убытками, причиняемыми человеку и его деятельности, возникает желание количественной оценки этих потерь в универсальном мире. Это нужно для того, чтобы дальше можно было их соизмерить с другими затратами и потерями, в том числе и с затратами на предотвращение загрязнения.

Идея состоит в том, что, зная объемы выбросов V, мы хотим подсчитать все убытки, вызванные этими выбросами. Bysvb словами, мы хотим рассчитать сумму U=U1(V)+U2(V)+,…,+Un(V), где U – денежная оценка ущерба, а U1(V), U2(V),…, Un(V) – величины убытков, возникающих в разных сферах деятельности из-за ухудшения качества окружающей природной среды, явившегося следствием вредных выбросов.

Хотя идея оценки ущерба очень проста, значительные трудности вызывает ее практическое воплощение. За основу при измерении ущерба, как правило, берется следующая схема причинно-следственных связей: выбросы вредных примесей из источников их образования – концентрация примесей в атмосфере (водоеме) – натуральный ущерб – экономический ущерб.

Первая стадия предполагает анализ объемов и структуры выбросов. Затем для измерения их концентрации проводится расчет рассеивания вредных примесей. Для выбросов в атмосферу, например, учитывается: месторасположения источника, высота трубы, роза ветров, погодные условия, рельеф местности и некоторые другие факторы.

Зная концентрацию вредных примесей, можно сделать следующий шаг: оценить натуральное воздействие на окружающую среду и хозяйственную деятельность.

Эти и некоторые другие факторы учитываются при оценке

натурального ущерба. На основе эмпирических данных строятся

функциональные зависимости между концентрациями вредных примесей и изменениями натуральных показателей.

Следующий шаг: оценка натуральных изменений в денежных измерителях. Ущерб U оценивается по формуле U= ∑xipi, где xi – натуральное изменение

i-го фактора, pi – его денежная оценка, т.е. xipi=Ui(V), и характеризует величину убытков, вызванных натуральными изменениями i-го фактора.

Производственный процесс и жизнь человека сопряжены с образованием вредных отходов, которые попадают в окружающую природную среду. Из-за этого некоторые свойства природной среды изменяются, что приводит к ухудшению условий жизнедеятельности человека, что, с одной стороны, вызывает снижение уровня жизни, а с другой – уменьшает производственные возможности. Снижение уровня жизни влечет за собой потери в процессе производства. Сытые, здоровые, хорошо отдохнувшие люди трудятся лучше, чем те, кто вынужден дышать продуктами, зараженными пестицидами. Люди, живущие в неблагоприятных экологических условиях, больше устают, чаще болеют. Взаимное наложение и сочетание рассмотренных выше факторов и приводит к возникновению ущерба.

Конечно, мы говорим о некоторых показателях, характеризующих изменение окружающей среды. Естественно, возникает вопрос о точке отсчета. Необходимо знать, каково было исходное состояние окружающей среды и как оно изменилось.

Например, если в базовые момент времени значение выбросов было V, а значение социально-экономических показателей U, то при  увеличении выбросов на V значение социально-экономических показателей снизилось на U. В подобном случае можно сказать, что U – это ущерб от выбросов в объеме V.

Столь простая в идейном плане схема определения ущерба сопряжена с большими сложностями, когда речь идет о ее реализации на практике.

Практическая реализация рассматриваемого метода требует детальной информации об изменении физических характеристик. В каждом конкретном случае должно проводится специальное исследование. Поэтому внимание заслуживает подход, основанный на упрощенной процедуре, сводящейся к расчету по единой формуле.

Такая формула была предложена:

U=γG∑Aimi,

где mi – объем выброса i-го загрязнителя;

Аi – коэффициент приведения различных примесей к агрегированному виду ( к «монозагрязнителю»);

G – коэффициент, позволяющий учесть региональные особенности территории, подверженной вредному воздействию;

γ – денежная оценка единицы выбросов.

Идея расчетов по формуле (1) состоит в том, что сначала все вредные примеси, выбрасываемые в атмосферу или сбрасываемые в водоемы, приводились к «монозагрязнителю». Конечно, нельзя складывать напрямую 5т свинца и 3т окиси азота. Их воздействие на окружающую среду и на человека различно. Однако если предположить, что мы знаем, во сколько раз один загрязнитель опаснее другого, то можно придать каждому из них весовые  коэффициенты Аi. После того как объемные показатели mi умножены на весовые коэффициенты Аi, их можно складывать между собой. В  итоге получим условную массу выбросов ∑Аimi,т.е. некий условный «монозагрязнитель», характеризующий, по мнению авторов данной формулы, общий уровень загрязнения окружающей среды.

Затем эта масса выбросов умножается на коэффициент приведения G, в который закладываются особенности определенного региона. Данный коэффициент позволяет учесть реакцию конкретной территории на выбросы вредных веществ.

В северных регионах, где способность окружающей среды поглощать вредные примеси невелика, коэффициент G выше, чем там, где природа легче справляется с вредным воздействием. Авторы такого подхода также старались учесть расположение на территории, подверженной вредному воздействию, леса, сельскохозяйственные угодья, зону рекреации и т.п. Однако ценность этих объектов неравнозначна, кроме того, вред от выбросов сказывается на них неодинаково, соответственно и экономическая оценка ущерба не может быть одинаковой.

Конечно, учесть все факторы трудно: каждая территория сама по себе уникальна, в подобном случае степень детализации коэффициентов G должна быть очень велика. Но тогда единая  методика, рассматриваемая как упрощенная процедура оценки ущерба, теряет всякий смысл. Поэтому на практике была составлена таблица, в которой указывались значения коэффициента G для заранее определенного списка типов территорий. Для водных ресурсов, например, коэффициент G указывается для бассейнов рек. Для крупных водных объектов может давать несколько значений коэффициента G, например, для верхнего и нижнего течений реки.

Для оценки ущерба от выбросов в атмосферу определить коэффициентG по этой методике можно, зная два признака: природные особенности и тип территории. Учитывалось четыре вида территорий (экологических систем) и 11 типов объектов, размещенных на этих территориях. Территория курортов, санаториев, заповедников присваивалось наивысшее значение коэффициента, а пастбища и сенокосом – наименьшее. Позднее перешли к использованию единого коэффициента G, учитывающего все особенности региона, в том числе и его ассимиляционный потенциал.

Коэффициенты Аi, характеризующие относительную опасность вредных выбросов, рассчитываются на основе сравнительного анализа вредного воздействия отдельных загрязняющих веществ. В методике их значения приводятся в таблице.

Коэффициент γ служит для измерения денежной оценки  природных выбросов. Он используется на последней стадии расчета ущерба. В методике он указан для выбросов в атмосферу и в водные объекты. Значения коэффициента γ для атмосферного загрязнения и выбросы в водоемы не совпадают. Эти коэффициенты подлежат частым корректировкам, так как они должны отражать все изменения, происходящие в экономике. Весьма проблематичной представляется возможность использовать постоянный коэффициент γ в условиях инфляции. Ее значение должно корректировать очень часто.

Обсуждавшийся выше метод оценки ущерба от загрязнения окружающей природной среды имеет и сторонников, и противников. Его безусловное преимущество – простота расчетов. Такое преимущество одновременно является и его недостатком – результаты расчетов не слишком точны. Об этом должен помнить каждый, кто хочет воспользоваться данным методом в практических целях.

Забота об оздоровлении экологической обстановки, создании бо­лее благоприятных условий жизни и труда людей должна стать одной из важнейших задач для Республики Казахстан. Перманентная дегра­дация природной среды наравне с социально-экономической деста­билизацией приводит к низкому уровню жизни и неустойчивому чело­веческому развитию. В основе этих процессов лежат несовершенство институциональной базы развития общества, отсутствие стратегии, основанной на принципах устойчивого развития. Основными причина­ми нарушения экологического равновесия являются загрязнение ат­мосферного воздуха, вод и почв, истощение водных и земельных ре­сурсов, уменьшение биологического и ландшафтного разнообразия.

Острой экологической проблемой Казахстана является загрязне­ние атмосферного воздуха в городах и промышленных центрах. Уро­вень загрязнения атмосферы городов и промышленных центров, не­смотря на сокращение производства, остается достаточно высоким. Во всех городах тенденция уменьшения загрязнения воздуха в 1996 году изменилась на противоположную. Загрязнение воздуха превыша­ет норму в 114 городах. В Лениногорске и Алматы предельно допусти­мый уровень загрязнения превышен более чем в 3 раза. Повышенный уровень загрязнения наблюдается в Усть-Каменогорске, Актюбинске, Караганде, Жезказгане. Основной вклад в загрязнение воздуха оказывают пыль, диоксид азота и формальдегид. Преобладание среди заг­рязняющих веществ формальдегида (до 10 и более раз) свидетель­ствует о значительной роли автотранспорта в росте загрязнения. На­блюдается и высокое содержание тяжелых металлов. В 1996 г. содер­жание свинца превышало санитарную норму в Жезказгане (1,3 ПДК), Лениногорске (1,1 ПДК), Шымкенте (1,5 ПДК), Усть-Каменогорске (1,7 ПДК). Содержание меди, кадмия, никеля, цинка во всех городах было в пределах нормы.

Основными источниками загрязнения атмосферного воздуха на территории Казахстана являются объекты энергетики, промышлен­ности, автотранспорт и неорганизованные источники (шламонакопи-тели, отвалы горных пород, свалки промышленных отходов).

Промышленные стационарные источники РК выбросили в 1996 году в атмосферу 2607,5 тыс. т вредных веществ, что на 489,9 тыс. т меньше эмиссии вредных веществ в 1995 г. (3097,4 тыс. т). Каче­ственный состав выбросов в 1996 г. практически не изменился. Наи­большие выбросы характерны для территорий Павлодарской, Кара­гандинской, Жезказганской областей.

Выбросы автотранспорта составили в 1996 году в целом по Ка­захстану 756,2 тыс. т. Наибольшие объемы выбросов имели место в Актюбинской – 165,7 тыс. т, Алматинской – 57,6, Павлодарской – 48,7, Костанайской – 48,2 областях.

Существенными источниками загрязнения воздуха являются от­валы, шлаконакопители промышленных и энергетических предприя­тий. Так, в результате вторичного пыления Баялдырского хвостохранилища (Южно-Казахстанская область) за 15 суток вынесено около 1,2 тыс. т токсичной пыли, оказавшей воздействие на жителей горо­дов Кентау и Туркестан (около 220 тыс. человек).

Значительное количество загрязняющих веществ поступает на территорию Казахстана из соседних государств. В Казахстане доля выпадений от трансграничных выпадений составила: серы – 54% (446086 т), азота (окисленного) – 81% (197810 т), азота (восстанов­ленного) – 49% (10857 т). Максимальный вклад в выпадения на Ка­захстан по соединениям серы после собственных источников вно­сят: Россия (28%), Узбекистан (10), Украина – (8). Процент вклада стран Западной Европы, Юго-Восточной Азии, Польши, Киргизии и Беларуси составил, соответственно, 3, 1,2, 1, 1%,

В Казахстане местными экспертами выделено 5 основных про­блем, связанных с радиоактивным загрязнением окружающей сре­ды.

  1. Радиоактивное загрязнение территории при добыче нефти в Западном Казахстане. На 22 наиболее крупных месторождениях вы­явлено 267 участков радиоактивного загрязнения выбрасываемыми на поверхность пластовыми водами. Мощность радиоактивного излучения от содержащихся в них радия и тория составляет 100 -17000 мкр/час. Общая численность жителей, подвергающихся воздействию, составляет около 100 тысяч.
  2. Облучение населения от природных источников ионизирующих излучений. Выявлено более 700 природных источников с повышенным содержанием радионуклидов на территории Южно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Кокшетауской, Карагандинской и других областей.
  3. Накопление радиоактивных отходов при добыче и переработке урановых руд в виде отвалов горных выработок, хвостохранилищ. В более чем 100 местах хранения сосредоточено около 50 млн. тонн радиоактивных отходов общей активностью более 50 тыс. кюри. На предприятиях республики сосредоточено около 80 тыс. источников ионизирующего излучения требующих захоронения.
  4. Последствия 22 подземных ядерных взрывов, произведенных в хозяйственных целях. Радиоэкологическая ситуация в районе проведения взрывов не исключает радиоактивного загрязнения подземных вод.
  5. Последствия ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Наземные и воздушные взрывы обусловили радиационное загрязнение части территорий Восточно-Казахстанской, Карагандинской, Семипалатинской и Павлодарской областей (304 тыс. кв. км, 711 населенных пунктов, более 1,7 млн. человек)…

Напряженность экологической ситуации во многих регионах можно снять при использовании потенциала возобновляемых энергоресурсов и нетрадиционных экологически чистых источников энергии. Несмотря на большой потенциал возобновляемых энергоресурсов, в общем энергопотреблении республики доля энергии солнца, ветра, термальных вод составляет всего 0,02%.

Имеются не менее 10 районов с большим ветропотенциалом, со средней скоростью ветра 8 – 10м/сек, тогда как европейские ветростанции работают при средней скорости 4 – 5м/сек. Общая оценка ветропотенциала не проведена, однако он перекрывает потребности Казахстана в электроэнергии 74 млрд. кВт-час при производстве в 1995 г. 66,6 млрд. кВт-час. Один только ветро коридор Джунгарских ворот близ границы с китайской провинцией Синцзянь имеет потенциал более 1000 МВт-час. Имеется проект использования Чиликского ветро коридора на несколько сотен МВт. В пос. Бурный Жамбылской области в Чакпакском ветро коридоре средняя скорость ветра не менее 24 м/сек, что позволяет установить серию ветростанций на 5 мегаватт.

Для многих районов характерны близость существующих линий передач электроэнергии и хорошая корреляция ветров с сезонной потребностью в электроэнергии, а также местный рынок спроса на электроэнергию.

Использование ветра даст возможность отказаться от строительства новых ТЭЦ, атомных станций, а в южных районах от строительства гидростанций в Чарынском каньоне.

Ресурсы солнечной энергии в стране являются стабильными вследствие благоприятных сухих климатических условий. Количество солнечных часов составляет 2,200 – 3,000 часов в год, а энергия солнечного излучения 1,300 – 1,800 кВт на кв.м в год, что делает возможным создать панели солнечных батарей в сельской местности.

Гидро потенциал Казахстана составляет порядка 170 ТВт в год, из которых на сегодня вырабатываются лишь 23,5 ТВт в год (30%). Экологическое значение имеют небольшие гидростанции менее 10 МВт. На сегодня существуют 480 потенциальных проектов малых гидроэлектростанций со средней годовой мощностью 8510 ГВт.

До 1993 г годовой выход животноводческих и птицеводческих отходов по сухому весу составлял 22,1 млн. т (крупного рогатого скота -13 млн. т, овец – 6,2 млн. т, лошадей – 1 млн. т), растительных остатков -17,7 млн. т (пшеница 12 млн. т, ячмень 6 млн.). Из них можно получить 8,9 млрд. куб. м биогаза, что эквивалентно 14-15 млн. т условного топлива или 12,4 млн. т мазута или более половины объема добываемой нефти. Переработка этого газа в электрогазогенераторах позволит получать ежегодно до 35 млрд. кВт-час.

Казахстан имеет многочисленные низкотемпературные геотермальные локальные точки. Самым высоким температурным потенциалом обладают два 3-километровых геотермальных колодца вблизи Жаркента, температура в котором составляет примерно 96 градусов шкалы Цельсия, Остальные источники обычно имеют температуру воды ниже 55 градусов Цельсия и сконцентрированы в регионах рек Арысь и Иртыш.

На карагандинских угольных шахтах ежегодно выбрасывается в атмосферу 200 млн. кубометров метана, который причастен к разрушению озонового слоя и к парниковому эффекту. Его использование может снизить аварийность в шахтах, увеличит скорость проходки, при добавлении в процесс сгорания угля на ТЭС повысит сгораемость угля и тем самым снизит выбросы в атмосферу, позволит создать рабочие места на заброшенных шахтах и выработках. Метан возможно использовать как газобаллонное топливо для автомобилей и для бытовых целей после дополнительной очистки.

При нефтедобыче ежегодно сжигается 600 млн. кубометров попутного газа. Утилизация его началась только в Актюбинском области. С помощью полученной электроэнергии возможно опреснение воды в удаленных районах.

Возможно использование тепловых насосов для извлечения тепла из городских канализационных стоков, температура которых выше окружающего воздуха в среднем на 4 градуса.

Рационализация энергоиспользования на 15 – 20% уменьшит вредные выбросы в атмосферу, пятикратно окупает затраты на энергосбережение, предотвратит разорительный рост спроса на энергоносители. Казахстан, имевший в 1990 г. отставание удельной электроэнергии ВВП почти в 2 раза от уровня развитых стран, ухудшил этот показатель к 1995 г. еще в два раза. Расход электроэнергии на выпуск 1 т меди в 3 раза превышает уровень основных мировых производителей меди, стали – в 4 раза. На 1 доллар валовой продукции углеводородного сырья: в РК в среднем потери углеводородного сырца составляют 4 доллара.

Потенциал энергосбережения в Казахстане составляет порядка 20 млн. тонн условного топлива в год, что сопоставимо с существующим и прогнозным дефицитом энергоресурсов. Только беззатратные мероприятия по наведению порядка в энергоиспользовании могут принести экономию до 10%.

В 1990 – 1995 гг. ежегодно при передаче электроэнергии в сетях общего пользования в среднем терялось 15% общего объема производства электроэнергии (в Германии 2,3%).

Недостаточное количество приборов учета и контроля и регулирующих устройств потребления тепла приводит в РК к потерям 20 -25% всей теплоэнергии, используемой для отопления и вентиляции. На тепловых электростанциях при выработке электроэнергии полезно используется лишь около 40% тепловой энергии, а остальная часть с охлаждающей водой отводится в окружающую среду. Блок мощностью 1 млн. кВт может дать теплую воду для орошения 50 – 80 тыс. га. Себестоимость овощей выращиваемых а таких теплицах, снижается на 30% за счет экономии топлива, ежегодно составляющей около 2 тыс. т мазута на каждый гектар теплицы.

Атмосфера нашей республики перенасыщена вредными компонентами, в частности соединениями серы и окисленного азота. На наших соседей приходится, соответственно, 54 и 81 процент этих вредных веществ, обнаруженных в казахстанской атмосфере. Воздушные течения переносят к нам этот привет от некогда братских стран (Россия, Узбекистан).

Впрочем, и Казахстан в долгу не остается. Один Экибастуз чего стоит! Шлейф дыма от работающих здесь ГРЭС доходит до границы КНР. Если бы мы говорили по-китайски, то услышали бы немало интересного, что там думают о Казахстане.

Сегодня в республике невозможно найти какой-либо компонент состояния природной среды, который можно было бы считать нормальным. Более того, прямо или косвенно причиной 20 – 30 процентов социально-экономических проблем РК является именно деградация окружающей природы. Это было заявлено на прошедшем в Алматы семинаре; посвященном выявлению приоритетных экологических проблем республики. Он проведен по инициативе Министерства экологии и биоресурсов.

О том, что проблемы защиты природы в Казахстане интересуют не только узкий круг местных специалистов, говорит число участников семинара. В нем, кроме представителей государственных и общественных природоохранных организаций, ученых, присутствовали заинтересованные лица из ООН, Всемирного банка, Общества технического содействия ФРГ. Их можно понять. Только в прошлом году промышленными предприятиями республики было выброшено в атмосферу 2607,5 тысячи тонн вредных веществ. И это в условиях экономического кризиса, когда подавляющая часть хозяйственного потенциала страны простаивает. А что будет, когда заработают все фабрики и заводы? В этом случае приведенный показатель можно смело увеличивать на порядок.

К чему привело игнорирование природы, говорят такие данные, прозвучавшие на семинаре. Экономические ущерб от оскудения земельных ресурсов составляет 24,6 миллиарда тенге в год, а ущерб от истощения биоресурсов (пастбищ и лесов) – 44 миллиарда тенте. Суммарный же годовой ущерб, который несет республика из-за деградации окружающей среды, превышает 153 миллиарда тенге.

Прошедший в столице семинар, обсуждение наболевших проблем поиски выхода должны помочь сформулировать стратегию развития Казахстана и эффективную политику в области окружающей среды.

Большинство горожан сегодня не дышат полной грудью, так как воздух городов (особенно промышленных) загрязнен выбросами вредных веществ. Основной вред атмосфере наносят выбросы промышленные и от сжигания низкокачественного угля на ТЭЦ, а также выхлопы автотранспорта.

Сегодня в Алматы насчитывается свыше 200 тыс. автомобилей. 80 процентов выбросов в атмосферу столицы – из выхлопных труб автомобилей. В этих газах содержится около 200 наименований вредных веществ. Нельзя сказать, что ничего для предотвращения выхлопов не делается. НПО “Алматыэкологострой” имеет два стационарных поста: на Капчагайской трассе и трассе, ведущей в Бишкек. На этих постах осуществляется контроль токсичности и выхлопов из автомобильных двигателей. В прошлом году гор управление экологии пыталось навести порядок в деле регулирования автотранспортных выбросов путем введения экологических талонов (владельцы автотранспорта должны были в обязательном порядке осуществлять регулировку двигателей своих автомобилей на специальном СТО и затем получать экологический талон), однако эта деятельность была приостанрвлена постановлением городской природоохранной прокуратуры. По словам начальника отдела охраны атмосферного воздуха Алматинского городского управления экологии и биоресурсов Александра Миронюка, сегодня нет документа, регламентирующего деятельность СТО, осуществляющих ремонт и регулировку узлов и агрегатов, от технической исправности которых зависит содержание вредных веществ в выхлопных газах. В дело вмешиваются и финансы, точнее, их отсутствие – прибор замера токсичности стоит 1,5 тыс. долларов. Как считает А. Миронюк, типовое положение об СТО могли бы разработать совместно ГАИ и Госстандарт.

Одно время алматинские экологи пытались устанавливать нейтрализаторы. Под Алматы работал даже небольшой завод по их выпуску. Однако затея желаемых плодов не принесла. Сказался целый комплекс причин, начиная от финансовых трудностей и заканчивая консервативным мышлением чиновников от автотранспорта и владельцев частных автомобилей. Однако “зеленые” не оставляют этих попыток. Как сообщил председатель устькаменогорской партии зеленых Сергей Смирнов, их неправительственная организация активно внедряет устройство “Рие1тах”, которое поставляет Институт международных исследований и развития США, Устройство применяется для всех видов автотранспорта и позволяет почти наполовину уменьшить концентрацию вредных веществ в выхлопных газах и экономить горюче на 25%.

Количество вредных веществ в выхлопах автомобилей зависит и от качества бензина. Ввоз и реализация в Алматы этилированного бензина официально запрещены. Но система жесткого контроля за этим пока не отработана, хотя работники отдела по охране атмосферного воздуха сложа руки не сидят, регулярно выезжая в рейды по проверке качества и системы ввоза и реализации бензина. Поэтому пока нельзя со стопроцентной уверенностью сказать, что сегодня нет ни одного случая завоза этилированного бензина в столицу.

Принятие на вооружение новых технологий может способствовать уменьшению вредных выбросов с электростанций. Чтобы сжигать уголь на электростанциях более рациональным способом, его преобразуют в газообразное состояние. Используется также комбинированный цикл комплексной газификации, благодаря которому снижается угроза загрязнения окружающей среды. Технологии, связанные с процессом получения электроэнергии, включают и те, что позволяют добиться снижения уровня потребления энергии при одновременном обеспечении того же уровня выработки. Новые электрические лампочки и сопутствующее оборудование позволяют значительно сэкономить электроэнергию, а значит, затрачивать меньше усилий на ее выработку и соответственно меньше загрязнять окружающую среду.

Говоря о Казахстане, следует отметить, что сегодня существует ряд постановлений о том, что для сжигания на Алматинской ТЭЦ-1 следует использовать низкозольные угли и малосернистый газ. Была очерчена перспектива перевода ТЭЦ-1 на сжигание природного газа. Но экономические проблемы (в частности, хронические перебои с поступлением газа) внесли свои коррективы в благие намерения властей. Кстати, сегодня специалистов отдела охраны атмосферного воздуха Алматинского гор управления экологии и биоресурсов волнуют несколько другие проблемы. По словам начальника отдела Александра Миронюка, вскоре у экологов появятся “головные боли”, связанные как раз с экономическими трудностями. А именно: с хроническими перебоями с электричеством, теплом и газом население начинает бороться своими способами, покупая автономные источники тепло- и энергоснабжения (например, различные печи на жидком топливе, мини-электростанции). В ближайшее время количество таких “источников” тепла и света может значительно возрасти. А выбросы от них гораздо опаснее, так как поднимаются невысоко. Если выхлопная труба ТЭЦ находится достаточно высоко и если выбросы от сжигания угля постепенно рассеиваются в атмосфере и выносятся за пределы города, то выбросы от тех же печей на жидком топливе поднимаются вверх на десяток метров над землей, а затем оседают на почву. То есть загрязнение не только атмосферы, но и почвы налицо.

Одним из путей борьбы с вредными выбросами может стать использование более чистых видов топлива. Правительства большинства стран мира пошли по пути стимулирования перехода к возобновляемым источникам энергии, таким, как геотермальная, солнечная энергия, растительная масса в качестве источника энергии и аэродинамическая энергия.

Аэродинамические турбины – один из наиболее древних экологически чистых источников получения энергии. Более десяти лет назад тысячи ветряных приспособлений, совокупная проектная мощность которых составляла свыше 650 мегаватт, вырабатывала электроэнергию в США. Приблизительно 80 процентов аэродинамической энергии в мире вырабатывается в Калифорнии, такой вид энергии становится все более распространенным на Среднем Западе США, в Бельгии и Европе. Наиболее изящной разновидностью использования солнечной энергии является так называемые “фотогальваническая” система, когда панели крепятся на земле или крыше. Даже если одно из звеньев ломается, остальные продолжают функционировать – и когда ярко светит солнце, и когда над землей нависают тучи. В Японии и Германии материально стимулировали жителей к приобретению солнечных батарей. Активные кампании по внедрению новшества в жизнь начаты в Австралии и Швейцарии.

Несмотря на протесты “зеленых”, атомная энергия, по мнению специалистов, остается одним из источников, безопасных для окружающей среды. Во Франции, к примеру, около 70 процентов энергии вырабатывают атомные станции. Однако новые АЭС пока не строятся вследствие глубоко укоренившегося в массовом сознании страха после аварий в Чернобыле и на “Тримайл-Айленд” в США. Однако благодаря новым технологиям, особенно тем, которые разрабатываются в Японии и Швеции, привлекательность атомной энергетики в глазах широкой общественности может повыситься. Так, в Швеции был разработан “от природы безопасный реактор”, который способен выдерживать землетрясения, наводнения и пожары.

Сверхмощные, небольшие по весу экологически чистые и работающие на возобновляемых источниках энергии легковые автомобили, супер скоростные электропоезда, сверхизолированные от воздействия извне жилые и служебные помещения, сверхэффективные электрические лампочки и двигатели, конвейерные линии на производстве, управляемые при помощи компьютеров – город ХХI века.

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ

  • Под экономическим ущербом от загрязнения окружающей природной среды понимается денежная оценка негативных изменений основных природных свойств под воздействием загрязнения.
  • Выбросы вредных веществ приводит к изменению естественных свойств природных объектов. Изменение негативно влияют на условие жизнедеятельности человека, последствия ухудшения которых оцениваются в деньгах. Это и есть ущерб.
  • При измерении ущерба очень важно знать исходное состояние, но отношению к которому мы определяем изменения окружающей среды.
  • Для разработки экономической политики, принятия правильных экономических решений важно знать экономическую ценность природных благ и услуг. Сейчас большинство этих факторов или вообще не имеет цены, или имеет заниженную цену/ оценку, что часто приводит к принятию природоемких анти экологических решений. Недоучет экологических параметров приводит к снижению измерению экономического развития через традиционные показатели ВВП, ВНП и др., за ростом которых может скрываться деградация окружающей среды. Необходимо «зеленое» измерение показателей экономического развития.
  • Среди имеющихся подходов к определению экономической ценности природных ресурсов и природных услуг можно выделить: рыночную оценку, ренту, затратный подход, альтернативную стоимость, общую экономическую ценность (стоимость). Наиболее комплексным является подход на основе общей экономической ценности, который наряду со стоимостью использования (прямая, косвенная и возможная стоимости) пытается учесть стоимость существования, базирующуюся на экономической оценке сложных этических и эстетических аспектов природы.
  • Для оценки экономической эффективности проекта или программы, определения степени их приемлемости в экономике имеется механизм сопоставления затрат и выгод в денежном выражении. Введение фактора дисконтирования позволяет сравнить современные суммы денег с будущими. Для определения эффективности проекта/ программы используются три критерия: чистой текущей стоимости (NPV), внутренней нормы окупаемости (IRR) и соотношение выгоды/ затраты (BCR). Использование этих критериев предполагает расчет экономической оценки экологического воздействия проекта/ программы. Здесь применить два подхода: использование рыночных цен для оценки воздействия на товары и услуги (изменение продуктивности, ухудшение качества жизни, альтернативная стоимость и др.), и оценку, основанную на использовании величины непосредственных затрат, расходов.
«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!