ИСТОЧНИК ВЛАСТИ В ПОЛИТИКЕ

Единственным источником власти в США, в одной из самых демократичных и свободных стран мира, является народ. От его имени и по его поручению осуществляют власть законно избранные органы. В фундамент конституционной системы США положено три основных политико-правовых принципа – разделение властей, федерализм и судебный конституционный надзор.

Принцип разделения властей, реализуемый через систему “сдержек и противовесов”, предполагает организационную независимость трех “ветвей” государственной власти – законодательной, исполнительной, судебной – и разграничения между ними соответствующих функций. На федеральном уровне три “ветви” представлены конгрессом, президентом и Верховным судом.

Федерализм – конституционный принцип, предполагающий относительно  жесткое разграничение сфер компетенции федеральных властей и властей штатов, при этом значительная часть прав “суверенных” штатов передана федеральному правительству.

Судебный конституционный надзор – заключается в том, что суды имеют право признать не соответствующими конституции и тем самым не действительными законы конгресса и акты исполнительной власти.

Высшим органом конституционного надзора является Верховный суд США. Его решения по вопросам толкования конституции являются  окончательными и обязательными для всех государственных органов.

В статье I Конституции описаны полномочия, структура, порядок формирования и работы конгресса США. Статья II посвящена президентской власти. Статья III касается федеральной судебной власти. Статья IV регулирует некоторые аспекты взаимоотношений между штатами, а также между штатами и федеральным правительством. Статья V предписывает порядок принятия поправок к конституции и запрещает лишать тот или иной штат равного с другими штатами голоса в сенате. Статья VI провозглашает конституцию, федеральный закон и международные договоры США “верховным правом” страны; если конституция или закон какого-либо штата противоречат федеральным правовым установлениям, то должностные лица штата обязаны руководствоваться последними. Статья VII установила, что для вступления конституции в силу необходима ее ратификация конвентами 9 из 13 образовавших Союз  штатов. Конституция вступила в силу 4 марта 1789 года.

Важнейшей особенностью политического строя США является двухпартийная система, при которой у власти попеременно находятся две партии: Демократическая и Республиканская. Двухпартийная система в современном виде сложилась в середине 19 века. Политическое господство такой системы обеспечивается поддержкой правящей элиты, особенностям избирательной системы и государственного устройства, порядком финансирования выборов, силой традиции.

Источник власти в политике

Большинство исследователей проблемы власти едины в том, что общепризнанным источником власти является сила. Поэтому власть в сознании людей часто отождествляется с насилием. Источниками власти могут быть богатство, занимаемое положение и владение информацией, а также знание, опыт, особые навыки, нередко и организация. Роль тех, кто организует и направляет усилия специалистов, профессионалов, экспертов, ценится очень высоко, ибо позволяет осуществлять власть. Организация выступает средой для становления отношений, способствующих не только мобилизации ресурсов и людей, но и претворению в жизнь принимаемых решений. И должность, и опыт, и знания имеют смысл и реализуются через организацию: то, что не под силу одному, достигается усилиями организации.

Источником власти выступает и харизма, т.е. культ личности руководителя. Она обладает большой гибкостью, не требует ни длительного времени для своего формирования, ни рационального набора общепризнанных норм. Руководитель харизматического типа часто становиться национальным героем, символизирующим идеалы страны.

Значимость и эффективность источников власти в разные периоды истории были различны. Если в более ранние периоды истории человечества главным источником власти выступала сила, в средние века – богатство, а позднее – положение, занимаемое в обществе, то в настоящее время главным источником власти являются знания и информация.

В соответствии с формой правления и доминирующими в обществе источниками власти, дифференцируются и формы её реализации, и те средства, которые оказываются наиболее приемлемыми для этого. К числу первых относятся – господство, руководство, управление, координация, организация и контроль; к числу вторых право, авторитет, убеждение, традиции, манипуляции, принуждение или насилие.

Структура власти

Вероятно, в политической теории нет более сложного и запутанного вопроса, чем выяснение структуры властных отношений. Как уже отмечалось, под понятием «власть» скрываются десятки различных смысловых оттенков, отражающих самые разные аспекты и компоненты этого сложнейшего социального механизма.

Как и любое отношение политическая власть предполагает как минимум две стороны. На одной стороне – властвующие (субъект). На другой стороне – подвластные, подчиненные (объект).

Реализация, осуществление власти подразумевает взаимодействие между многими ее составными элементами. Законное право разрабатывать и претворять в жизнь решений, от которых зависит создание и распределение ценностей, является самым важным атрибутом государственной власти. Задача правительства — обеспечение ценностей, необходимых подавляющей части общества: мира и порядка внутри страны, стабильности, благоденствия, равенства. Оно тем самым стимулирует поддержку себе и повиновение законам. Важным фактором для власти является доверие, позволяющее фактически влиять на умы и поведение людей, которые должны верить, что власть разделяет их идеалы и ценности и, отстаивая таковые, способна наказывать или поощрять. Неверие в возможности власти решить вопросы, связанные с обеспечением нормальных условий жизни и быта населения, вызывает его сопротивление государственной власти. Разумеется, возможности власти зависят от ее ресурсов.

Выделяются следующие базовые компоненты структуры общения в рамках государственно-публичной власти: 1) агенты; 2) ценности; 3) способы (инструментально-институционные) и 4) ресурсы. Взаимодействие между ними и определяет, всю палитру отношений, выражаемых в русском языке понятиями «господство» и «подчинение», «воля» и «сила», «контроль» и «распределение», «руководство» и «лидерство», «управление» и «давление», «властвование» и «влияние», «авторитет» и «насилие», и т.д.

Таким образом, отношения «господства и подчинения» агентов власти составляют центральное звено механизма социального общения между людьми, при котором его участники признают сложившийся порядок властных отношений легитимным, т.е. социально значимым и необходимым способом и стереотипом взаимодействия людей в обществе.

Коснемся институциональной основы структуры власти, в основании которой лежит принцип разделения властей. Оно опиралось на мощную традицию обеспечения стабильности и равновесия, синтеза единовластия и коллективизма при принятии решений. Однако в древние и средние века идея равновесия сводилась к вопросам: кто правит, как властвующий учитывает интересы всех, кто может влиять на власть.

Следующим аспектом структуры власти, на котором я хочу остановиться подробнее, являются её ресурсы. К основным ресурсам общества, регулирование и распределение которых и выступает реальным объектом властного общения, можно отнести те материальные предметы и духовные блага, которые способны, во-первых, удовлетворять потребностям и интересам людей, представляя определенную ценность в социальных отношениях и, во-вторых, повышать потенциал влияния и силу воздействия агентов власти. По мнению ряда американских политологов, власть есть, прежде всего, контроль и распределение ресурсов общества, а политика, соответственно, — сфера обмена ресурсами или регулирования ресурсообмена.[3]

Важнейшей социальной причиной подчинения одних людей другим является неравномерное распределение ресурсов власти. Ресурсы власти очень многообразны. Существует несколько классификаций ресурсов. Согласно одной из них, ресурсы делятся на утилитарные, принудительные и нормативные. К утилитарным относятся материальные и другие социальные блага; к принудительным — меры уголовного и административного воздействия; к нормативным относятся средства воздействия на внутренний мир, ценностные ориентации и нормы поведения человека. Они призваны обеспечить одобрение действий субъекта власти, принятие его требований. Второй классификацией является деление ресурсов в соответствии с важнейшими сферами деятельности на экономические, социальные, политико-силовые и культурно информационные.

Экономические ресурсы – это материальные ценности, необходимые для общественного производства и потребления (деньги, продукты питания, полезные ископаемые и др.).

Социальные ресурсы – способность повышения (или понижения) социального статуса или ранга, места в социальной иерархии (должность, престиж, образование и др.).

Культурно-информационные ресурсы — знания и информация, а также средства их получения: институты науки и образования, средства массовой информации и др. Силовые ресурсы — это оружие и аппарат физического принуждения, специально подготовленные для этого люди.

Специфическим ресурсом власти является сам человек (демографические ресурсы). Люди — это универсальный, многофункциональный ресурс, который создает другие ресурсы.

Использование ресурсов власти приводит в движение все ее компоненты, делает реальностью ее процесс, который происходит по следующим этапам (формам); господство, руководство, организация и контроль.

Ресурсы общества ограничены и распределены неравномерно, что приводит к постоянной борьбе индивидов и групп за их перераспределение, а также к взаимному соперничеству и давлению друг на друга в этой сфере государства и общества, противоборству власти управляющих и влияния управляемых. Управляющие обладают организованным контролем над общегосударственными ресурсами и административным аппаратом, а управляемые располагают лишь своими частными ресурсами потенциалом мобилизации граждан со стороны партий и движений, которые наряду с регулируемым распределением «сверху» постоянно ведут борьбу за выгодное им перераспределение общественных ресурсов и усиление социального контроля над ними «снизу».

Ещё один аспект структуры властного общения затрагивает отношения «управление (руководство) — давление (участие)», связанные с самим институциональным механизмом «властвования», способами государственного управления, а также с механизмом «обратной связи», т. е. поддержкой и давлением «снизу» групп гражданского общества. Эти противоположные стороны властного общения представляют собой взаимонаправленные силовые вектора. В этом аспекте весьма наглядно проявляется способность потенциала власти и влияния раскрываться в конкретном политическом контексте не только в виде управленческих и административных решений, но и в виде силового и морального давления управляемых.

Одно дело стяжать власть, другое – ею распоряжаться. Последнее предполагает искусство встраиваться во всегда высокий темп жизненных изменений и формировать инструменты их контроля, осуществляя прямую и косвенную регуляцию взаимодействий людей и поддерживая оптимальный ритм общественного существования. Полезно придерживаться неких исконно существенных принципов власти.

Видимо, несоблюдение этих основных принципов и привело в конечном итоге к такому обнищанию власти в нашей стране.

Формы власти

Использование ресурсов власти приводит в движение все её компоненты, делает реальностью её процесс, который характеризуется прежде всего формами власти, способами и механизмами властвования.

Способы властвования могут быть различными: демократическими (власть осуществляется при участии исполнителей её решений), авторитарными (единоличное правление с ограниченным контролем над подданными), тоталитарным (всеобъемлющий контроль субъекта над объектом), конституционным (правление в рамках закона), деспотическим (всевластие, произвол и опора на насилие), либеральным (уважение свободы личности, её фундаментальных прав) и другими.

Процесс властвования упорядочивается и регулируется с помощью специального механизма власти – системы организаций и норм, их устройства и деятельности. Применительно к такому сложному социальному субъекту, как общество (народ) механизмом власти выступают государственные органы, право, политическая система в целом.

Особенности  различных элементов власти – субъекта, объекта, ресурсов – могут использоваться в качестве основания её типологии.

Существует несколько классификаций власти в зависимости от того, что считается основанием: область функционирования власти, объём прерогатив, субъект власти, режим правления и т.д.

По области функционирования: политическая (существуют две формы политической власти: индивидуальная и институализированная);  идеологическая; социальная; экономическая; юридическая; светская и духовная (религиозная);

  1. по объёму прерогатив: государственная, международная, семейная и т.д.;
  2. по объекту власти: общественная, классовая, партийная, личная;
  3. по режиму правления: тоталитарная, деспотическая, бюрократическая, авторитарная, демократическая и др.;
  4. по социальному типу: рабовладельческая, феодальная, буржуазная, социалистическая и т.д.

Одной из наиболее содержательных классификаций власти является её деление в соответствии с ресурсами, на которых она основывается, на экономическую, социальную, духовно-информационную, принудительную (которую часто называют политической в узком значении этого слова, хотя это не совсем точно) и политическую в широком, собственном значении этого слова.

Экономическая власть – это контроль над экономическими ресурсами, собственность на различного рода материальные ценности. В обычные, относительно спокойные периоды общественного развития, экономическая власть доминирует над другими видами власти, поскольку «экономический контроль – это не просто контроль одной из областей человеческой жизни, никак не связанной с остальными, – это контроль над средствами достижения наших целей».

С экономической властью тесно связана власть социальная. Если экономическая власть предполагает распределение материальных благ, то социальная – распределение положения в социальной структуре, статусов, должностей, льгот и привилегий. Современные государства с помощью социальной политики могут влиять на социальный статус  широких слоёв населения, вызывая тем самым их лояльность и поддержку. Для многих государств сегодня характерно стремление к разделению, насколько это возможно, экономической и социальной властей и к демократизации социальной власти.

Применительно к власти на предприятиях это проявляется в лишении собственника права принимать и увольнять работника, единолично определять ему размер заработной платы, повышать или понижать в должности, изменять условия труда и т.д. Все эти социальные вопросы регулируются законодательством и коллективными трудовыми соглашениями и решаются с участием профсоюзов, производственных советов, государственных и общественных бюро по найму рабочей силы, суда и некоторых других государственных и общественных учреждений.

Духовно-информационная власть-это власть над людьми, осуществляемая с помощью научных знаний и информации. В современном обществе без опоры на знания власть не может быть эффективной. Знания используются как для подготовки правительственных решений, так и для непосредственного воздействия на сознание людей для обеспечения их лояльности и поддержки правительства. Такое воздействие осуществляется через институты социализации (школы, учреждения, просветительские общества и т.д.), а также с помощью СМИ. Информационная власть способна служить разным целям: не только распространению объективных сведений о деятельности правительства, положении общества, но и манипулированию, основанному на специальных методах обмана, на управлении сознанием и поведением людей вопреки их интересам, а нередко и воле.

Принудительная власть определяется тем, что они опирается на силовые ресурсы и означает контроль за людьми с помощью физической силы. Принудительная власть нередко отождествляется с властью политической. Безусловно, легальное использование силы в масштабах всего общества является одним из важнейших отличительных признаков политической власти. Однако насилие, физическое принуждение могут использоваться и неполитической властью, например, в отношениях между рабовладельцами рабами, между деспотом – главой семьи и её членами, между главарём и членами преступной группировки и т.д.

В зависимости от субъектов власть делится на государственную, партийную, военную, профсоюзную, семейную и т.п. По широте распространения выделяется мегауровень – международные организации, макроуровень – центральные органы государства, мезоуровень – подчинённые центру организации (областные, окружные, районные и т.п.) и микроуровень – власть в первичных организациях и малых группах.

Возможна классификация власти по функциям её органов: например, законодательная, исполнительная и судебная власти государства, по способам воздействия на субъекта и объекта власти – демократическая, авторитарная и т.д.

Особенно актуальна проблема взаимодействия властей. Многие считают важнейшей среди всех властей экономическую власть, власть собственников средства производства и других общественных богатств. В рыночном обществе, где почти всё имеет цену и денежное выражение, подавляющее большинство СМИ принадлежит крупным собственникам. Деньги оказывают сильное влияние на проведение избирательных компаний и итоги выборов, широко используются для подкупа политиков. Концентрация экономической власти у крупных собственников создаёт опасность установления плутократии – прямого политического правления небольшой группы богатеев. В современных западных демократиях всевластие крупного капитала сдерживается конкуренцией между собственниками, политическим влиянием среднего класса, демократическим государством и общественностью.

Политическая власть, испытывая сильное воздействие власти экономической, достаточно самостоятельна и способна иметь над ней первенство, подчинять её своим целям. В определённых условиях доминирующее влияние на общество может оказывать власть информационная.  Её монополизация определённой группировкой может обеспечить ей победу на выборах и длительное сохранение своего господства в обществе, невзирая на неэффективность экономической и иной политики. Важная роль принадлежит власти в международных отношениях. От господства и диктата в международных делах постепенно идёт переход к отношениям между странами, основанными на сотрудничестве и равном партнёрстве. Всё больше приходит понимание единства мира и народов, его населяющих.

Законность (легитимность) власти. Власть – понятие правовое, означающее созидание и распределение ценностей согласно общественным интересам. Власть – это законное право принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, и использовать принуждение во имя торжества законов. Правители всегда стремятся создать впечатление правомерности своей власти и законности правления. В обществе, в котором народ с уважением относится к закону и доверяет правительству, требуются минимальные условия для принуждения. Там же, где законность власти не бесспорна, воцаряется беззаконие и сохраняется опасность социальных потрясений.

Важное значение для политической стабильности и поддержки лидеров имеет концепция легитимности (законности) власти. Законность власти можно определить как степень естественного признания населением страны системы, к которой она принадлежит. Государство может быть легитимным, если граждане чувствуют, что оно оправдывает их надежды. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, верою подавляющего большинства населения в то, что существующий порядок является лучшим для данной страны, с консенсусом в области основополагающих политических ценностей.

Баланс ветвей власти

Государственная власть в Республике едина, поскольку её источник – народ Казахстана и неделим суверенитет государства. Но осуществляется эта власть в соответствии с принципом её разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия их между собой с использованием системы сдержек и противовесов (п.4 ст.3)

Этот принцип, сформулированный теоретически в период абсолютизма известными просветителями Джоном Локком и Шарлем Монтескье, а юридически впервые закреплённый в Конституции США 1787 года, означает такое устройство государственной власти, которое исключает сосредоточение всей её  полноты в руках одного органа. Она должна быть рассредоточена во избежание чьего бы то ни было произвола между законодательной, судебной и исполнительной ветвями одного древа государственной власти.

Впервые в Казахстане этот демократический принцип нашёл правовое отражение в первой Конституции нового независимого государства 1993 года. Однако он нередко входил в противоречие с другими конституционными нормами, определявшими компетенцию Верховного Совета Республики Казахстан по прежней модели полновластия Советов. К тому же принцип разделения властей не был  в достаточной мере подкреплён провозглашёнными «сдержками и противовесами», интегрирующей организационно-правовой ролью главы государства, что ставило под угрозу само единство этой государственной власти.

В Конституции 1995 года эти проблемы нашли своё логическое разрешение не только в Общих положениях, но также в конкретных нормах других её разделов, чётко устанавливающих и разграничивающих компетенцию Парламента, Правительства и Верховного Суда Республики Казахстан при соответствующих полномочиях Президента Республики Казахстан по обеспечению согласованного функционирования всех ветвей единой государственной власти.

Так, Парламент Республики может теперь в установленных случаях выразить Правительству страны вотум недоверия и «угрожать» Президенту Республики Казахстан отрешением от должности. Президент, со своей стороны, может распускать Парламент (ст.63), отправлять в отставку Правительство (ст. 70), налагать вето на законы, принятые Парламентом (п.3 ст.53), и отменять либо приостанавливать действие актов Правительства и др.

В президентской республике казахстанской модели особенно слаженным и оперативным должно быть взаимодействие по оси – Парламент-Правительство. Необходимые меры, намеченные Правительством, нередко требуют срочного законодательного подкрепления. Чтобы мобилизировать Парламент на деловое обсуждение и оперативное принятие необходимого закона, Конституция наделяет Правительство, в случае непринятия внесённого им законопроекта, в лице Премьер-министра правом поставить на совместном заседании Палат Парламента вопрос о доверии Правительству. Осуществление этого права ставит Парламент перед дилеммой: либо вынести решение о вотуме недоверия Правительству (и тем самым оказаться в ожидании решения Президента отправить в отставку это Правительство или же распустить сам Парламент), либо, не сумев принять решение, смириться, что законопроект Правительства будет считаться принятым без голосования (п.7 ст.6).

Но, с другой стороны, Правительство не может по Конституции пользоваться этим правом более двух раз.

Важная роль в системе сдержек и противовесов во взаимодействии ветвей власти в качестве самостоятельно действующего элемента отводится Конституционному Совету Республики Казахстан.

С принятием новой конституции 1995 года в республике стали складываться и утверждаться новые принципы взаимодействия всех ветвей государственной власти. Основные задачи по обеспечению верховенства конституции были возложены на Конституционный совет, учреждение которого стало сменой австрийской модели конституционного контроля на французскую конституционную контрольную систему.

В Конституции Республики Казахстан закреплено положение о том, что государственная власть в республике осуществляется в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия их между собой с использованием системы сдержек и противовесов. Согласно этому принципу государственная власть понимается ни как единое целое, а как совокупность различных властных функций, осуществляемых независимо друг от друга различными государственными органами. Наряду с этим Конституция позволяет говорить и о действии таких самостоятельных властей, как президентская и конституционная, которые не могут быть сведены к другим ветвям власти.

В системе высших органов государственной власти конституционная власть занимает особое положение, поскольку она не только применяет нормы конституционного права, но и призвана обеспечивать режим конституционной законности в деятельности всех ветвей государственной власти. Специфика конституционного контроля в Республике Казахстан как самостоятельной ветви власти и особых организационно-правовых форм государственно-властной деятельности проявляется, во-первых, в суверенном, независимом характере Конституционного совета по отношению к другим ветвям власти, и, во-вторых, в содержании полномочий Конституционного совета, осуществляющего функции обеспечения верховного толкования Конституции, функцию контроля за соблюдением принципа разделения власти в их взаимном балансировании и выполнения функций баланса по отношению к каждой из ветвей государственной власти в отдельности, а также функцию защиты конституционных прав и свобод индивида. Эти функции реализуются через блок норм, устанавливающих компетенцию Конституционного совета Республики Казахстан.

В этой связи Конституционный совет как орган конституционного контроля, входящий в механизм осуществления государственной власти в целом, одновременно имеет родовые признаки, позволяющие говорить и об особой политико-правовой природе этого органа.

Исходным для характеристики природы Конституционного совета в качестве органа государственной власти является осуществление им специфической функции по защите Основного Закона – как самостоятельного направления государственно-властной деятельности. Конституционный совет рассматривается как государственный орган, обеспечивающий верховенство Конституции на всей территории республики, который при осуществлении своих полномочий самостоятелен и независим от государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан, подчиняется только Конституции республики и не может исходить из политических и иных мотивов. Конституционный совет призван обеспечивать верховенство и прямое действие Конституции применительно ко всем субъектам права. Решения Конституционного совета при этом выносятся от имени государства, действуют на всей территории государства и имеют обязательную юридическую силу.

Таким образом, Конституционный совет приобрел особую организационно-правовую форму, ставящую его вне законодательной, исполнительной и судебной властей.

Наряду с функцией обеспечения верховенства Конституции и ее верховного толкования Конституционный совет осуществляет арбитражную функцию, удерживай в равновесии все ветви государственной власти. Эта функция реализуется посредством рассмотрения Конституционным советом вопросов, связанных с разрешением споров в процессе проведения выборов и республиканского референдума.

Контроль за национальными выборами является одним из важнейших прерогатив Конституционного совета. Для того чтобы не перегружать деятельность конституционной власти, компетенция распространяется лишь в отношении выборов в высшие конституционные органы государственной власти республики.

Конституционный совет при реализации данного полномочия может выступать в двух основных качествах: как консультативный орган, высказывающий свое мнение об организации и проведении выборов или республиканского референдума, и как орган государственной власти, принимающий решения, имеющие юридические последствия. Так, в соответствии с Указом о Конституционном совете Республики Казахстан выборы Президента, депутатов сената и мажилиса парламента, а также результаты республиканского референдума, признанные не соответствующими Конституции, – решением Центральной избирательной комиссии признаются недействительными. Появление у Конституционного совета компетенции контроля в области избирательных процедур национального масштаба, видимо, объясняется стремлением отвергнуть практику предыдущего периода, когда контроль в этой области осуществлялся представительными органами государства.

Роль Конституционного совета как баланса важного звена механизма сдержек и противовесов проявляется и в его участии по досрочному прекращению полномочий главы государства. В этом случае конституционная власть дает заключение о соблюдении установленных конституционных процедур. Данная компетенция указывает на то, какое особое место занимает Конституционный совет в проверке конституционности решений одной из ветвей власти.

Анализ Конституции свидетельствует о том, что все ветви власти взаимодействуют с Конституционным советом, взаимно уравновешивая, дополняя друг друга, и в конечном счете служат общей цели- утверждению конституционной законности в государстве и обществе. Взаимоотношения ветвей власти с конституционной властью строятся на принципе самостоятельной деятельности каждой из них, а также возможного влияния друг на друга в пределах, установленных законодательством.

Конституционный совет через осуществление конституционного контроля может оказывать значительное влияние на деятельность всех ветвей власти, отменяя, по существу, противоречащие Конституции законы и иные нормативные правовые акты, их положения, толкуя конституционные нормы при разрешении конкретных дел и давая официальное толкование Конституции, обязательное для всех субъектов права.

Конституционный совет в известном смысле и в известных пределах “творит право”, определяя пути развития законодательства посредством направления в адрес парламента ежегодного послания о состоянии конституционной законности, создавая прецеденты толкования Конституции и законов, заполняя пробелы в Конституции при ее толковании. Тем самым Конституционный совет идет дальше простой интерпретации конституционной нормы, как государственно-властный орган он одновременно развивает и создает конституционно-правовую доктрину, мотивируя принятие своих решений.

Разрешая конфликты, Конституционный совет проводит для себя толкование путем уяснения Конституции, которое затем находит непосредственное отражение в решениях по конкретным делам. Толкование в значительной мере определяет специфику положения Конституционного совета как органа по защите Конституции – в механизме государственной власти, в качестве независимого арбитра, посредника между президентской, законодательной, исполнительной и судебной властями.

Разрешая споры между ветвями власти, он выступает как орган примирения, как гарант политического мира и стабильности в обществе.

Конституционный совет, осуществляя предварительный контроль, выступает как сила, противостоящая неконституционным законам, принимаемым парламентом, и неконституционным актам Президента и правительства, – осуществляя последующий конституционный контроль. Органы, принимающие такие акты, являются субъектами, уполномоченными на обращение в Конституционный совет, и выступают сторонами, спорящими в конституционном процессе по поводу понимания и реализации Конституции. Однако при этом нельзя рассматривать споры между ними как борьбу за власть, поскольку субъективные политические устремления представителей спорящих ветвей власти по своим общественным последствиям оказываются в реальности несущественными в сравнении с объективным значением разрешения Конституционным советом указанных споров как способа охраны Конституции.

С точки зрения содержательной характеристики роли Конституционного совета в трансформационном процессе на основе действующей Конституции защита принципа разделения власти является одной из главных задач. Ее решение обеспечивает правовые основы и цивилизованные формы противостояния различных ветвей власти. В качестве главной гарантии такого равновесия приходится выступать конституционной власти. Однако Конституционный совет, работающий в условиях острых политических дискуссий, должен при этом воздерживаться от каких бы то ни было решений, которые связаны с политической целесообразностью.

Вместе с тем специфика правового развития в современном Казахстане состоит в том, что правовое регулирование отношений между ветвями власти непоследовательно, страдает пробелами и противоречиями. Поэтому Конституционный совет в своих решениях должен выявлять содержание принципа разделения власти применительно к конкретным спорным ситуациям. При этом Конституционному совету необходимо учитывать и опасность собственного вмешательства в полномочия других ветвей государственной власти.

Исходя из принципа разделения власти, Конституционный совет не может вторгаться в полномочия конституционного законодателя и, следовательно, не вправе проверять соответствие одних статей Конституции другим, вносить с помощью своего толкования изменения в содержание конституционных полномочий различных ветвей власти, и таким образом изменять конституционное законодательство. В таких случаях самоограничение дел Конституционного совета вполне оправдано для обеспечения стабильности конституционного равновесия между ветвями государственной власти.

При рассмотрении данного вопроса необходимо подчеркнуть одну особенность Конституции 1995 года. Полномочия Президента как главы государства и высшего должностного лица не вполне вписываются в обычную триаду ветвей власти. Они имеют особый характер, что приводит к дискуссиям о том, относится ли президентская власть к исполнительной или представляет собой четвертую власть, стоящую над всеми остальными.

Конституционный совет должен исходить при этом из принципа независимости всех ветвей власти друг от друга и рассматривать власть Президента как одну из равных. Безусловно, при этом нужно принимать во внимание, что согласно Конституции (ст. 40) Президент выступает в качестве ее гаранта и обеспечивает функционирование всех ветвей государственной власти и их ответственность перед народом.

Конституционная обязанность Президента как гаранта Конституции, по сути, является конструктивной, однако приводит в то же время к противоречиям с законодательной властью. В качестве примера можно привести рассмотрение Конституционным советом обращения председателя мажилиса парламента, в котором ставится вопрос о возможности или невозможности расширения полномочия парламента. Конституционный совет, исследовав соответствующие материалы, дал официальное толкование норм Конституции, закрепляющих полномочия парламента и его палат, постановил, что статьи 53-57 Основного Закона устанавливают исчерпывающий перечень полномочий высшего законодательного органа, их расширение возможно лишь путем внесения изменений в Конституцию.

Подводя итог настоящего анализа, следует отметить, что Конституционные совет – это институт, органичный для правового и демократичного государства, эффективность функционирования которого во многом будет зависеть от согласованности всех ветвей государственной власти, а также – профессионализма и компетентности состава совета. Практика показывает, что становление правового государства происходит весьма противоречиво, с большей степенью непредсказуемости. Серьезно нарушен баланс полномочий в направлении усиления президентской и исполнительной власти за счет представительной. Повсеместно нарушаются права человека. Однако эти процессы лишь подтверждают необходимость функционирования в системе высших органов государственной власти Конституционного совета – как одного из важнейших гарантов обеспечения стабильности в государстве и обществе.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!