ИСТОРИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АКЦИОНЕР-НЫХ ОБЩЕСТВ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

На данный момент в Казахстане очень важно развить акционерную форму собственности, так как развитие среднего и крупного производства является одной из приоритетных направлений стратегии 2030.

Не каждый индивидуальный предприниматель в силах организовать завод или фабрику, что не скажешь о нескольких предпринимателях, скооперированных для развития одного производственного субъекта.

Структура ведения хозяйства, сложившаяся во времена Советского периода подразумевает, что вся промышленность является собственностью всего народа. Поэтому начальной стадией развития акционерной формы собственности являлось разгосударствление, а затем приватизация государственной собственности.

В республике можно проследить две программы разгосударствления и приватизации.

Программа разгосударствления и при­ватизации от 22 июня 1991 года продолжалась в течение 1991-1995 г.г. Основным ее направлением стала рас­продажа объектов розничной торгов­ли и сферы обслуживания, а также передача государственной собствен­ности служащим. Национальная Про­грамма разгосударствления и прива­тизации в Республике Казахстан на период 1996-1998 г.г. (II стадия) от 5 марта 1996 года, помимо малой при­ватизации, предусматривала массо­вую приватизацию, приватизацию по индивидуальным проектам и прива­тизацию предприятий агропромыш­ленного комплекса.

В рамках программы малой приватиза­ции, было приватизировано около 11 ты­сяч объектов, что составляет 2/3 всех объектов, подлежащих малой приватиза­ции. 84 % всех объектов розничной тор­говли и сферы общественных услуг, став­ших предметом разгосударствления и при­ватизации согласно Национальной Про­грамме, также было приватизировано.

В рамках программы приватизации по индивидуальным проектам, которая охва­тывала крупные предприятия с численно­стью работающих свыше 5000 человек, было приватизировано 5 предприятий, 44 предприятия были переданы в доверитель­ное управление. Из них 12 объектов – иностранным предприятиям.

В рамках программы приватизации предприятий агропромышленного комплекса на конец 1998 года было приватизи­ровано более 1967 объектов, что соста­вило 93 % всех сельскохозяйственных предприятий Казахстана.

На начало 1999 года, около 60 % предприятий были переданы частным владельцам (исключая объекты малой приватизации). Процесс приватизации фармацевтических компаний закончился приватизацией 57 % всех аптек республики. В 2000 году более чем  2.900 общественных объектов в сфере медицинского обслуживания, об­разования, культуры, туризма и спорта также были приватизированы. В целом с 1991 года в стране было приватизировано 17.070 предприятий.

Приватизация предприятий оказала положительное влияние на их деятельность. Были опрошены представители 15 процентов приватизированных объектов по вопросам, затрагивающим условия и методы работы, уровень материальной компенсации работников, методы управления, правила налогообложения, вмешательство правитель­ственных органов и др. Результаты оп­роса показали: увеличение показателей занятости в компании в среднем на 20 процентов; значительный объем финан­совых инвестиций со стороны новых владельцев; увеличение объемов прибыли приватизированных предприятий; более высокий уровень заработной платы ра­ботников, занятых в частном секторе по сравнению с государственным сектором; более широкий ассортимент товаров, предлагаемых приватизированными предприятиями; снижение уровня цен. Также были отмечены другие важные результаты процесса приватизации, вклю­чая более высокий уровень удовлетворенности клиентов и развитие сферы об­служивания, в частности» таких облас­тей, как бухгалтерский учет, маркетинг и рекламное дело.

В 2004 году в Казахстане было приватизировано 528 объектов государственной собственности (1724 – в 2003 году), включая 476 малых объектов (1581 – в 2003 году) и 47 предприятий (129 – в 2003 году). За этот период не производилась приватизация по индивидуальным проектам (3 – в 2003 году).

Одной из задач, установленных правительством в Стратегии Развития Казахстана – 2030, является полное завершение процесса приватизации недвижимости, средних и малых предприятий и предприятий агропромышленного комплекса в республике. А также развития акционерных форм хозяйствования и развития экономики.

В 2004 году, поступления в государствен­ный бюджет от приватизации составили более 9 млрд. тенге, или 24 % от годо­вого плана. Большая часть доходов была получена за счет приватизации промыш­ленных предприятий (72,8% от общих при­ватизационных доходов), 0,2 % – от приватизации транспортных объектов, и 26,8 % – за счет приватизации других объектов.

Кол-во приватизированных объектов19971998199920002001200220032004
Кв.1        

 

Малая приватизация27482477339355902539

 

21531581476
Массовая приватизация 147497112251416112947
Приватизация в с/х9185131381894115
Приватизация по индивидуальным проектам 5284711030
Всего4147314240566777307323181724528

Акционерные общества могут плодотворно действовать на рынке, если со стороны государства не будет экономических, налоговых барьеров. Особого внимания акционерные общества, как в принципе и индивидуальные предприниматели заслужили со стороны исполнительных органов. Многочисленные проверки и ревизии со стороны санэпидемстанции, налоговой полиции и других контролеров негативно отражаются на деятельности данных организаций.

Совсем недавно был принят закон «Об акционерных обществах», в котором говорится, что деятельность акционерных обществ должна быть под контролем государства, но проведение данного контроля должно вестись организованно и в определенные промежутки времени.

После развала СССР экономика Казахстана оказалась в удручающем состоянии – сырьевая  направленность экономики не давала возможность развить реальный сектор. За 10 лет независимости была проделана большая работа по реорганизации общественного производства. Акционерные общества сыграли немаловажную роль, оказав реальную поддержку государству, будучи очень чувствительными к рыночным переменам и государственным программам по реконструкции товарного производства.

ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ

АО создается путем учреждения вновь и путем реорганизации существующего юридического лица (такая форма создания, как это было показано выше, являлась весьма распространенной в нашем государстве). АО, как и другие юридические лица, считается созданным с момента его государственной регистрации.

Создание АО путем учреждения осуществляется по решению уч­редителей, принимаемым учредительным собранием. В случае учреждения общества одним лицом решение о его учреждении принимается этим лицом единолично.

Важно, что решение об учреждении общества, утверждении его устава и утверждении денежной оценки ценных бумаг, других вещей, имущественных прав, а также иных прав, имеющих денежную оценку, вносимых учредителем в оплату акций, принимается учредителями единогласно. Избрание органов управления АО осуществляется учредителями большинством в три четверти голосов, которые представляют подлежащие размещению среди учредителей акции. Учредители заключают между собой договор о создании АО, опреде­ляющий порядок совместной деятельности по учреждению общества, размер уставного капитала, категории и типы акций, подлежащих размещению среди учредителей, размер и порядок их оплаты, права и обязанности учредителей по созданию общества. Договор о создании общества не является его учреди­тельным документом. Очень важной новеллой настоящего Закона «Об акционерных обществах» является п. 4 ст. 7 указанного Закона, установивший, что «Действие учредительного договора (решения единственного учредителя) прекращается со дня государственной регистрации выпуска объявленных акций». Тем самым законодатель совершенно правильно разрешил проблему действия во времени учредительного договора применительно к акционерным обществам. К сожалению, эти вопросы остаются неразрешенными для хозяйственных товариществ[1].

АО не может иметь в качестве единственного учредителя другое хозяйст­венное общество, состоящее из одного лица. Учредители АО несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с его созданием и возникающим до государственной регистрации данного общества. АО несет ответственность по обязательствам учредителей, связанным с его созданием, только в случае последующего одобрения их действий общим собранием акционеров.

Единственным учредительным документом АО является устав, требования которого обязательны для исполнения всеми органами общества и его акцио­нерами. В уставе АО содержатся следующие обязательные сведения:

  • полное и сокращенное фирменные наименования и место нахождения;
  • количество, номинальная стоимость, категории акций и типы привилеги­рованных акций, размещаемых обществом;
  • права акционеров – владельцев акций каждой категории и типа;
  • размер уставного капитала;
  • структура и компетенция органов управления и порядок принятия ими решений;
  • порядок подготовки и проведения общего собрания акционеров, в том числе перечень вопросов, решение по которым принимается органами управ­ления квалифицированным большинством голосов или единогласно;
  • сведения о филиалах и представительствах;
  • другие положения.

Уставом могут быть установлены ограничения количества акций, принад­лежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а так­же максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру.

Внесение изменений и дополнений в устав или утверждение устава в но­вой редакции осуществляются по решению общего собрания акционеров.

Важно отметить, что внесение в устав изменений, связанных с уменьшением уставного капитала, осуществляются только на основании решения об уменьшении ус­тавного капитала, принятого общим собранием акционеров. Внесение в устав изменений, связанных с увеличением уставного капитала, осуществляется на основании решения об увеличении уставного капитала путем увеличения номинальной стоимости акций или размещения дополнительных акций, принятого общим собранием акционеров или советом директоров, если в соответствии с решением общего собрания акционеров или уста­вом совету директоров принадлежит право принятия такого решения, и решения совета директоров об утверждении итогов размещения дополнительных акций.

Увеличение уставного капитала путем размещения дополнительных акций регистрируется в размере номинальной стоимости размещенных дополни­тельных акций. При этом количество объявленных акций определенных ка­тегорий и типов уменьшается на число размещенных дополнительных акций этих категорий и типов.

Внесение изменений и дополнений в устав или утверждение устава в но­вой редакции осуществляется по решению общего собрания акционеров, принятому большинством в три четверти голосов акционеров – владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров, а в случае размещения дополнительных акций на основании решения общего собрания акционеров, принятого большинством голосов принимающих уча­стие в общем собрании акционеров, или решения совета директоров, приня­того единогласно.

Изменения и дополнения в устав или устав общества в новой редакции подлежат государственной регистрации.

Реорганизация может быть осуществлена в форме слияния, присоединения, разделения, вы­деления и преобразования.

АО считается реорганизованным, кроме случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц. При реорганизации АО путем присоединения к другому обществу первое из них считается реорганизованным с момента внесения органом государственной регистрации в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного АО.

Не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации АО в письменной форме уведомляет об этом своих кредиторов. Кредитор может требовать от АО прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков путем письменного уведомления в срок:

  • не позднее 30 дней с даты направления АО кредитору уведомления о ре­организации в форме слияния, присоединения или преобразования;
  • не позднее 60 дней с даты направления АО кредитору уведомления о ре­организации в форме разделения или выделения.

Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреем­ника реорганизованного АО, то вновь возникшие юридические лица несут со­лидарную ответственность по обязательствам реорганизованного общества пе­ред его кредиторами.

Слиянием обществ признается возникновение нового АО путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких АО с прекраще­нием последних. АО, участвующие в слиянии, заключают договор о слиянии, в котором определяются порядок и условия слияния, а также порядок кон­вертации акций каждого общества в акции и другие ценные бумаги нового АО. Советы директоров обществ выносят на решение общего собрания ак­ционеров каждого АО, участвующих в слиянии, вопрос о реорганизации в форме слияния, об утверждении договора о слиянии и об утверждении пере­даточного акта.

При слиянии обществ все права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему АО в соответствии с передаточным актом.

Присоединением АО признается прекращение одного или не­скольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу.

Присоединяемое общество и общество, к которому осуществляется при­соединение, заключают договор о присоединении, в котором определяются порядок и условия присоединения, а также порядок конвертации акций при­соединяемого общества в акции и другие ценные бумаги общества, к которо­му осуществляется присоединение. Совет директоров каждого АО выносит на решение общего собрания акционеров своего общества, участвующего в при­соединении, вопрос о реорганизации в форме присоединения, об утвержде­нии договора о присоединении и передаточного акта. При присоединении одного общества к другому к последнему переходят все права и обязанности присоединяемого общества в соответствии с передаточным актом.

Разделением АО признается прекращение общества с передачей всех его прав и обязанностей вновь создаваемым обществам. Совет директо­ров реорганизуемого в форме разделения общества выносит на решение об­щего собрания акционеров вопрос о реорганизации общества в форме разде­ления, порядке и условиях этой реорганизации, о создании новых обществ и порядке конвертации акций реорганизуемого общества в акции и другие ценные бумаги создаваемых обществ. При разделении общества все его права и обязанности переходят к двум или нескольким вновь создаваемым АО в соответствии с разделительным балансом.

Выделением АО признается создание одного или нескольких обществ с передачей им части прав и обязанностей реорганизуемого общества без прекращения последнего. Совет директоров реорганизуемого в форме вы­деления общества выносит на решение общего собрания акционеров вопрос о реорганизации общества в форме выделения, порядке и условиях выделе­ния, создании нового общества, возможности конвертации акций общества в акции и другие ценные бумаги выделяемого общества и порядке такой кон­вертации, утверждении разделительного баланса. При выделении из состава общества одного или нескольких обществ к каждому из них переходит часть прав и обязанностей реорганизованного в форме выделения общества в соот­ветствии с разделительным балансом.

АО может преобразоваться в общество с ограниченной от­ветственностью или в производственный кооператив. Совет директоров пре­образуемого АО выносит на решение общего собрания акционеров вопрос о преобразовании общества, порядке и условиях осуществления преобразова­ния, порядке обмена акций на вклады участников общества с ограниченной ответственностью или паи членов производственного кооператива. К вновь возникшему юридическому лицу переходят все права и обязанности реорга­низованного общества в соответствии с передаточным актом.

Причины и особенности ликвидации АО.

АО может быть ликвидировано добровольно и по реше­нию суда по основаниям, предусмотренным ГК РК. Ликвидация общества означает его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке пра­вопреемства к другим лицам.

При добровольной ликвидации совет директоров ликвидируемого АО вы­носит на решение общего собрания акционеров вопрос о ликвидации общества и назначении ликвидационной комиссии. С момента назначения ликвидаци­онной комиссии к ней переходят все полномочия по управлению делами АО. Ликвидационная комиссия от имени ликвидируемого общества выступает в суде. Она помещает в органах печати, в которых публикуются данные о регист­рации юридических лиц, сообщение о ликвидации общества, порядке и сроках для предъявления требований его кредиторами. Срок для предъявления требо­ваний кредиторами не может быть менее 60 дней с даты опубликования сооб­щения о ликвидации АО. Если на момент принятия решения о ликвидации АО не имеет обязательств перед кредиторами, его имущество распределяется между акционерами. Ликвидационная комиссия принимает меры к выявлению креди­торов и получению дебиторской задолженности, а также в письменной форме уведомляет кредиторов о ликвидации АО.

По окончании срока для предъявления требований кредиторами ликвида­ционная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, кото­рый содержит сведения о составе имущества ликвидируемого АО, предъяв­ленных кредиторами требованиях, а также результатах их рассмотрения. Промежуточный ликвидационный баланс утверждается общим собранием акционеров по согласованию с органом, осуществившим государственную регистрацию ликвидируемого АО. Если имеющихся у ликвидируемого обще­ства денежных средств недостаточно для удовлетворения требований креди­торов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу иного имущества общества с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения су­дебных решений. Выплаты кредиторам ликвидируемого общества денежных сумм производятся ликвидационной комиссией в порядке следующей оче­редности:

  • гражданам, перед которыми ликвидируемое АО несет ответственность за при­чинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей;
  • выходных пособий и оплата труда лицам, работающим по трудовому договору, в том числе по контракту, а также вознаграждений по авторским договорам;
  • кредиторам по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвиди­руемого АО;
  • по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;
  • другим кредиторам в соответствии с законом.

Требования каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетво­рения требований предыдущей очереди. При недостаточности имущества ликвидируемого АО оно распределяется между кредиторами соответствую­щей очереди пропорционально суммам требований, подлежащих удовлетво­рению. В случае отказа ликвидационной комиссии в удовлетворении требо­ваний кредитора либо уклонения от их рассмотрения кредитор может до утверждения ликвидационного баланса АО обратиться в суд с иском к лик­видационной комиссии. По решению суда требования кредитора могут

быть удовлетворены за счет оставшегося имущества ликвидируемого АО. Требования кредитора, заявленные после истечения срока, установленного ликвидационной комиссией для их предъявления, удовлетворяются из имущества ликвидируемого АО, оставшегося после удовлетворения требо­ваний кредиторов, заявленных в срок. Требования кредиторов, не удовле­творенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого АО, считают­ся погашенными.

Погашенными считаются также требования кредиторов, не признанные ли­квидационной комиссией, если кредитор не обращался с иском в суд, а также требования, в удовлетворении которых решением суда кредитору отказано.

После завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия со­ставляет ликвидационный баланс, который утверждается общим собранием ак­ционеров по согласованию с органом, осуществившим государственную реги­страцию ликвидируемого АО.

Оставшееся после завершения расчетов с кредиторами имущество ликви­дируемого АО распределяется ликвидационной комиссией между акционера­ми в следующей очередности:

  • выплаты по акциям, которые должны быть выкуплены в соответствии с законом;
  • выплаты начисленных, но не выплаченных дивидендов по привилегирован­ным акциям и определенной уставом ликвидационной стоимости по приви­легированным акциям;
  • распределение имущества между акционерами – владельцами обыкновенных акций и всех типов привилегированных акций.

Распределение имущества каждой очереди осуществляется после полного распределения имущества предыдущей очереди. Выплата определенной уставом ликвидационной стоимости по привилегированным акциям определенного ти­па осуществляется после полной выплаты определенной уставом ликвидацион­ной стоимости по привилегированным акциям предыдущей очереди.

Если имеющегося у АО имущества недостаточно для выплаты начислен­ных, но не выплаченных дивидендов и определенной уставом ликвидацион­ной стоимости всем акционерам – владельцам привилегированных акций одного типа, то имущество распределяется между акционерами – владельца­ми этого типа привилегированных акций пропорционально количеству при­надлежащих им акций этого типа.

Ликвидация считается завершенной, а общество – прекратившим сущест­вование с момента внесения органом государственной регистрации соответст­вующей записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Формирование уставного капитала АО.

Уставный капитал АО составляется из номинальной стоимости акций, приобретенных акционерами. Номиналь­ная стоимость всех обыкновенных акций должна быть одинаковой. Уставный капитал определяет минимальный размер имущества общества, гарантирую­щего интересы его кредиторов.

АО может размещать обыкновенные акции, а также один или несколько ти­пов привилегированных акций. Номинальная стоимость размещенных приви­легированных акций не превышает 25% от уставного капитала АО.

При учреждении общества все его акции размещаются среди учредителей. Все акции АО являются именными.

Уставом АО определяется количество и номинальная стоимость акций, приобретенных акционерами, а также количество и номинальная стоимость акций, которые АО вправе размещать дополнительно к размещенным акци­ям, – объявленные акции. Уставом определяются права, предоставляемые ак­циями каждой категории и типа, порядок и условия размещения объявлен­ных акций.

В случае размещения АО ценных бумаг, конвертируемых в акции опреде­ленной категории и типа, количество объявленных акций этой категории и типа должно быть не менее количества, необходимого для конвертации в те­чение срока обращения этих ценных бумаг. АО не могут принимать решения об ограничении прав, предоставляемых акциями, в которые могут быть кон­вертированы размещенные обществом ценные бумаги, без согласия владель­цев этих ценных бумаг.

Уставный капитал АО может быть увеличен путем увеличения номиналь­ной стоимости акций или размещения дополнительных акций.

Дополнительные акции могут быть размещены только в пределах количества объявленных акций, установленного уставом АО.

Финансовая служба предприятия руководствуется тем, что в решении об увеличении уставного капитала путем, размещения дополнительных акций должны быть определены количество размещаемых дополнительных обыкновенных акций и каждого типа привиле­гированных акций в пределах количества объявленных акций этой категории и типа, сро­ки и условия их размещения, в том числе цена размещения дополнительных акций для акционеров, имеющих преимущественное право приобретения размещаемых акций.

Увеличение уставного капитала АО путем выпуска дополнительных акций при наличии пакета акций, предоставляющего более 25% голосов на общем собрании акционеров и закрепленного в государственной или муниципаль­ной собственности, может осуществляться в течение срока закрепления толь­ко в случае, если при таком увеличении сохраняется размер доли государства или муниципального образования.

Уставный капитал АО может быть уменьшен путем уменьшения номиналь­ной стоимости акций или сокращения их общего количества, в том числе пу­тем приобретения части акций. Уменьшение уставного капитала путем приоб­ретения и погашения части акций допускается, если такая возможность преду­смотрена в уставе общества. АО не может уменьшать уставный капитал, если в результате этого его размер станет меньше минимального уставного капитала, определяемого в соответствии с законом на дату регистрации соответствующих изменений в уставе.

Решение об уменьшении уставного капитала путем уменьшения номи­нальной стоимости акций или путем приобретения части акций в целях со­кращения их общего количества и о внесении соответствующих изменений в устав принимается общим собранием акционеров.

Не позднее 30 дней с даты принятия решения об уменьшении уставного капитала общество в письменной форме уведомляет об этом своих кредито­ров. Кредиторы могут не позднее 30 дней с даты направления им уведомле­ния об уменьшении уставного капитала потребовать от АО прекращения или досрочного исполнения его обязательств и возмещения связанных с этим убытков.

КОМПЕТЕНЦИЯ ОРГАНОВ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА

Вопрос корпоративного права в целом и корпоративного управления в особенности относятся, пожалуй, к разряду самых важных и актуаль­ных для практикующего юриста в силу чуть ли не каждодневного обра­щения к ним, и носят достаточно прикладной харак­тер. Наверное, главной причиной возникающих зачастую затруднений в их правильном уяснении является даже не отсутствие должного уровня квалификации отдельного юриста, да и это немаловажно, а недостаток выработанных и успевших устояться классических позиций по вопросам корпоративного права за сравнительно недолгий период их полнокров­ной рыночной нормативно-правовой представленности. В этой связи хо­телось бы высказать некоторые наиболее часто возникающие проблемы взаимоотношений органов акционерного общества, касающиеся их компетенции.

Важнейшие финансовые вопросы находятся в компетенции общего собрания акционеров – высшего органа управления АО. Годовое общее собрание акционеров прово­дится в сроки, устанавливаемые уставом общества, но не ранее чем через два ме­сяца и не позднее чем через шесть месяцев после окончания финансового года.

К компетенции общего собрания акционеров относятся следующие фи­нансовые вопросы:

  • внесение изменений и дополнений в устав;
  • реорганизация АО;
  • ликвидация АО, назначение ликвидационной комиссии и утверждение промежуточного и окончательного ликвидационных балансов;
  • определение предельного размера объявленных акций;
  • увеличение уставного капитала путем увеличения номинальной стоимости акций или размещения дополнительных акций;
  • уменьшение уставного капитала путем уменьшения номинальной стоимо­сти акций, приобретения обществом части акций в целях сокращения их об­щего количества или погашения не полностью оплаченных акций, а также путем погашения приобретенных или выкупленных обществом акций в соот­ветствии с законом;
  • образование исполнительного органа АО общества, досрочное прекраще­ние его полномочий, если уставом АО решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров;
  • избрание членов ревизионной комиссии и досрочное прекращение их полномочий;
  • утверждение аудитора АО;
  • утверждение годовых отчетов, бухгалтерских балансов, счета прибылей и убытков, распределение его прибылей и убытков;
  • принятие решения о неприменении преимущественного права акционера на приобретение акций общества или ценных бумаг, конвертируемых в акции;
  • определение формы сообщения акционерам, в том числе определение орга­на печати в случае сообщения в форме опубликования;
  • дробление и консолидация акций;
  • заключение крупных сделок в случаях, предусмотренных законом;
  • совершение крупных сделок, связанных с приобретением и отчуждением обществом имущества, в случаях, предусмотренных законом;
  • приобретение и выкуп обществом размещенных акций в случаях, преду­смотренных законом;
  • участие в холдинговых компаниях, ФПГ, других объединениях коммерче­ских организаций;
  • решение других вопросов, предусмотренных законом.

Изменение устава общества, в том числе изменение размера его уставного ка­питала относятся к исключительной компетенции общего собрания акционеров.

Совет директоров осуществляет общее руководство деятельностью АО. В обществе с числом ак­ционеров – владельцев голосующих акций менее 50 устав может предусмат­ривать, что функции совета директоров общества осуществляет общее собра­ние акционеров.

К исключительной компетенции совета директоров АО относятся сле­дующие финансовые вопросы:

  • определение приоритетных направлений деятельности общества;
  • увеличение уставного капитала путем увеличения номинальной стоимости или размещения акций в пределах количества, категории и типа объявленных акций, если в соответствии с уставом общества или решением общего собра­ния акционеров такое право ему предоставлено;
  • размещение обществом облигаций и иных ценных бумаг, если иное не предусмотрено уставом АО;
  • определение рыночной стоимости имущества;
  • приобретение размещенных обществом акций, облигаций и иных ценных бумаг в случаях, предусмотренных законом;
  • образование исполнительного органа общества и досрочное прекращение его полномочий, установление размеров выплачиваемых ему вознаграждений и компенсаций, если уставом общества это отнесено к его компетенции;
  • рекомендации по размеру выплачиваемых членам ревизионной комиссии общества вознаграждений и компенсаций и определение размера оплаты ус­луг аудитора;
  • рекомендации по размеру дивиденда по акциям и порядку его выплаты;
  • использование резервного и других фондов;
  • создание филиалов и открытие представительств общества;
  • принятие решения об участии общества в других организациях;
  • заключение крупных сделок, связанных с приобретением и отчуждением обществом имущества, в случаях, предусмотренных законом;
  • другие вопросы, предусмотренные законом и уставом АО.

Компетенция единоличного исполнительного органа. Руководство текущей деятельностью в АО осуществляется единоличным исполнительным органом в лице директора или генерального директора или одновременно единоличным исполнительным органом и коллегиальным исполнительным органом в лице правления или дирекции.

По решению общего собрания акционеров полномочия исполнительного органа могут быть переданы по договору управляющей организации или ин­дивидуальному предпринимателю – управляющему.

К компетенции исполнительного органа относятся все вопросы руковод­ства текущей деятельностью, за исключением вопросов, отнесенных к исклю­чительной компетенции общего собрания акционеров или совета директоров. Исполнительный орган организует выполнение решений общего собрания акционеров и совета директоров.

Единоличный исполнительный орган АО без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполне­ния всеми работниками. Проведение заседаний коллегиального исполнитель­ного органа организует лицо, осуществляющее функции единоличного испол­нительного органа общества, который подписывает все документы от имени общества и протоколы заседания коллегиального исполнительного органа, дей­ствует без доверенности от имени общества в соответствии с решениями кол­легиального исполнительного органа, принятыми в пределах его компетенции.

Члены совета директоров, единоличный исполнительный орган общества и члены коллегиального исполнительного органа, управляющая организация или управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причи­ненные ему их виновными действиями или бездействием. При этом в совете директоров, коллегиальном исполнительном органе не несут ответст­венности члены, голосовавшие против решения, которое повлекло причине­ние обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании. Если ответственность несут несколько лиц, их ответственность перед обществом является солидарной.

АО или акционеры, владеющие в совокупности не менее чем 1% разме­щенных обыкновенных акций, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров, единоличному исполнительному органу общества, члену коллеги­ального исполнительного органа, к управляющей организации или управляю­щему о возмещении убытков, причиненных обществу.

Одним из насущных воп­росов является вопрос о полномочиях совета директоров на принятие решений об участии в создании и деятельности других организаций.

Начнем с простого примера. АО «Акжиде мунай» является един­ственным участником ТОО «Акжиде». ТОО «Акжиде» решает обра­титься в банк за получением кредита и предоставить в залог имуще­ство товарищества. В соответствии с принятой практикой40 банки до рассмотрения проекта по кредитованию товарищества требуют реше­ние общего собрания участников или единственного участника об об­ращении в банк за кредитом и предоставлении в залог какого-либо имущества. В связи с этим ТОО «Акжиде» предоставило в банк реше­ние своего единственного участника – АО «Акжиде мунай», от имени которого, в свою очередь, решение было принято исполнительным ор­ганом общества. Возник вопрос, к компетенции какого органа акцио­нерного общества относится принятие такого решения.

Переводя вопрос из плоскости конкретной ситуации в теоретическую плоскость, можно сформулировать вопрос иначе: «Какие органы акционерного общества вправе принимать решения по вопросам дея­тельности товарищества, единственным участником которого являет­ся это общество?»

Ответ на поставленный вопрос требует рассмотрения и сопоставле­ния отдельных полномочий разных органов акционерного общества.

В соответствии с пп. 15 п. 2 ст. 53 Закона Республики Казахстан от 13 мая 2003 г. «Об акционерных обществах» принятие решения об участии общества в создании и деятельности других организаций отнесено к воп­росам, составляющим исключительную компетенцию совета директоров общества. Означает ли данное требование закона, что все вопросы, свя­занные с деятельностью товарищества, единственным участником кото­рого является акционерное общество, должны решаться на уровне совета директоров общества? Думается, что нет, по крайней мере, об этом сви­детельствует буквальное толкование нормы.

Однако, к нашему сожалению, немалая часть практикующих юри­стов придерживается иного понимания.

Существо вопроса заключается в том, как правильно понимать фор­мулировку приводившегося выше правила пп. 15 п. 2 ст. 53 Закона. Напомним, что согласно указанной норме закона «принятие решения об участии общества в создании и деятельности других организаций» отнесено к исключительной компетенции совета директоров общества.

Согласно нашему пониманию, указанное правило означает букваль­но следующее (применительно к приводившейся нами выше ситуации): если акционерное общество решило создать товарищество с ограничен­ной ответственностью либо вступить в качестве участника в ранее со­зданное товарищество, то принять решение по такому вопросу вправе только совет директоров (с учетом определенных ограничений, которые будут показаны далее). То есть речь идет об исключительном полномо­чии совета директоров общества решать вопрос только о создании новой организации или только о вступлении в уже созданную, но никак не иных вопросов деятельности, которые необходимо решать в последую­щем, уже после создания новой организации или вступления в нее.

В этой связи совершенно неверной представляется изложенная в указанном судебном постановлении позиция: все действия по учас­тию общества в деятельности других организаций должны совершать­ся от имени общества исключительно советом директоров. То есть, в нашем случае, если необходимо принятие какого-либо решения обще­го собрания участников товарищества, единственным участником ко­торого является акционерное общество, то надлежащим органом акци­онерного общества, который принимает решения от имени общества как единственного участника товарищества, будет совет директоров.

Основной причиной такого понимания может служить расшири­тельное толкование нормы. Так, вместо буквального «принятие реше­ния об участии общества в создании и деятельности других организа­ций», предлагается, на наш взгляд, расширенное «принятие решения об участии общества в создании других организаций и по вопросам участия в деятельности в других организациях».

Для большей убедительности сравним анализируе­мую норму с нормой пп. 10 п. 1 ст. 36 Закона. Согласно ей к исключи­тельной компетенции общего собрания акционеров относится вопрос о принятии решения об участии общества в создании или деятельности иных юридических лиц путем передачи части или нескольких час­тей активов, в сумме составляющих двадцать пять (в народном акционерном общество десять) и более процентов от всех принадлежащих обществу активов.

Что это означает? Это означает, что если акционерное общество ре­шило создать товарищество с ограниченной ответственностью либо всту­пить в качестве участника в ранее созданное товарищество и если для этих целей понадобилось передать часть активов общества в сумме, равной или более двадцати пяти процентов от всех активов общества, то принять решение по такому вопросу вправе только высший орган – общее собрание акционеров. То есть речь идет об исключительном пол­номочии общего собрания решать вопрос только о создании новой орга­низации или вступлении в уже созданную, при этом, как видим, уста­навливается предельный размер суммы активов, разграничивающий исключительную компетенцию общего собрания акционеров от компе­тенции иных органов. Критерием разграничения полномочий одного органа от полномочий другого выступает сумма активов. Именно для этой цели законодателем в пп. 10 п.1 ст. 36 Закона установлен водо­раздел – «в сумме составляющих двадцать пять (в народном акцио­нерном обществе десять) и более процентов от всех принадлежащих обществу/ активов».

Но в то же время, и это более важно, в рамках обсуждаемого нами вопроса законодатель прямо указал на сам способ реализации данно­го, общего для обоих органов общества, полномочия – передача ак­тивов. Этим самым, думается, обозначено конкретное направление в данном вопросе – решение, которое принимается советом директо­ров или общим собранием акционеров в соответствии с указанным полномочием, направлено только на достижение конкретной цели – вхождение в роль учредителя (участника, члена и т.п.) другой орга­низации и принятие на себя соответствующих функций, прав и обя­занностей. Только принятие такого решения, а не дальнейшее их осуществление.

Как видим, в целом обе приведенные нормы, как по исключитель­ной компетенции совета директоров, так и по исключительной компе­тенции общего собрания акционеров, говорят об одном и том же пол­номочии по принятию решения об участии общества в создании и дея­тельности других юридических лиц. Конечно, существует разница в употребленных законодателем союзах, и выражениях, например, в одном случае говорится «в создании или деятельности», в другом – «в создании  и деятельности»; далее, в одном случае говорится  «иных юридических лиц», в другом – «других организаций»1. Разница в ис­пользованных законодателем союзах и небольшое текстуальное рас­хождение в данном случае не имеет принципиального значения.

По существу, указанный размер суммы в процентах от собственного капитала, применительно к компетенции общего собрания акционе­ров – двадцать пять (в народном акционерном обществе десять) и бо­лее процентов – прямо или косвенно выполняет, как минимум, три отдельных функции: во-первых, вводит ограничение по данному конк­ретному полномочию совета директоров, во-вторых, устанавливая это ограничение, проводит связь между одноименными полномочиями совета директоров и общего собрания акционеров, в-третьих, уточняет способ реализации данного полномочия – «путем передачи части или нескольких частей активов».

Из сказанного следует, что, сравнивая норму пп. 15 п. 2 ст. 53 и норму пп. 10 п. 1. ст. 36 Закона, можно сделать вывод, что они, не­смотря на мелкие расхождения в формулировках, имеют целью регла­ментировать одни и те же отношения – отношения, связанные с при­нятием решения об участии общества в создании или деятельности других организаций. Если это верно, то, следовательно, верно и дру­гое, что полномочие совета директоров, закрепленное в пп. 15 п. 2 ст. 53 Закона, также как и полномочие общего собрания, направлены только на вступление в другое юридическое лицо.

С этих позиций, как представляется, устанавливая вышеуказанное исключительное полномочие, законодатель имел в виду реализацию не любых полномочий акционерного общества, как единственного участни­ка товарищества, которые так или иначе осуществляются в связи с нали­чием факта участия в товариществе. Как действующий участник товари­щества, акционерное общество может принимать самые разные решения, олицетворяющие его участие в товариществе. Но такие решения будут признаваться не решениями об участии в другой организации, а решени­ями, связанными с участием в другой организации. Такими решениями могут быть, например, назначение на должность руководителя или бух­галтера созданной организации, утверждение внутренних правил и т.д., то есть не решения «об участии в деятельности», а решения «по любым вопросам участия» или просто «по деятельности» товарищества.

Означает ли сказанное, что в каждом конкретном случае принятия какого-либо решения по вопросу деятельности товарищества, в кото­ром акционерное общество является участником, необходимо созывать совет директоров? Вряд ли. Есть вопросы, которые прямо отнесены к исключительной компетенции общего собрания и совета директоров. Все остальное должно решаться самим обществом в его уставе. И если в уставе не установлено запрета, то по любым вопросам деятельности товарищества его участник – акционерное общество – вполне может быть представлено исполнительным органом.

Таким образом, отвечая на поставленный выше вопрос о том, какой орган акционерного общества вправе представлять общество в каче­стве участника другого юридического лица и принимать решения по вопросам деятельности товарищества, в котором общество участвует, полагаем, что таким органом может являться как общее собрание и совет директоров, так и исполнительный орган. Исполнительный орган общества вправе принимать решения по вопросам, которые входят в компетенцию единственного участника товарищества, созданного этим обществом. Никаких ограничений в плане такого участия в решении вопросов «по деятельности» мы не находим. При необходимости такие ограничения могут быть введены уставом общества, возможна подроб­ная детализация полномочий, указание точных размеров и сумм.

Еще раз оговоримся: сделанный вывод следует только из букваль­ного толкования норм Закона.

Другая проблема – насколько целесообразно установление такого порядка в принятии решений по указанному вопросу?

Полагаем, что при рассмотрении обсуждаемого вопроса в ракурсе целесообразности, нельзя обойти вниманием следующий момент. Обо­сновывая противную нашей точку зрения, ее сторонники могут исхо­дить из того, что совет директоров акционерного общества подменяет собой общее собрание товарищества (если общество является единствен­ным участником) или одного из участников товарищества. Все осталь­ные вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции общего собрания товарищества с участием акционерного общества, должны решаться исполнительным органом этого товарищества.

Подобные рассуждения заслуживают внимания, но не могут считать­ся верными до соответствующих изменений указанных выше норм Зако­на, поскольку таких требований сам Закон не содержит. Повторяем, дей­ствующая редакция норм Закона говорит о полномочиях по принятию решения только о вступлении в качестве участника в другую организа­цию, но не о решении иных вопросов участия в другой организации. Любые дальнейшие рассуждения, тем более, об ограничении полномочий исполнительного органа общества по решению вопросов участия в другой организации могут приниматься только de lege ferenda. Посколь­ку же действующее законодательство прямо не запрещает исполнитель­ному органу акционерного общества решать вопросы участия общества в другой организации, постольку таковое надо считать возможным.

Вместе с тем до внесения соответствующих изменений в Закон, в це­лях избежания в последующем возможных споров по поводу компетен­ции органов, решающих вопросы участия акционерного общества в дру­гих организациях, стороне, заинтересованной в принятии такого реше­ния, рекомендуем действовать по простому принципу: чем выше орган, принимающий такое решение, тем меньше потенциальная опасность на­ступления споров в будущем.

Сегодня нередко можно встретить уставы акционерных обществ, где перечень полномочий совета директоров, отнесенных Законом к исключительной компетенции совета директоров, «сужен» буквально на одно или два полномочия. Встречаются и такие, где по конкретно­му полномочию совета директоров поднята нижняя планка размера, например, вместо полномочия совета директоров по закону на приня­тие решения по увеличению обязательств общества на величину, со­ставляющую десять и более процентов размера собственного капитала, указывается пятнадцать и более процентов.

Как относиться к подобным явлениям? Иногда «высвобождающие­ся» таким образом полномочия совета директоров прямо закрепляются за исполнительным органом общества в уставе. Означает ли это действи­тельное сужение круга вопросов, принятие решений по которым состав­ляет исключительную компетенцию совета директоров общества?

Прежде всего, следует сказать о целях и причине указанных выше действий по «сужению» исключительной компетенции совета дирек­торов. Для чего это делается? Мы считаем вполне очевидным, что чаще это делается только для того, чтобы передать некоторые полномочия совета директоров исполнительному органу. Необходимость в после­днем зачастую вызвана большей оперативностью в принятии решений исполнительным органом, нежели советом директоров. Мотивировка, как представляется, может быть разной – от действительного намере­ния наделить дополнительными полномочиями исполнительный орган до введения в заблуждение контрагентов. Так или иначе, в результате такого «творчества» исполнительный орган принимает решения по тем вопросам, принятие решений по которым отнесено Законом к исклю­чительной компетенции совета директоров. Насколько это верно?

В п. 2 ст. 53 Закона приводится перечень исключительных полно­мочий совета директоров общества. Этот перечень не является исчер­пывающим: «иные вопросы» могут быть предусмотрены самим Зако­ном или уставом (пп. 20 п. 2 ст. 53 Закона). Поэтому в сторону расши­рения полномочий, составляющих исключительную компетенцию со­вета директоров, вопрос должен решаться однозначно.

В первом абзаце п. 2 этой же статьи сказано, что «если иное не установлено настоящим Законом и уставом общества, к исключитель­ной компетенции совета директоров относятся следующие вопросы …», далее идет сам перечень исключительных полномочий совета директо­ров, названный выше. Как видим, помимо неисчерпывающего переч­ня исключительных полномочий совета директоров, в диспозиции нор­мы дополнительно предусмотрено, что «иное» может быть установле­но самим «законом и уставом». Если под «иным» понимать иной круг вопросов, относящихся к исключительной компетенции совета дирек­торов, в том числе изъятия или дополнения в указанный в Законе перечень, иное формулирование этих вопросов, то есть не только до­полнение полномочий, но и их урезание – все это может быть сделано как законом, так и уставом. Так ли это в действительности?

Что касается самого закона, то примером установления «иного» законом может служить хотя бы часть вторая п. 2 ст. 37 Закона, где устанавливается «иное» – принятие решения о созыве внеочередного общего собрания акционеров может осуществляться иным органом – в сравнении с тем, что установлено в пп. 2 п. 2 ст. 53 Закона.

Но что означает возможность установления «иного» самим уста­вом? Можно ли понимать это так, что именно уставом общества может быть предусмотрен более узкий круг вопросов, отнесенных к исключи­тельной компетенции совета директоров, чем установлено в самом за­коне, либо изменен, увеличен или уменьшен объем того или иного полномочия, предусмотренного в законе. В общем-то, ответ должен быть положительным. Исходя из буквальной редакции указанной нор­мы закона, можно прямо говорить о том, что каких-либо препятствий к такому пониманию здесь нет.

С учетом этих рассуждений необходимо подходить и к анализу нор­мы п. 3 ст. 53 Закона, в котором сказано:  «Вопросы, отнесенные к исключительной компетенции совета директоров, не могут быть пере­даны для решения исполнительному органу». Здесь, на наш взгляд, требует своей расшифровки то, что имел в виду законодатель, говоря о вопросах, «отнесенных к исключительной компетенции совета дирек­торов», которые «не могут быть переданы для решения исполнитель­ному органу». Подразумевались ли под этим только те вопросы, кото­рые отнесены к исключительной компетенции самим Законом, допол­ненные уставом, то есть с жесткой привязкой к установленному самим законом минимуму непересматриваемых исключительных полномо­чий и только на его основе. Либо законодатель намеревался указать в том числе и на пересмотренный уставом как в сторону расширения, так и в сторону сужения полномочий совета директоров, то есть любой перечень. Даже если этот перечень вопросов будет более сужен по срав­нению с перечнем вопросов, указанных в законе. Думается, что по аналогии с предыдущим выводом мы вынуждены признать: посколь­ку в законе не указано прямо на то, что речь идет только о тех полно­мочиях, или как минимум тех полномочиях, которые установлены настоящим законом, постольку передаваться для решения исполни­тельному органу не может реально действующий, откорректирован­ный круг полномочий совета директоров по конкретному уставу от­дельного общества. То есть передаваться исполнительному органу «не может» не тот набор конкретных полномочий, который перечислен в самом законе, а тот, что уже изменен уставом, где уставом сделаны определенные изъятия и дополнения – иначе говоря, где уже установ­лено «иное». Следовательно, оставшаяся после урезания и корректи­ровки часть полномочий совета директоров, относящаяся по закону к исключительной компетенции совета директоров, согласно буквально­му пониманию закона, может быть передана исполнительному органу.

Все сказанное позволяет утверждать о допустимости передачи час­ти полномочий совета директоров, отнесенных п. 2 ст. 53 Закона к его исключительной компетенции, исполнительному органу общества. Вместе с тем, данный вывод, по нашему мнению, будет несколько по­спешным без рассмотрения нормы ч. 2 п. 1 ст. 59 Закона, где сделан­ный нами ранее вывод обусловливается дополнительными обстоятель­ствами.-Каково же значение этих условий и что это за условия?

В указанной норме Закона сказано, что «исполнительный орган шгрппе принимать решения по любым вопросам деятельности общества, не отнесенным настоящим Законом, иными законодательными актами Республики Казахстан и уставом общества к компетенции других органов и должностных лиц общества». Следовательно, исполнитель­ный орган осуществляет любые свои полномочия, предоставленные ему каким бы то ни было документом, в том числе уставом, только при условии, если эти полномочия не отнесены к компетенции других орга­нов самим законом, иными законодательными актами и уставом.

Как это явствует из приводившихся ранее положений п. 2 ст. 53 Закона, решение целого ряда вопросов было уже отнесено самим Зако­ном к исключительной компетенции совета директоров. Это первое условие, которое должно быть соблюдено при «кроении» исключитель­ной компетенции совета директоров уставом и при попытках передать часть исключительных полномочий исполнительному органу.

Теперь весь вопрос заключается только в том, как правильно должны пониматься следующие слова, использованные законодателем в указан­ной норме: «настоящим Законом, иными законодательными актами Рес­публики Казахстан и уставом». Дело в том, что здесь, по нашему мнению, не совсем четко обозначена идея законодателя. В очередной раз задаемся вопросом: «Что имел в виду законодатель?» Имелось ли в виду простое перечисление актов, способных повлиять (ограничить) на компетенцию исполнительного органа, либо законодатель целенаправленно делает не только простое перечисление, но перечисление с учетом иерархии этих актов: «настоящий закон, законодательный акт, устав». Для анализа этой нормы, впрочем, можно было бы временно опустить из данного выраже­ния слова «иными законодательными актами Республики Казахстан». Рассмотрение их (иных законодательных актов) в связке полюсов «закон – устав», о которой, в сущности, сейчас идет речь, не нужно. Законода­тельные акты здесь занимают свое особое место, и любая норма, установ­ленная ими по обсуждаемому предмету, должна будет рассматриваться сквозь призму иерархии и приоритетности нормативных правовых актов.

Итак, закон позволяет исполнительному органу принимать решения по любым вопросам, если они не отнесены к компетенции другого органа общества самим законом и уставом. Поскольку самим Законом уже установлен определенный круг исключительных полномочий совета ди­ректоров, можно ли в уставе пересмотреть этот круг полномочий в сторо­ну сужения и, одновременно, передачи высвободившихся полномочий исполнительному органу. Ответ на этот вопрос, на наш взгляд, зависит от того, что имел в виду законодатель, говоря о «законе и уставе», ис­пользуя при этом союз «и»: закон и устав в части, не противоречащей установленному самим законом минимуму полномочий, то есть когда уставом можно установить больше, меньше нельзя; либо законодатель имел в виду указать на альтернативный характер установлений: либо законом, либо уставом. В последнем случае при необходимости указать на альтернативный вариант достаточно было бы дополнительного ис­пользования в законе союзов «или», «и/или» что подчеркивало бы аль­тернативность. Однако этого сделано не было. Использованные наименования актов употреблены путем простого перечисления. Альтернативно­сти здесь нет. Есть только простое перечисление, в котором срабатывает приоритет акта, имеющего высшую юридическую силу, – закона. Отсю­да следует, что поскольку сам Закон упомянул то, что установлено в нем же и поскольку определенный круг вопросов отнесен этим же законом к исключительной компетенции совета директоров, то вряд ли этот круг вопросов может быть пересмотрен уставом в сторону его сужения. В дан­ном случае закон говорит о том, что уставом к компетенции другого органа – в нашем случае это совет директоров – могут быть отнесены любые вопросы, которые не были отнесены к компетенции этого органа самим законом. То есть устав может лишь конкретизировать или допол­нять, но не урезать то, что уже ранее предусмотрел закон.

Таким образом, мы склоняемся к тому, что круг вопросов, отнесен­ных Законом к исключительной компетенции совета директоров, не может быть сужен. Любые положения устава, носящие характер «ино­го» и которые каким-то образом пересматривают исключительные пол­номочия совета директоров, перечисленные в самом Законе, имеют силу лишь постольку, поскольку они не урезают их, а наоборот, дополняют. Так, вряд ли можно принять за нормальное, если в уставе общества к компетенции исполнительного органа будет отнесено принятие реше­ний по вопросу о заключении крупных сделок, о размещении акций общества, об определении количественного состава, срока полномочий исполнительного органа, избрании его руководителя, об определении размеров должностных окладов и условий оплаты труда руководителя и членов исполнительного органа, об определении приоритетных направ­лений деятельности общества. И хотя буквальное понимание смысла абзаца первого п. 2 и п. 3 ст. 53 Закона позволяет говорить об обратном (это было показано выше), систематическое толкование нормы дает ос­нование усомниться в правильности таких тезисов. Исполнительный орган не вправе принимать решения ни по одному из перечисленных в п. 2 ст. 53-Закона вопросов, входящих в исключительную компетенцию совета директоров. И именно в этом ключе следует рассматривать поло­жение п. 3 ст. 53 Закона и абзаца первого п. 2 ст. 53 Закона. Вопросы, отнесенные законом к исключительной компетенции совета директоров, могут быть дополнены уставом, расширены или конкретизирова­ны, но не переданы в компетенцию исполнительного органа.

В заключение хотелось бы отметить следующее. По нашему глубоко­му убеждению, проблемы толкования норм корпоративного права зачас­тую вызваны отсутствием четких теоретических ориентиров в вопросах такого рода. Так, в случае возникновения споров по конкретному вопросу практически сложно говорить о том, что верно, а что нет за отсутствием таковых, если не учитывать правила, установленные в текстах самих нормативных правовых актов. И если, говоря о проблемах права соб­ственности или обязательственного права, при отсутствии прямого регу­лирования либо необходимости толкования можно всегда опереться на более или менее сложившиеся в цивилистической доктрине позиции, то по многим вопросам корпоративного права, на наш взгляд, еще не успели сформироваться какие-либо серьезные общие теоретические взгляды.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!