Развитие малого бизнеса в Мангистауской области

На сегодняшний день в мире не существует общепринято­го определения предпринимательства. Американский ученый, профессор Роберт Хизрич определяет “предпринимательство как процесс создания чего-то нового, что обладает стоимостью, а предпринимателя — как человека, который затрачивает на это все необходимое время и силы, берет на себя весь финансо­вый, психологический и социальный риск, получая в награду деньги и удовлетворение достигнутым. В американской учеб­ной и научной литературе дается множество и других определе­ний, характеризующих предпринимательство и предпринимате­ля с экономической, политэкономической, психологической, управленческой и других точек зрения.

Английский профессор Алан Хоскинг утверждает: “Инди­видуальным предпринимателем является лицо, которое ведет дело за свой счет, лично занимается управлением бизнесом и несет личную ответственность за обеспечение необходимыми средствами, самостоятельно принимает решения. Его вознаг­раждением является полученная в результате предпринима­тельской деятельности прибыль и чувство удовлетворения, ко­торое он испытывает от занятия свободным предприниматель­ством. Но наряду с этим он должен принять на себя весь риск потерь в случае банкротства его предприятия.

Ни за рубежом, ни у нас пока еще не создана общеприня­тая экономическая теория предпринимательства , хотя потреб­ность в такой теории давно уже стала весьма насущной. “Три волны” развития теории предпринимательской функции — так условно можно охарактеризовать развитие процесса научного осмысления практики предпринимательства.

“Первая волна”, которая возникла еще в XVIII в., была свя­зана с концентрацией внимания на несении предпринимателем риска. “Вторая волна” в научном осмыслении предприниматель­ства связана с выделением инновационности как его основной отличительной черты. “Третья волна” отличается сосредоточением внимания на особых личностных качествах предпринимателя (способность реагировать на изменения экономической и общественной си­туации, самостоятельность в выборе и принятии решений, на­личие управленческих способностей) и на роли предпринима­тельства как регулирующего начала в уравновешивающей эко­номической системе.

Современный этап развития теории предпринимательской функции можно отнести к “четвертой волне”, появление кото­рой связывается с переносом акцента на управленческий аспект в анализе действий предпринимателя, а следовательно — с пе­реходом на междисциплинарный уровень анализа проблем предпринимательства.

В настоящее время в теоретических исследованиях уделя­ется внимание не только предпринимательству как способу ве­дения дел на самостоятельной, независимой основе, но и внут­рифирменному предпринимательству, или интрапренерству . Термин “интрапренер” был введен в оборот американским исследователем Г. Пиншо. Он же впервые использовал и дру­гой термин, производный от первого, — “интракапитал”.

Появление интрапренерства связано с тем фактором, что многие крупные производственные структуры переходят на предпринимательскую форму организации производства. По­скольку предпринимательство предполагает обязательное на­личие свободы творчества, то подразделения целостных про­изводственных структур получают право на свободу действий, что подразумевает и наличие и н т р а к а п и т а л ака­питала, необходимого для реализации идей, лежащих в основе внутрифирменного предпринимательства.

Предпринимательство — это особый вид эко­номической активности (под которой мы понимаем целесо­образную деятельность, направленную на извлечение при­были), которая основана на самостоятельной инициати­ве, ответственности и инновационной предприниматель­ской идее.

Экономическая активность представляет собой форму уча­стия индивида в общественном производстве и способ получе­ния финансовых средств для обеспечения жизнедеятельности его самого и членов его семьи. Такой формой участия индивида в общественном производстве является одна общественная функ­циональная обязанность или их комбинация, когда он выступа­ет в качестве:

  • собственника каких-либо объектов, недвижимости и т. д., приносящих ему постоянный и гарантированный доход (собственник предприятия или дома, сдаваемого в арен­ду, и т. д.);
  • наемного работника, продающего свою рабочую силу (то­карь на заводе, учитель в школе и т. д.);
  • индивидуального производителя (“свободный” художник, живущий на доходы от реализации своих произведений, или водитель, использующий автомобиль в качестве такси и живущий на доходы от такой деятельности, и т. д.);
  • государственного или муниципального служащего;
  • менеджера (управляющий чужим предприятием);
  • пенсионера (пассивная форма участия в общественном производстве как следствие прошлой активности);
  • учащегося или студента (как подготовительный этап к участию в будущем общественном производстве в какой-либо конкретной форме);
  • безработного (как вынужденная форма неучастия или приостановки участия в общественном производстве);
  • занятого оборонно-охранной деятельностью (армия, ми­лиция, госбезопасность);
  • вовлеченного в экономически преступную деятельность (рэкет, воровство и др.).

Предпринимательство выступает в качестве особого вида экономической активности, ибо его начальный этап связан, как правило, лишь с идеей — результатом мыслительной деятельно­сти, впоследствии принимающей материализованную форму.

Предпринимательство характеризуется обязательным наличием инновационного момента — будь то производство нового товара, смена профиля деятельности или основание нового предприятия. Новая система управления производ­ством, качеством, внедрение новых методов организации про­изводства или новых технологий — это тоже инновационные моменты.

Развитие малого бизнеса в Республике Казахстан и в Мангистауской области

В реформировании казахстанской экономики еще со времен пере­стройки малые предприятия (МП) взяли на себя роль создателя по­чвы для новой системы хозяйст­вования. Доминирующий сегодня ча­стный сектор зарождался именно в сфере ма­лого бизнеса. И вполне закономерно, что к настоящему времени, по официальным данным, на долю частных субъектов малого предпринимательства в общем ко­ли­честве частных, государственных и муниципальных, общественных МП приходится 84%. Малые предприятия, располагая 3,4°о стоимос­ти основных средств эконо­мики Казахстана и 14°о числа занятых, произ­водят 12% ВВП и дают  всей прибыли по народному хозяйству. Это говорит о широких, но еще далеко не полностью рас­крытых внут­ренних возможностях развития малого предпринимательства.

В 90-е годы стабильно росла доля МП в общем объеме ВВП. Это – весомый факт, особенно на фоне продолжающегося спада прак­тически во всех сферах казахстанской экономики.

В развитии малого предпринимательства за последние 1-2 года наметились кардинально новые тенденции, выразившиеся в первую очередь в существенном замедлении темпов роста числа малых предприятий. Если в начале 90-х годов для динамики развития МП был характерен устойчивый рост как их числа, так и коли­чества за­нятых при среднегодовых значениях приростов на уровне около 80%, то в 1994 г. прирост числа МП составил лишь 4%, а в 1995 г. про­изошло уже снижение их числа на 2,2°о.

Для углубленного понимания нынешней ситуации с развитием казахстанских МП необходимо критически рассмотреть некоторые стра­ницы “новейшей истории”.

Казахстанское малое предпринимательство в своем становлении за последние десять лет уже прошло два этапа и находится накануне вхождения в новый, четвертый, этап. Первый и наиболее яркий из них наблюдался еще в условиях бывшего СССР в конце 80-х годов. Огромные льготы всех видов, в том числе за счет средств госбюдже­та, в целом более благоприятное положение дел в экономике обусло­вили отношение ветеранов к данному периоду как к “золотому веку” малого предпринимательства. Действительно, происходило очень бы­строе и легкое накопление капиталов, развивались производство дефицитных товаров широкого потребления и сфера всевозможных и столь же дефицитных то­гда бытовых услуг, розничной торговли, общественного питания и пр.

Конечно, в развитии МП имели место не только негативные про­цессы. В годы перестройки малый бизнес включился в общий, вся­чески поддерживаемый прави­тельством процесс бурного развития ко­оперативного движения. И разгосударст­вление, и обучение широких масс населения основам предпринимательства проис­ходили через раз­витие кооперации и малого бизнеса.

Однако нельзя не заметить, что “золотой век” малого бизнеса и вменяемые ему функции ускорителя реформ во многом оказались в жестком противоречии с дру­гими направлениями экономических преобразований, а точнее – с неудачной по­пыткой проведения ре­форм сверху, в жестко-унитарных традициях, с опорой ис­ключитель­но на аппарат государственной власти и управления. Попытки цен­т­рального правительства как-то ограничивать возможности получения дутых доходов от разницы между фиксированными ценами госсекто­ра и свободными це­нами негосударственных предприятий, регламенти­ровать деятельность МП, ис­пользовать рычаги налогообложения на­талкивались на явную недееспособность государственного аппарата.

Необходим был кардинально иной экономический курс, кото­рый воплотился уже в новом Казахстане в реформах типа шоковой тера­пии. Начался новый, второй, этап и в развитии казахстанского малого предпринимательства.

1993- 95 год – годы шоковой терапии – характеризовалися самыми вы­сокими с сере­дины 80-х годов темпами роста числа малых предприя­тий (в 2,1 раза) и численно­сти занятых в них. Этот факт носит фено­менальный характер, поскольку осуществ­ленная тогда либерализа­ция цен и введение налогового прессинга сильно подор­вали финансо­вую базу малого предпринимательства. Бурная инфляция привела, с одной стороны, к обесценению сбережений населения, а с другой – к резкому уве­личению процентных ставок банковского кредита. Это вызвало настоящий паралич инвестиционной деятельности, не пре­одоленный до сих пор.

Статистические данные показывают, что абсолютным лидером по увеличению числа малых предприятий стала тогда сфера науки и научного обслуживания. В ней число малых предприятий возросло в 3,4 раза. Количество малых предприятий в сфере сельского хозяй­ства увеличилось в 3,1 раза. Затем следуют материально-техническое снабжение и общая коммерческая деятельность по обеспечению фун­кционирования рынка (2,9 раза). К ним тесно примыкает сфера на­родного образо­вания (2,8 раза).

В то же время в 1992 г. в общей структуре каахстанского малого предпринима­тельства произошло резкое уменьшение доли МП в сфе­ре материального произ­водства.

По широко распространенному мнению, модель шоковой тера­пии была  мало­конструктивна для быстрого и эффективного развития экономики страны и, в ча­стности, сферы малого предпринимательст­ва. Но следует признать, что в условиях активизации рыночных ре­форм МП продемонстрировали и свои позитивные воз­можности. Важ­нейшими функциями МП в условиях шоковой терапии стали соци­альное демпфирование, обеспечение выживания значительных слоев населения в условиях острого кризиса через самозанятость, предос­тавление возможности полу­чения дополнительных (помимо основной, часто формальной занятости) средств к существованию.

Вместо своего рода кормушки с сильным криминальным оттенком, что было присуще периоду перестройки, в сфере МП стала образовы­ваться нормальная кон­курентная прорыночная среда, характеризующа­яся борьбой малых предприятий за выживание на основе повышения качества и разнообразия товаров и услуг. Сказан­ное, правда, не озна­чает, что криминальные структуры оставили малый бизнес в покое.

Феноменальный рост числа МП в 1993-95 г. имеет свое объяснение. Бурное разви­тие торгово-посреднического малого предприниматель­ства стало ответной реак­цией на подрыв первоначальной финансовой базы. Либерализация внешней тор­говли еще в условиях бывшего СССР и снятие запретов на частную торговлю внутри страны создали благо­приятные условия для любой торговой деятельности.

Падение потребительского платежеспособного спроса торговое малое пред­принимательство тогда активно компенсировало импортом товаров, хотя и не очень качественных (типа продукции китайского производства), но пользовав­шихся ажиотажным спросом у казахстанского потребителя. Быстрая оборачиваемость мелких торговых капи­талов превращала их в капиталы средних размеров. Более того, мел­кая торговля быстро реагировала на нарастающую социально-эконо­миче­скую дифференциацию казахстанского общества, группируясь в ни­шах обслуживания как массовых потребителей, так и потребителей с высоким уровнем доходов. Дос­таточно быстро рядом с мелкими тор­говыми палатками стали возникать элитные магазины, владельцы и работники которых нередко начинали с “челночной” дея­тельности. К позитивной роли торговой и посреднической деятельности МП сле­дует отнести и их участие в создании новых хозяйственных связей. Инициирован­ная либерализацией цен рядом других факторов  полная “закупорка” ранее сложившихся каналов взаимосвязей между производителями, поставщиками и торговлей от­крыла широкое поле для деятельности малых фирм по снабжению и сбыту продук­ции. Конечно, для новых хозяйственных связей в полном объеме нужен новый тех­нологический каркас экономики с соответствующими ры­ночными, высокоэффек­тивными каналами движения товаров от про­изводителей к потребителям. В стратегическом плане задача созда­ния такого каркаса малому бизнесу не по силам, так как требует многих лет и огромных капитальных вложений.

Однако малый бизнес смог сыграть роль катализатора первых шагов движения к новой системе внутри кооперационных связей в казахстанской экономике. Кроме того, он выполнял роль демпфера, спа­сающего многие предприятия от немедлен­ного краха из-за разрыва прежних, хотя и неэффективных, но все же работавших хозяйствен­ных связей.

Рывок малого предпринимательства в сторону торговой и по­среднической дея­тельности стал также закономерной реакцией на введенный правительством нало­говый прессинг. В бывшем СССР не было и в принципе не могло быть налоговой системы, адекватной рыночным условиям. Поэтому введение в практику хозяйст­венной жизни даже элементов нормальной налоговой ответственности долж­но было вызвать у не привыкших к этому предпринимателей есте­ственную реакцию отторжения. Но дело в том, что на эту реакцию наложился явный экстремизм пра­вительственной налоговой политики, направленной на изъятие до 70-90% доходов малых предприятий. При этом правительство и не рассчитывало на то, что кто-либо 6удет сразу же платить налоги в полной мере. Предпринимателей тем самым подталкивали к тому, чтобы искать и находить способы сокры­тия доходов от нало­гообложения. Торговля и посредничество, ориен­тированные на работу с трудно контролируемыми наличными сред­ствами, открывали большие возможности для ухода от налогов.

В целом ситуация 1993-95 г. может быть охарактеризована обще­принятым терми­ном “грюндерство”. Малое предпринимательство было составным элементом этого массового процесса учредительства. Бир­жи, банки, страховые фирмы, крупные ча­стные и полугосударствен­ные акционерные предприятия возникали по всей Казахстане в невероят­ных количествах. Люди впервые в жизни получили свободу для са­мо­стоятельной предпринимательской деятельности, право занимать­ся финансовым планированием, что ранее было абсолютной монопо­лией государственных струк­тур и их чиновников. Такие мотивации в сочетании с развалом государственных, прежде всего бюджетных пред­приятий и организаций, с надеждой на получение высоких доходом от достаточно простых видов работ и услуг не могли не породить крупномасштабного грюндерства. Подобное грюндерство объясняется не столько экономическими причинами, сколько общими законам социальной психологии в их приложении к очевидной для Казахстана ситуации кардинального общественного перелома

Многие малые предприятия появлялись на свет не в силу экономической целесообразности, не имея какой-либо программы долговременного развития, а только из общей наде­жды, мечты их организаторов на достаточно абстрактную ” лучшую жизнь” (в ос­новном в стиле привлекательных трафаретов общества свободного предпринима­тельства и всеобщего потребления). В определенном смысле психологические ожидания скорого процве­тания доминировали над трезвым экономическим расче­том и даже здравым смыслом.

Именно этим объясняется феномен бурного появления много­численных част­ных мелких научных фирм в условиях очень быстро­го свертывания какого-либо спроса на научную продукцию из-за ост­рейшего инвестиционного кризиса, спада инновационной активности и фантастического дефицита бюджетов всех уровней. Психологичес­ки это явление объясняется еще и тем, что научная деятельность, личность исследователя в течение многих предшествовавших десяти­летий были в состоянии явной невостребованности. Новые условия давали бывшим научным со­трудникам надежду на самостоятельный выход из того тупикового положения, в котором они находились в государственных академических, отраслевых и прочих научных уч­реждениях в 70-е и в 80-е годы.

Грюндерство, как показывает исторический опыт, всегда ограни­чено во вре­мени. Уже к концу 1996 г. оказались практически исчерпаны ниши и возможности сверхприбыльной торгово-посреднической дея­тельности. Многие из возникших ранее малых предприятий преиму­щественно торгово-посреднической или, напри­мер, научно-консуль­тационной ориентации либо прекратили свое существование, либо диверсифицировались. Такая ситуация закономерно должна была ге­нериро­вать новые тенденции в развитии казахстанского малого пред­принимательства. Обо­значился очередной, третий этап качественных изменений в динамике и структуре малого предпринимательства, со­провождавшийся, как было отмечено выше, зна­чительным сокраще­нием прироста числа МП.

Главными причинами приостановки роста числа малых предпри­ятий являлись резкое сужение границ сфер, характеризовавшихся легко достигаемой высокой до­ходностью, исчерпание психологичес­ких ожиданий беспредельных финансовых возможностей самостоя­тельной предпринимательской деятельности. В нормаль­ной рыноч­ной экономике малое предпринимательство в большинстве случаев и о доходности, и по границам потенциальных возможностей уступает среднему и крупному бизнесу. Оно идет вслед за ними в роли хотя и вполне достойного, но все же аутсайдера. Если в Казахстане еще в 1993-95 гг. вся экономика, включая малый бизнес, жила по стохастическим законам первоначального на­копления капиталов, то к 1997 г. все четче стали действовать закономерности цивилизованной рыноч­ной системы. Реже встречались слу­чаи, когда какое-либо малое предприятие легко скупало дорогостоя­щие здания и даже средние производственные предприятия. Нормой становился доход на одного занятого в МП на уровне, колеблющемся во­круг средней заработной платы по стране.

В экономике Казахстана стала прослеживаться тенденция к началу новой, рыноч­ной концентрации и централизации капиталов, а также самой хозяйственной дея­тельности. Получил развитие процесс погло­щения предприятий. Часто наиболее рентабельные малые предприя­тия оказываются первой жертвой таких поглощений. Например, в Алматы на месте еще недавно многочисленных индивидуальных тор­говых ларьков возникли хорошо оформленные торговые павильоны, принадлежа­щие той или иной крупной фирме. Менее рентабельные МП также не выдержи­вают экономической конкуренции со средними и крупными фирмами и вынуж­дены свертывать свою деятельность. В этом смысле на нынешнем этапе казахстанских реформ процессы цент­рализации и концентрации капиталов также противостоят увеличе­нию численности МП. Но в дальнейшем, как мы полагаем, новые крупные и средние предприятия будут самым активным образом сти­мулиро­вать создание новых МП в структуре формируемых новых хозяйственно-технологи­ческих цепочек.

На кардинальное замедление прироста числа МП в 1995-1996 гг. повлияло и завершение перерегистрации малых предприятий, создан­ных еще по законам быв­шего СССР. Действующие МП в ходе перере­гистрации принимали новые органи­зационные формы, а прекратившие свою работу – просто ликвидировались. По­скольку величина числивших­ся зарегистрированными, но реально не функциони­ровавших МП была достаточно велика, их официальная ликвидация внесла существен­ный вклад в общее замедление темпов роста числа малых предприятий Казахстана. Фактор перерегистрации и ликвидации не работающих пред­приятий в полной мере проявил себя в связи с введением в практику хозяйственной деятельности нового Гражданского кодекса (ГК). В соответствии с положениями его первой части малые предпри­ятия, имеющие форму товариществ (а это очень распространенная хозяйственная форма малых предприятий), должны переофор­мить свои учредительские документы, приняв другие, предусмотренные ГК хозяй­ственные формы. Если учесть, что даже по официальным оценкам, более трети зарегистрированных малых предприятий либо не приступали к хозяйственной деятельности, либо приостановили ее, не ликвидировавшись, то очевидно, что начавшаяся перерегистрация и соответственно официаль­ная ликвидация реально не функционирующих малых предприятий должны привести к дальнейшему существенному снижению числа малых предприятий в Казахстане. А с учетом того, что в ряде  регионов Казахстана реально действует чуть более половины зарегистрированных МП, перереги­страция внесет определенные коррективы и в региональную структуру малого предпринимательства страны.

Замедление роста числа новых малых предприятий объясняется еще и тем, что не проявил свою силу – и в экономическом, и в социальном плане – такой мощный фактор увеличения малых предприя­тия, как рост безработицы. Несмотря на все прогнозы ее бурного увеличения, вплоть до 1997 г. официальная безработица оста­валась на уровне 2-3% экономически активного населения. Реальная безра­ботица может быть на порядок выше, на что указывают альтернатив­ные расчеты экспертов профсоюзных объединений, международных организаций и пр. Но тем не менее официальный статус работающих (пусть даже на “полуживых” предприятиях), пока он действует, со­здает социально-психологический эффект, при котором люди от­ка­зываются заниматься иной самостоятельной деятельностью, в том числе пробо­вать свои силы в сфере малого бизнеса. Более распространен­ным оказывается слу­чайный, часто нигде не регистрируемый вспомо­гательный заработок от мелких пе­репродаж или выполнения подсоб­ных работ. Но как только правительство Казахстана на деле, а не на словах пойдет на банкротства многочисленных нерентабельных пред­приятий, рост официальной безработицы, несомненно, вызовет но­вую волну увеличения числа МП.

Наиболее существенным негативным моментом была и остается криминализа­ция малого предпринимательства. В этой связи очень показателен наиболее ти­пичный ответ на вопрос выборочных обсле­дований руководителей малых предпри­ятий о влиянии на их деятель­ность криминальных структур. Значительная часть респондентов от­вечают, что они вообще ничего не знают о криминальных структу­рах. В нынешней ситуации такой ответ указывает не на преодоление зави­симости МП от криминальных структур, а как раз наоборот – на особо сильную их зависи­мость от этих структур и даже на прямую вовлеченность в эти структуры и страх перед ними. Криминальность продолжает оставаться существенным фактором, препятствующим нор­мальному развитию казахстанского малого предприниматель­ства,

Резкий спад темпов прироста числа МП по-разному нашел отра­жение в от­дельных отраслях. Хотя и несколько замедлившись, но впервые за несколько про­шедших лет опережающими темпами увели­чилось количество МП в строительстве и на транспорте (на 18 и 19% в 1997 г.). В торговле и сфере общественного пита­ния число МП уменьшилось примерно на 10%. В общей коммерческой деятельно­сти по обеспечению функционирования рынка, в науке и научном обслу­живании произошло абсолютное сокращение числа малых предприя­тий (-18,7 и -5,6%).

Политика государственной поддержки МП осуществлялась на базе налоговых льгот, создания (хотя еще и в незавершенном виде) цивилизованного законода­тельного пространства, информационной поддержки, обучения кадров, формиро­вания сети бизнес-парков, нала­живания эффективной координации в этой области между федераль­ным центром и субъектами Федерации, а также с местными орга­нами власти.

Малые предприятия в борьбе за выживание научились самостоя­тельно при­спосабливаться к сложностям рынка. Так, для повышения своей жизнеспособности МП активно диверсифицируют хозяйствен­ную и инвестиционную деятельность. Более чем половина МП нетор­гового профиля помимо основной деятельности в 1995 г. занималась еще и торговлей как несложной, но относительно прибыльной дея­тельностью с быстрым сроком оборачиваемости капиталов. А торго­вые капи­талы все чаще устремляются в производство, хотя и в самых простых его формах.

В целом мы полагаем, что новый рывок в динамике числа МП, в увеличении их макроэкономического веса по всем показателям неиз­бежен. Его следует ожи­дать по мере накопления предпосылок для формирования целостной системы ры­ночного хозяйствования, реши­тельных шагов в области демонополизации эконо­мики, дебюрократизации управления и, конечно, общего перехода к фазе оживле­ния и подъема производства и производственного инвестирования.

Для закрепления и дальнейшего развития позитивных тенден­ций роста казахстанского малого предпринимательства, кардинального расширения поля его деятель­ности требуется активизация государ­ственной поддержки МП на всех уровнях. В первую очередь в под­держке нуждается сфера кредитования и страхования малого бизне­са, стимулирования его инвестиционной активности. Настоятельной необхо­димостью является декриминализация малого бизнеса. Чрезвычайно важно также расширение инновационной и научной деятель­ности МП в интересах развития всех сфер казахстанской экономики. Начало реального подъема в экономике позволит пе­рейти к четверто­му этапу по-настоящему рыночного развития казахстанского малого пред­принимательства.

Хотелось бы немного остановится на представителях малого и средненго бизнеса нашей области.

Компания “Нурсат”.

Компания Nursat сегодня является ведущим частным телекоммуникационным оператором, предоставляющим в Казахстане услуги связи на уровне мировых стандартов качества.

Учредители: Казахстанская телекоммуникационной компании Казинформтелеком и американская компания Lucent Technologies – известного производителя телекоммуникационного оборудования.

Спутниковая сеть Nursat с собственным Центром управления в Алматы объединяет телекоммуникационные узлы в городах: Астана, Алматы, Актау, Атырау, Актюбинск, Уральск, Аксай, Тенгиз, Караганда, Павлодар, Экибастуз, Кокшетау, Костанай, Лисаковск, Петропавловск, Усть-Каменогорск, Семипалатинск, Сары-Шаган, Тараз, Шымкент, Кзыл-Орда, Москва.

Выделенная спутниковая сеть позволяет предоставлять клиентам широкий спектр высококачественных услуг связи, быть полностью независимыми и проводить гибкую ценовую политику.

Работа высококвалифицированных специалистов в области передачи данных, телефонной связи и спутниковых технологий позволяет обеспечивать достойный уровень качества связи.

Основными приоритетами в работе для компании являются:

внимательное отношение к клиентам;

высокое качество предоставляемых услуг;

предоставление клиенту телекоммуникационного решения “под ключ”.

Клиентами компании являются: Chevron, Mobil, Exxon, Total, Hurricane, KEGOC, Triton-Vuko, First International Oil Corporation, Repsol, PricewaterhouseCoopers, Ernst & Young, Arthur Anderson, Baker & McKenzie, Citibank, Bank Societe Generale, ТуранАлемБанк, Казкоммерцбанк, Народный банк, AIG Silk Road, Министерство иностранных дел РК, Министерство финансов РК и другие.

Для обеспечения качественного доступа к ресурсам сети Internet используются высокоскоростные спутниковые каналы на Лондон и Москву.

Nursat имеет подключение к точке взаимного обмена трафиком с ведущими российскими сервис-провайдерами. Благодаря этому пользователи могут намного быстрее достигать российских ресурсов сети Internet.

Мы предлагаем Вам два способа подключения к Всемирной глобальной сети:

Коммутируемый доступ наиболее доступный и популярный способ подключения, для которого кроме наличия компьютера, необходим модем и телефонная линия.

Скорость доступа до 56 Кб/сек (протокол V.90);

Роуминг по Казахстану.

Подключение по выделенной линии подразумевает постоянное подключение к сети Internet с возможностью организации своей почтовой системы и Web-сервера. Данный способ подключения гарантирует надежную и быструю передачу информации.

Компания “ATIS”.

Компания зарегистрирована в Республике Казахстан  г.Актау 15апреля 1998 года. Форма собственности частная.

Основные направления деятельности:

Услуги в сфере информационных технологий

Проектирование, монтаж, настройка компьютерных сетей и информационных систем

Проектирование и изготовление программного обеспечения

Информационное обслуживание

Предоставление услуг сети INTERNET (ISP)

На  рынке   новейших  информационных  технологий   ТОО “АТИС”  занимает одно из ведущих мест в городе.

Сотрудники компании имеют большой опыт работы в данной сфере и успешно решают поставленные задачи. Целью компании является внедрение и развитие новых информационных технологий в производственной и бытовой сфере жизни региона и государства в целом.

Один из последних продуктов  компании – программное обеспечение, созданное  для автоматизации производственных процессов учёта и анализа грузопотоков для Актауского Морского Торгового Порта.

Всё программное обеспечение изготавливается непосредственно по условиям заказчика и отвечает всем современным требованиям.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!