Радиационная обстановка в Казахстане

Казахстан – одна из наиболее пострадавших от ядерного безумия великих держав стран. Начиная с августа  1949 г. Здесь было произведено 659 атомных взрывов, что составляет более 92 процентов всех взрывов, осуществленных в СССР. Отсюда понятно, с какой “любовью” относилась красная империя к своей колонии. Только на Семипалатинском полигоне было 470 испытаний, из них 113 в атмосфере, 352 под землей и в 5 случаях ядерные заряды не сработали. По данным специалистов Института высоких энергий АН Республики Казахстан, суммарная мощность всех зарядов, взорванных в воздухе на Семипалатинском полигоне, эквивалентна 2,5 тысячи хиросимских бомб. Каждый месяц в среднем взрывали по 1-2 бомбе. Как теперь стало известно, взрывы гремели кроме Семипалатинского еще на 12 постоянных и 7 временных полигонах, созданных почти во всех областях. И сейчас, после обретения независимости, “шальные” ракеты российских военных падают на пастбища Махамбетского, Кызылкогинского и других районов Атырауской области и вблизи г. Атырау. Так случилось, например, в сентябре 1993 и ноябре 1994 годов. Уже больше года лежит ракета, упавшая  в р. Кигаш. Трудно себе представить масштабы грозящей катастрофы в случае ее самопроизвольного взрыва.

После каждого взрыва на Лобнорском полигоне Китая резко меняются погодные условия Семиречья, дуют ураганной силы ветры, в горах идут проливные дожди. Жители Райымбекского, Уйгурского и Жаркентского районов долгое время не могут прийти в себя, чувствуют дискомфорт. До сих пор не изучены последствия аварии на Маякском и ядерных взрывов на Тоцком полигона России, в Созакском районе, на полу острове Мангышлак, под Актюбинском и в других местах. Непонятное творится на Капустин-ярском и Ахтубинском полигонах. В 1988 – 1991 гг. здесь были уничтожены 619 ракет типа СС – 20. В атмосферу выделено 30 тыс. тонн ядовитых веществ, которые при восточном направлении ветра полностью “достались ” нам.

В СССР, занимавшем одну шестую часть суши, не нашлось другого “подходящего” места для уничтожения ракет малой и средней  дальности, вывезенных из Германии, кроме Сары озека, между Алматы и Талдыкорганом. Кому-то было ” выгодно” везти их за 6 тыс. км через всю Германию, Польшу, Чехию, Украину и Россию и взрывать в густонаселенном регионе Казахстана. Так Казахстан превратился в экспериментальный полигон.

В нашем закрытом и тоталитарном  государстве атомные испытания проводились в глубокой тайне. Как сообщил бывший Аким села Сарыжал М. Корганбаев, военные перед взрывом приезжали в село и просили жителей не сидеть дома, чтобы не оказаться под развалинами. С тех  пор прошло еще 5 лет, а правительство не удосужилось даже составить карту радиационной обстановки  Казахстана.

На нашей земле продолжают работать российских испытательные полигоны и предприятия по добыче радиоактивных веществ. Как и прежде, огромная территория (около 19 млн. га ), равная по площади Венгрии и Португалии, вместе взятым, находится в бессрочном, бесплатном  и бесконтрольном пользовании военных и ядерщиков другого государства. Правительство откровенно и честно должно сказать, осуществляется ли его контроль за их правильным использованием. Молчание,  как  и в советский период, очень подозрительно. Для этого немало оснований и поводов.

Казахстан тоже задыхается от радиоактивных отходов. Единственный могильник близ Алматы переполнен, а вывоз, как прежде, в Ташкент и Самару исключен. Использование шахты “Байкал-1” бывшего Семипалатинского полигона – мера временная и проблему не решает. Начатое строительство могильников в Актюбинской, Акмолинской и Семипалатинской областях приостановлено и неизвестно, будет ли возобновлено. Закладывать такие отходы и выработанные шахты, отработанные скважины и соляные карьеры, как советует некоторые, ни в коем случае нельзя, так как они не изолированы от подземных вод и не поддаются замуровыванию бетонным раствором. Казахстан располагает одной четвертой частью мировых запасов урана, которые сосредоточены в 116 месторождениях. Но международным стандартам страна, продающая уран и ядерное топливо, обязана принять их остатки на хранение. Отсюда ясно, с каким чудовищем мы столкнемся в будущем.

По отрывочном данным, отходы ядерных взрывов сейчас составляют 12,3 млн. тонн, более 800 предприятий и организаций используют ионизирующие источники, более 20 тыс. приборов вышли из строя и, к сожалению, надлежаще не захоронены. Выборочная проверка в 34 городах и 55 населенных пунктах выявила более 1000 нарушений правил хранения и эксплуатации. Сегодня известны около 100 радиоактивных свалок, занимающих 35 кв. км площади. До сих пор не решают вопросы захоронения отходов АЭС.

Не отложной проблемой стала защита населения от радиоактивного облучения.В последнее  время ослаблен контроль за добычей, обогащением и перевозкой этих веществ. Не соблюдаются правила разработки, условия и маршруты транспортировки, исчезли санитарные и охранные зоны. Вот тому печальные свидетельства. Жители аула Сарытубек Айыртауского района использовали щебенку из уранового рудника на строительство дороги к молочной ферме. Облучились сами и продавали радиоактивные молоко.

В Созакском районе в течение 16 лет на двух месторождениях добывают урановую руду. В 1973 г. здесь осуществлен мощный ядерный взрыв. Население района подвержено злокачественном опухолям, растет число мертворожденных и детей, не доживших до года.

С двух сторон озера Бурабай, являющегося жемчужиной края, расположилось два предприятия по добыче, в 70–90 км от них  промышленный центр Аксу – Степногорск по переработке урановую руды. Легендарное озера Косколь, где Акан сері поил Кулагера, превратилось в мертвое озеро и находится внутри проволочного заграждения.

В конце 60-х годов на Мангышлаке (местности Акотты, Киндикты, Мулкаман) проводились подземные ядерные взрывы. Испытатели срочно улетели на военных вертолетах с мест взрыва, а коренные жители оставались там и отравлялись. Урановое предприятие в Актау свои отходы сбрасывает в лог севернее Кошкар-Аты. Однака никто не собирается их законсервировать или хотя бы замуровать. Представители контрольных органов Казахстана должны иметь беспрепятственный доступ на полигоны и карьеры для проверки состояния земель, соблюдения режима работы и недопущения захоронения радиоактивных отходов.

Видимо, настало время обнародовать дислокацию карьеров по добыче радиоактивных веществ, предприятий по их обогащению, маршруты и время перевозки таких грузов. Это нужно не для облегчения работы иностранных разведок, а населению, страдающему от наших секретов. Следовало бы ужесточить контроль за соблюдением технологических режимов и правил безопасности принимая строгие меры к нарушителям. Представители контрольных органов Казахстана должны иметь беспрепятственный доступ на полигоны и карьеры для проверки состояния земель, соблюдения режима работы и недопущения захоронения радиоактивных отходов.

Необходимо объявить войну негодной практике дезинформации и обмана населения об уровне фактической радиации и возможных ее последствиях. Министр атомной промышленности России В.Михалков, член корреспондент РАН А. Ф. Цыба и другие постянно говарят неправду и двурушничают. Они утверждают, что “к болезням и несчастьям жителей Семипалатинской области испытательный полигон никакого отношения не имеет”. В октябре 1993 г. правительство России было вынуждено принять постанавление об оказании помощи жителям Алтайского края, пострадавшим от ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Спрашивается, если пострадали люди, живущие за 300-600 км, то как можно говарить о безвредности для живущих пол боком.

Многолетние исследования академика НАН РК С. Б. Балмуханова, члена–корреспондента НАН Б. А. Атшабарова, бывшего зав. Лабораторией полигона Л.С. Турапнина и других показывают лживость и несостоятельность утверждений михайловых и цыб. Обследования населения сел Караул, Сарыжал, Кайнар и других Абайского района дали ужасающие результаты. Сумарная доза облучения составила от 150 до 200 бэр, что в 10 раз выше пожизненной нормы. Потом было уточнено, что из-за ошибок при отборе проб и определении дозы эти цифры оказались сильно заниженными. На самом деле они перевышали 1000 бэр.

Сотни тысяч населения подверглись варварскому облучению, многие из них уже умерли, стали больными, калеками, появвились дети-уроды. Таким образом генетическому фонду нации нанесен непоправимый урон, последствия которого будут сказываться многие десятилетия и века. Не менее трагична судьба населения и на другом конце Казахстана. Ядершики Нарынского, Тайсойганского и других полигонов время от времени в виде “благодеяния” разрешают живатноводам проводить сенакос и пастьбу скота, хотя знают, что почва и растения содержат большие дозы радиоактивных веществ, но никогда не скажут реальную обстановку и уровень радиации.

Мужественный руководитель антиядерного движения “Нарын” Какен Кобейсинов собрал фотофакты из сел Айдархан, Бирлик, Кыйсык камыс, Маштексай, Копжасар, Мендеш, Кызыл оба, Пятимар, Жангала и других сожительях-уродах без рук, без ног, с искривленными частями тела. Среди домашних животных встрешаются особи с восемью ногами, одним глазом, невеобразимой окраски.

При испытаниях “Протонов” от них отделяются и падают на землю детали, содержащие гентил – опасный яд, который быстро поглощается почвой и через растения и пищу оказывается затем в крови человека. Несмотря на это руководство космодрома “Байконур”, представляющее российскую сторону, не считает себя обязанным организавать сбор и уничтожение остатков сгоревших и отделивщихся частей ракет, а также отработку почвы, куда вылился гептил в зоне влияние космодрома в Жезказганской, Торгайской и Кзылординской областях.

По словам директора Национального аэрокосмического агенства РК А.А. Калыбаева, раньше с каждого ракетоносителя на землю выливалось от 1,5 до 3,5 тонны гептила, а сейчас – от 150 до 200 литров. 14 мая 1996 г. при аварии ракетоносителя “Союз-5” на борту было 250 л гептила, 40 л тетра оксида азота и 100 тонн керосина. Обломки ракеты рассеялись на 60 кв.км территории, в том числе на 810 кв. км территории вылился гептил.

Восточно-Казахстанской, Карагандинской, Южно-Казахстанской и других областях установлены многочисленные факты подпбных нарушений. В Алматы у детей изымались приборы с заманчивой светящейся окраской, содержавшие радиоактивный радий. Уровень излучения из них в 100-300 раз был выше естественного фона.

Многие красивейшие места Кокшетау превращены в свалку радиоактивных отходов. Озера Саумалкол, Коскол, Кенащы и другие стали ядовитыми водоемами с высакой степенью риска.

Почвы Жалпакталского,Казталавского,Ординского,Жанакалинского, Курмангазинского и других  районов Западно-Казахстанской области оказались сильно загрязненными ионизирующими излучениями.

По сообщению агенство Рейтер (мая 1993 г. радиостанция “Свобода”) Китай был вынужден вернуть Казахстану купленный у него дом черных металлов из-за высокого солержания радиации, превышающей от 10 до 100 раз предельно допустимые нормы.

В Казахстане не организовано изучение влияния ионизирующих излучений на человека, растения и животных. Если учесть, через пищевую цепь, радиоактивные вещества, накопленные и растениях и животных, и конечном счете окажутся в организме человека, то игнор ировать эту проблему нет оснований. Одни рассуждения и констатация фактов об оскудении природной среды делу непомогут. Нужны целенаправленные и комплексные меры для предотвращения загрязнений и постепенного оздоровления ее. Если , конечно, мы не живем по принципу “после нас потоп”.

В США, как и  у нас, проводились опыты и эксперименты по радиационному облучению и изучению его последствий. Президент Клинтон недавно счел нужным от имени государство извениться перед жертвами этих экспериментов. От этого ни Клинтону, ни США хуже не стало, наоборот, и народ сталболее сплоченным.

Многострадальные народы Казахстана, ни живые, ни мертвые, не услышали слов сочувствия, сожаления или извенения от правителей СССР, ни России, ни Казахстана. Можно ли считать себя наследницей и правопреемницей богатства, созданного народам, и свободным от ответственности за злодеяния, совершенные и отношении его?

Радиационная опасность – это проблема не отдельного региона, а общеказахстанская. Поэтому государственные меры по защите населения должны охватывать все области с учетом их загрязненности. Такой вопрос, как обеспечение населения  дозиметрами, касается всех. Следовательно, нужно организовать закуп или выпуск их у себя. В каждом населенном пункте должы быть измерительные точки, следящие за радиационной обстановкой и извещающие население.

Встране с катастрафической радиационной обстановкой до сих пор не принят закон о радиационной безопасности населения. Не это ли свидетельство безразличного и бездушного отношения к судьбам людей?

Видимо, пришло время, когда “спасение утопающих становится делом рук самих утопающих”. Не пристало целой нации безмолвно и покорно погибать. Наши деликатность и терпение могут сыграть с нами злую шутку. Не проявив воли и настойчивости, мы обречены на вымирание.

Может, мы не заставим великие державы прекратить ядерные испытания, но должно хватить нашей и уберечь его от великих потрясений.

Радиационные облучение – враг общий, ему нет разицы, какой ты национальности и вероисповедания. Всегда действует исподтишка, годами накапливаясь в организме, проявляется в последний момент, когда что-либо предпринять уже поздно.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!