ПОНЯТИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ НАКАЗАНИЯ

Согласно ст. 39 Уголовного кодекса Республики Казахстан к лицам, признанным виновными в совершении преступления, могут применяться следующие основные наказания: штраф; лишение пра­ва занимать определенную должность или заниматься определен­ной деятельностью; привлечение к общественным работам; исправительные работы; ограничение по военной службе; ограни­чение свободы; арест; содержание в дисциплинарной воинской части; лишение свободы; смертная казнь. Кроме основных наказаний к осужденному могут применяться следующие дополнительные нака­зания: лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина, дипломатического ранга, квалификационного клас­са и государственных наград; конфискация имущества.

Возникает вопрос о месте институтов освобождения от уголов­ной ответственности и наказания по нереабилитирующим обстоя­тельствам или реабилируюшим отчасти: освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 65 УК РК); освобождение от уголовной ответственности в связи с при­мирением с потерпевшим (ст. 67 УК РК); освобождение от на­казания в связи с болезнью (ст. 73 УК РК); освобождение от наказания и отсрочка отбывания наказания в следствии чрезвы­чайных обстоятельств (ст. 74 УК РК); освобождение от уголовной ответственности и наказания на основании акта амнистии или по­милования (ст. 76 УК РК). Те из них, которые нацелены на исправление осужденных, способствуют закреплению положитель­ных результатов воздействия на лицо со стороны правоохранитель­ных органов на досудебной и судебной стадиях, следует отнести к иным уголовно-правовым мерам воздействия на осужденного, остальные к чистому освобождению от наказания. Проявляемый при применении названных институтов гуманизм со стороны государ­ства предполагает в большинстве случаев осознание лицом, совершившим преступление, вины, его раскаяние и, следовательно, воз­можность исправления без применения наказания.

Наиболее сложны, на наш взгляд, в оценке принудительные меры к осужденным, которые определены уголовным законом. Конечно же, по своему содержанию, социальной природе они не являются чисто уголовно-правовыми. Например, принудительные меры воспитательного характера, применяемые судом, при осво­бождении несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания (ст. ст. 81, 82 У К РК); принудительные меры медицинского характера (раздел 7 УК РК).

Вместе с тем, по цели применения, по форме и процессуальному порядку, они имеют свои уголовно-правовые характеристи­ки. Возможно, здесь уместно сравнение с рецепиированием норм и их соответствующей трансформацией. В этой связи принуди­тельные меры, закрепленные уголовным законом, по нашему мнению, можно было бы отнести к отдельной группе иных уголовно-правовых мер воздействия, хотя мы понимаем, что данное предложение является спорным. Дискуссионность и недостаточ­ная теоретическая разработанность затронутых проблем подтвер­ждается существующим мнением среди ученых о том, что никаких иных мер уголовно-правового характера, кроме наказания, быть не должно. Нам кажется, что более предпочтительной является позиция Н.А. Стручкова, который выдвинул очень интересное предложение: “Следовало бы реально поддержать предложение о закреплении в уголовном законодательстве возможности назна­чения приговором суда, не только наказания, но и иных предус­мотренных законом мер уголовно-правового воздействия, которые- как и наказание, исполнялись бы в порядке реализации уголовной ответственности”. Иными словами, и наказание, и иные меры уголовно-правового воздействия, являются мерами (сред­ствами) “реализации уголовной ответственности”. Причем, нака­зание в этом ряду мер воздействия занимает последнее место, являясь крайней, вынужденной мерой государства. Главной от­личительной чертой наказания от иных мер уголовно-правового воздействия является кара самая существенная его черта, так как правоограничения имеют место не только в случае применения наказания.

Целям восстановления социальной справедливости, исправления осужденных и предупреждения преступности служат не только лишь применение уголовного наказа­ния, а целый комплекс мер направленных на борьбу с преступностью. Важно не расширять искусственно карательные меры государства, исключая из их числа те, которые могут служить целям борьбы с преступностью действием другого механизма

Освобождение от наказания – это освобождение виновно­го лица от определенных лишений и ограничений прав, являю­щихся содержанием наказания. Основанием для применения данного института является невозможность или нецелесооб­разность исполнения назначенного судом наказания. Иногда освобождение от уголовного наказания рассматривают как со­ставляющее освобождения от уголовной ответственности, счи­тая, что наказание представляет собой форму реализации уго­ловной ответственности. На самом же деле освобождение от наказания – самостоятельный уголовно-правовой институт.

Они различны по содержанию, основаниям, юридическим по­следствиям и процессуальному порядку применения. Так, на­пример, освобождение от наказания допускается не только за преступления небольшой или средней тяжести, в то время как освобождение от уголовной ответственности применяется к ли­цам, виновным в преступлениях, не представляющих большой опасности – небольшой или средней тяжести. Освободить от наказания может только суд, а от уголовной ответственности также следователь, прокурор, орган дознания. Наконец, осво­бождение от наказания не означает освобождения от уголов­ной ответственности, хотя последняя может быть и без наказа­ния.

Уголовным кодексом предусмотрены следующие виды ос­вобождения от наказания:

– условно-досрочное освобождение от отбывания наказа­ния;

– замена необычной части наказания более мягким видом наказания;

– отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей;

– освобождение от наказания в связи с болезнью;

– освобождение от наказания и отсрочка отбывания нака­зания вследствие чрезвычайных обстоятельств;

– освобождение от отбывания наказания в связи с истече­нием срока давности обвинительного приговора.

Освобождение от наказания может быть условным (при ус­ловно-досрочном освобождении, при отсрочке отбывания на­казания беременным женщинам и женщинам, имеющим мало­летних детей) и безусловным (освобождением от наказания в связи с болезнью или в связи с истечением срока давности обвинительного приговора).

УСЛОВНО-ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

Условно-досрочное освобождение по своему содержанию яв­ляется видом освобождения от наказания на стадии его отбыва­ния. Сущность условно-досрочного освобождения от наказания заключается в том, что отбывающее наказание лицо освобождает­ся от его дальнейшего отбывания с условием, что в течение неот­бытой части наказания не совершит нового преступления или не допустит нарушения общественного порядка, за которое на него будет наложено административное взыскание, не совершит злостно­го уклонения от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения.

Таким образом, неотбытая часть наказания является специфи­ческим испытательным сроком для условно-досрочного освобож­даемого, а существование в законодательстве института условно-досрочного освобождения от наказания является для осужденных важным стимулом к исправлению. Освобождая осуж­денного условно-досрочно от основного наказания, суд может одновременно освободить его полностью или частично от отбы­вания дополнительного вида наказания.

Условно-досрочное освобождение от наказания применимо к лицам, отбывающим только следующие виды наказания: исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части и лишение свободы.

В соответствии со статьей 5 УК РК вопрос о возможности при­менения или неприменения условно-досрочного освобождения от наказания должен решаться в соответствии с законом, действую­щим на момент совершения преступления.

Условно-досрочное освобождение от наказания применяется судом по месту отбывания наказания осужденным по представлению органа, ведающего исполнением наказания, а в отношении лиц, отбывающих наказание в дисциплинарной воинской; части – по представлению командования дисциплинарной воинской части.

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может воз­ложить на осужденного в течение неотбытой части срока наказа­ния исполнение определенных обязанностей. Например, не менять постоянного места жительства, работы или учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляюще­го контроль за поведением условно-досрочно освобожденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкого­лизма, наркомании, токсикомании, венерического заболевания или от ВИЧ/СПИДа, осуществлять материальную поддержку се­мьи, заботиться о нормальном воспитании своих детей и др.

Применение условно-досрочного освобождения от наказания обусловлено требованием обязательного наличия двух оснований:

материального и формального.

Материальное основание предполагает необходимость для условно-досрочно освобождаемого лица доказать свое исправле­ние ранее, чем оно отбыло определенный судом срок наказания. Исправление должно быть доказано прежде всего примерным поведением.

Под примерным поведением следует понимать исполнение всех правовых норм, правил общежития, норм морали, соблюдение всех требований режима отбывания наказания в местах лишения свобо­ды, качественное выполнение поручаемой работы, соблюдение пра­вил техники безопасности, бережное отношение к оборудованию, материалам, инструментам и т.д. Вывод суда об исправлении осуж­денного должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбытой части наказания, а не за время, непосредственно предшествующее рассмотрению представления об условно-досрочном освобождении. Если суд придет к выводу о том, что лицо, отбывающее наказание, исправилось, то за этим последу­ет и другой вывод о том, что это лицо для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Требуемый законом (часть третья статьи 70 УК) минималь­ный срок отбытия наказания является формальным основанием, – условно-досрочною освобождения от наказания. Причем закон дифференцирует указанные сроки в зависимости от обществен­ной опасности совершенного преступления, личности осужден­ного.

Лицо, отбывающее назначенное судом пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы.

В тех случаях, когда наказание осужденному было смягчено актом амнистии или помилования либо судом при повторном рассмотрении дела, суд при применении условно-досрочного ос­вобождения от наказания должен исчислять часть фактически отбытого наказания, установленного актом амнистии или поми­лования либо судом.

Таким образом, формальное и материальное основания осво­бождения тесно связаны между собой, однако главным является материальное. Вместе с тем, в правовом регулировании рассмат­риваемого института имеются, на наш взгляд, недостатки, связанные с отсутствием учета прошлой преступной деятельнос­ти.

Отмена условно-досрочного освобождения означает возврат осужденного в места отбывания того же вида наказания, от кото­рого он условно-досрочно освободился, для дальнейшего отбы­вания оставшейся неотбытой части наказания.

Пункт “а” части седьмой статьи 70 УК предусматривает возмож­ность отмены условно-досрочного освобождения, если освобождае­мый в течение оставшейся неотбытой части наказания совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, злостно уклонялся от исполнения обязанностей, возложенных па него судом при применении условно-досрочного освобождения. Данный пункт дает право, но не обязывает суд отменять условно-досрочное освобождение даже при наличии указанных в этом пункте статьи 70 УК обстоятельств.

Пункт “б” части седьмой статьи 70 УК также допускает возможность суду отменить условно-досрочное освобождение в отношении лиц, совершивших в течение неотбытой части наказания новое неосторожное преступление. В случае отмены суд назнача­ет наказание за новое преступление по правилам, установленным статьей 60 УК, Если суд не отменяет условно-досрочное освобож­дение, то условно-досрочно освобожденному назначается нака­зание за совершение нового преступления, которое он будет отбывать будучи условно-досрочно освобожденным.

Совершение в течение оставшейся неотбытой части назначен­ного судом наказания нового умышленного преступления влечет обязательную отмену условно-досрочного освобождения и назна­чения наказания за совершение нового преступления по прави­лам, предусмотренным статьей 60 УК.

При применении статьи 70 УК лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

В целях предупреждения совершения рецидивных преступле­ний со стороны лиц, которые будут условно-досрочно освобождены, статьей 70 УК предусмотрен ряд норм, обеспечивающих возможность достижения целей срочного наказания и контроля за поведением лица, освобожденного условно-досрочно:

фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев;

контроль за поведением лица, освобожденного условно-дос­рочно, осуществляется уполномоченным на то специализирован­ным государственным органом, а в отношении военнослужащих -командованием воинских частей и учреждений.

Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания назначенного наказания целесообразно лишь в тех случаях, ког­да достигаются цели предупреждения преступлений. Лица, кото­рые были осуждены к смертной казни, представляют серьезную опасность для общества, поэтому условно-досрочное освобожде­ние не применяется к лицу. которому наказание в виде смертной казни заменено лишением свободы в порядке помилования.

Рассмотрение таких институтов как условно-досрочное осво­бождение (ст. 70 У К РК) и предусмотренного в отдельных случаях не засчитывается в срок отбывания наказания времени отбывания административного взыскания в виде ареста- времени болезни вызванной алкогольным, наркотическим или токсическим опья­нением и т.д. (п. 7 ст. 38 УИК РК) в рамках системы наказаний требует обоснования тех исключений, которых закон делает из еди­нообразного применения указанных мер воздействия для всех ви­дов наказания. Как известно, условно-досрочное освобождение не применяется к лицам, отбывающим наказание в виде штрафа, ли­шения права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, привлечение к общественным рабо­там, ареста (ст. 70 УК РК), не поднимается и вопрос о возможности условно-досрочного освобождения от дополнительных наказаний. Естественно, что предусмотренные исключения в большинстве слу­чаев обоснованы. Так, например, в соответствие ч. 4 ст. 70 УК РК регламентирующей условно-досрочное освобождение, фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев. Арест согласно ч. 2 ст. 46 УК РК устанавливается на срок от одного месяца до шести месяцев, что не превышает ог­раничения установленного ч. 4 ст. 70 УК РК. Подобное ограниче­ние в применении условно-досрочного освобождения связано в частности с тем, что, как показали исследования, оно малоэффективно (в плане большой вероятности рецидива, в случае применения краткосрочных сроков лишения свободы до 1 года). Аналогично, краткие сроки наказания имеют место при назначе­нии наказания в виде привлечения к общественным работам (при перерасчете на месяцы – не более 5 месяцев).

Логичной и не требующей особого обоснования выглядит позиция не применения условно-досрочного освобождения в случае назначения наказания в виде штрафа, как наказания краткого в своем исполнении. Что касается остальных перечисленных в рас­сматриваемом случае наказаний, то они должны быть исключе­ны из системы наказаний как неудовлетворяющие многим параметрам, о которых шла речь выше.

Единообразного подхода требует и применение такой меры как засчитывание в срок наказания времени уклонения от него по не­уважительным причинам. По нашему мнению предусмотрение по­добной меры (система зачетов в свое время применялась на практике, в том числе в местах лишения свободы) в законе для всех видов на­казаний вполне оправдано. Согласно статьи 38 УИК РК в срок отбывания наказания в виде исправительных работ не засчитывается:

время, в течение которого осужденный не работал (за исключением, когда не работал по уважительным причинам, в том числе офици­ально был признан безработным); время болезни, вызванной алко­гольным, наркотическим или токсическим опьянением или действиями связанными с ним: время отбывания административно­го взыскания в виде ареста, а также ареста в порядке меры пресече­ния по другому уголовному делу в период отбывания наказания. Системный подход предполагает либо чтобы система “незачетов” распространялась на все виды наказания- либо незасчитывание в срок наказания времени в предусмотренных законом ситуациях должно быть полностью исключено, и сохранен только институт замены одного наказания другим в случае злостного уклонения от отбыва­ния наказания с предусмотренными уголовно-правовыми и уголовно-исполнительными последствиями.

Многие наши предложения носят постановочный характер и требуют дальнейшего своего анализа и исследования, но их учет позволит создать действительно стройную и внутренне взаимо­связанную систему наказаний, позволяющую обеспечить принцип справедливости при их исполнении.

Таким образом, рассмотрение системы наказаний, взаимосвя­зей ее элементов перспективное научное направление, имеющее важное прикладное значение. С точки зрения теории необходимо сконструировать не только стройную систему наказаний, но и обеспечить определенное единообразие в замене одного наказа­ния другим, выработать общие для всех наказаний подходы в ре­шении вопросов ответственности за злостное уклонение от отбывания наказания, в применении условно-досрочною осво­бождения от отбывания наказания и т.д. Достижение данных задач позволит не только обеспечить совершенствование правоприменительной практики, но и облегчит понимание гражданами по­литики государства в области применения наказания.

Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания

В отличие от условно-досрочного освобождения замена неот­бытой части наказания более мягким видом наказания может быть применена только в отношении лиц, отбывающих лишение сво­боды за преступление небольшой или средней тяжести. Осужденные за совершение преступлений, относящихся к другим катего­риям, не могут претендовать на такое право.

Другой отличительной чертой, которая разграничивает заме­ну неотбытой части наказания более мягким видом наказания от условно-досрочного освобождения- является отсутствие осно­ваний для отмены решения суда и возврата осужденного для ис­полнения прежнего наказания. В этом плане данный вид освобождения от наказания является окончательным.

В то же время рассматриваемый вид освобождения от наказа­ния является факультативным, так как применяется на основа­нии решения суда к осужденному после фактического отбытия им не менее одной трети срока наказания с учетом его поведения в период отбывания наказания. При этом лицо может быть полно­стью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания. Если таковое является более строгим, чем новое, более мягкое наказание, то осужденный должен быть освобож­ден от дополнительного наказания в обязательном порядке. При замене неотбытой части наказания суд может избрать любой бо­лее мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, указанных в статье 39 Уголовного кодекса, в пределах, предус­мотренных Кодексом для каждого вида наказания.

Рассматриваемый вид освобождения от наказания не может выра­жаться в сокращении неотбытого срока наказания либо в условном осуждении. Лица, которым наказание заменено более мягким, могут на основании и в порядке, установленных статьей 70 УК, быть услов­но-досрочно освобождены от дальнейшего отбывания этого нового более мягкого наказания. В случае совершения рассматриваемыми лицами нового преступления, суд к наказанию за новое преступление полностью или частично присоединяет неотбытую часть более мяг­кого, а не первоначально назначенного наказания.

В случае, если назначенное осужденному наказание смягчено вышестоящей судебной инстанцией или актом амнистии или по­милования, суд при применении статьи 71 УК должен исчислять фактическую часть отбытого наказания, исходя из наказания, установленного последующей судебной инстанцией или актом амнистии или помилования.

Если теперь рассматривать замену наказания более мягким с позиций сформулированных правил, то, прежде всего, возникает вопрос, какие наказания чем могут заменяться. Уголовный ко­декс в ч. 3 ст. 71 определяет только общее правило, согласно ко­торому суд может избрать любой мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, указанными в статье 39 УК РК. Как отмечалось выше в п. 2.1.2., по объему правоограничений колонии-поселения мало чем отличаются от исправительных цен­тров, в которых отбывают наказание в виде лишения свободы. В случае замены неотбытой части наказания в виде лишения свобо­ды в колонии-поселении более мягким видом наказания в виде ограничения свободы, осужденный фактически не почувствует того, что оно действительно заменено более мягким и стимули­рующая сторона такой меры воздействия будет утрачена.

Новый УК РК предусматривает возможность замены неотбы­той части наказания более мягким видом наказания только ли­цам, отбывающим лишение свободы за преступления небольшой и средней тяжести (ст.71УК РК). На наш взгляд, системный под­ход требует расширения института замены неотбытой части на­казания более мягким видом наказания не только в случае лишения свободы, но и для других видов наказания. Например, ч.З ст.43УК РК предусматривает право суда заменить осужден­ным к исправительным работам данный вид наказания штрафом, если в период отбывания наказания возникли обстоятельства, связанные с потерей трудоспособности, потерей постоянной ра­боты или поступлением в учебное заведение с отрывом от произ­водства. Несмотря на то, что этот вид замены имеет под собой совершенно иное основание, тем не менее, он позволяет выдви­нуть предложение о расширении института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Было бы логич­ным распространить замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания на другие виды наказания, то есть не только в случае лишения свободы. Конечно же на этом пути возникает ряд трудностей, например, возникает вопрос и о целе­сообразности замены неотбытой части наказания в виде ограни­чением свободы наказанием в виде исправительных работ. В данном случае у осужденного возникает новое правоограничение -удержание от 20 % заработка при фактическом сохранении очень сходного контроля за ним. При таком условии подобную замену наказания вряд ли можно использовать. Если исходить из предложенной нами классификации видов наказаний, то подобной ситуации не возникнет (см.п.2.1.2). Кроме того в правовом регу­лировании ст. 7i УК имеются недостатки (см.п.3.5).

Другим вопросом, который представляет  собой серьезную проблему является определение соотношения видов и форм нака­зания. В законе существуют определенные соотношения, уравни­вающие тяжесть разных видов наказания. Если лишение свободы заменяется любым более мягким наказанием, то возникает воп­рос в каком соотношении, это должно делаться; Иначе будет нарушаться принцип справедливости. Так, сумма штрафа соот­ветствующая трехкратному размеру месячного расчетного пока­зателя приравнивается к 80 часам привлечения к общественным работам, одному месяцу исправительных работ, десяти дням аре­ста (ст. 40 УК РК). В других случаях при замене исправительных работ более тяжким наказанием приравниваются один день на­казания в виде ограничения свободы, ареста или лишения свобо­ды (п. 4 ст. 43 УК РК). Во-первых, из изложенною следует, что хотя привлечение к общественным работам – более мягкое нака­зание, чем исправительные работы, но 90 часов привлечения к общественным работам – более тяжкое наказание, чем один ме­сяц исправительных работ или десять дней ареста- Во-вторых, соотношение дано в законе не для всех наказаний.

Наказание в виде лишения права занимать определенную дол­жность или заниматься определенной деятельностью в соотношении видов наказаний вообще не упоминается. Хотя, конечно можно определить его исходя из анализа санкций Особенной ча­сти УК РК, но это достаточно сложно. Не предусмотрена и воз­можность замены данного наказания более тяжким видом наказания. Конечно же, существует возможность привлечения осужденного к наказанию в виде лишения права занимать опре­деленную должность или заниматься определенной деятельнос­тью к уголовной ответственности по ст, 362 УК РК “Неисполнение приговора суда или иного судебного акта, в случае злостного ук­лонения от отбывания наказания”, но это приведет к новой суди­мости и к исключению из общих правил установленных законодательством в рассматриваемых случаях. Кроме того, су­ровость последствия от уклонения от отбывания данного вида наказания, уровень кары за содеянное в виде привлечений к уголовной ответственности должен быть необходимым и достаточ­ным. Если попытаться сравнить по тяжести исправительные ра­боты и наказание в виде ограничения свободы, то исходя из толкования норм УК РК один день исправительных работ более мягкое наказание, чем один день ограничения свободы, но тогда возникает вопрос как они соотносятся. Ответ на него в опре­деленной степени можно найти в ст.61 УК РК “Порядок оп­ределения сроков наказания при их сложении”, в которой устанавливается, что при частичном или полном сложении нака­заний по совокупности преступлений и совокупности пригово­ров одному дню лишения свободы соответствует:

а) один день ареста или содержания в дисциплинарной воинс­кой части;

б) два дня ограничения свободы;

в) три дня исправительных работ или ограничения по военной службе;

г) восемь часов привлечения к общественным работам. Из смысла ст. 40 УК РК, – 3 дня исправительных работ равня­ются одному дню ареста, но в ст. 43 УК РК, в случае злостного уклонения от отбывания наказания лицом, осужденным к испра­вительным работам, суд может заменить неотбытый срок испра­вительных работ наказанием в виде ареста на тот же срок. На сколько справедливо отсутствие единообразия в замене одного наказания другим его видом? В одних случаях при замене наказа­ния при злостном уклонении от отбывания наказания законода­тель исходит из установленных соотношений (ст. 40,42 УК РК), в других резко ужесточает характер подобной замены (ст.43,45 УК РК). Мне кажется, что принцип справедливости в указанных слу­чаях, в определенной степени, нарушается.

Рассмотрение замены наказания более тяжким в рамках систе­мы наказания дополнительно подтверждает ранее сделанный мною вывод о нецелесообразности выделения ареста в отдельный вид уголовного наказания. Очевидно, что его нельзя заменить более тяжким – наказанием в виде лишения свободы, так как это раз­ные формы одновидового наказания. Вряд ли будет разумным за­менять неотбытую часть наказания, в виде лишения свободы, более мягким, в виде ареста, как это предусматривает теорети­чески ст. 71 У К РК. Таким образом, рассмотрение взаимосвязей наказаний в рамках их системы – перспективное научное направ­ление, имеющее важное прикладное значение.

Отдельного рассмотрения требует предусмотренная законом возможная замена одного наказания другим или освобождение от отбывания наказания в случаях когда в процессе наказания обнаруживается невозможность его отбывания осужденным в свя­зи с определенными обстоятельствами, например, тяжкая болезнь (ст.73 УК РК), достижение определенного возраста (п. 3 ст. 31 УИК РК), наступление инвалидности (ч. З ст. 45 УК РК), утрата трудоспособности (ч 3 ст. 43 УК РК) или другие обстоятельства” (беременность, отсутствие постоянной работы, ухудшение материального положения и т.д.).

Указанные случаи замены одного наказания другим видом наказания не являются мерами воздействия на осужденного, они обеспечивают разумность, целесообразность наказания, демон­стрируют гуманное отношение к осужденным при возникновении перечисленных выше обстоятельств.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!