Понятие, предмет, задачи и специфические черты уголовного права

Понятие “уголовное право” выступает в нескольких аспектах:

– как отрасль права;

– как отрасль законодательства;

– как наука.

Уголовное право как отрасль законодательства представляет собой “совокупность юридических норм, установленных высшим органом законодательной власти Республики Казахстан, определяющих задачи, принципы, основания и условия уголовной ответственности, а также преступность и наказуемость общественно опасных деяний, признаваемых преступлениями”.

Уголовное право как отрасль, подсистема системы права – понятие более широкое, нежели уголовное законодательство. “Уголовное право как отрасль права охватывает уголовное законодательство и уголовно-правовые отношения, связанные с законотворчеством и правоприменением”.

Наука уголовного права – это наука, имеющая своим предметом “уголовное законодательство и практику его применения, обобщение действующего уголовного закона и проблемы его совершенствования”.

Уголовному праву присущи все черты, которые относятся к праву в целом:

  • нормативность;
  • обязательность исполнения;
  • формальность.

Особенностью национального уголовного права является то, что оно содержит 2 идеи:

  • идея о преступлении;
  • идея о наказании.

За рубежом эти две идеи разделены (в разных законах).

Предмет регулирования отрасли права, как заметил проф. Ю.И. Ляпунов, “является общепризнанным критерием выделения (в рамках системы) самостоятельных отраслей права, обладающих только им присущей спецификой”.

В общей теории права получила распространение точка зрения, в соответствии с которой уголовное право лишено самостоятельного предмета регулирования, общественные отношения регулируют другие отрасли права (государственное, административное, гражданское и т. д.), уголовное же право лишь охраняет эти отношения, являясь своеобразным средством их обеспечения. Такие взгляды высказаны и в уголовно-правовой литературе. Так, А. А.. Пионтковский считал, что “уголовные законы с их карательными санкциями за правонарушения придают особую силу уже существующим нормам других отраслей права (и соответствующим им правоотношениям), нарушение которых признается преступлением”. Б.Т. Разгильдяев прямо пишет, что в “задачу уголовного права не входит регулирование общественных отношений” и что оно вообще “не может регулировать общественные отношения”. “Приведенные положения далеки от реальности ввиду того, что любая отрасль права, лишенная регулятивного, организующего начала, – это социальная бессмыслица. Право, как известно, является одним из специально созданных государством важнейших инструментов упорядочения определенных социальных связей. Но право, которое ничего не регулирует, не направляет поведение людей в нужном, заранее заданном векторе – изначально утрачивает это основное качество и предназначение, поскольку не выполняет никакой функциональной роли. Строго говоря, уголовное право, лишённое специфического предмета регулирования, утрачивает всякую возможность реализовать свою охранительную функцию, решить задачи, которые перед ним поставил законодатель (ст. 2 УК РК).

Отрицание самостоятельного предмета регулирования уголовного права не так уж и оригинально. Еще во второй половине XIX в. немецкий криминалист К. Биндинг считал, что уголовная противоправность выражается в санкции уголовного закона за нарушение нормы права, содержащейся в других отраслях права.

Однако такое понимание уголовно-правовой нормы вызывало обоснованную критику еще у выдающихся представителей “классической” школы. Н. С. Таганцев показал несостоятельность теории Биндинга, ссылаясь на принятие государством нового уголовного кодекса, в котором всегда будут нормы, не нашедшие своего выражения в других отраслях права и обладающие самостоятельной юридической природой. Аналогичный довод приводил и Н. Д. Дурманов, указавший на существование ряда уголовно-правовых запретов, являющихся “чисто” уголовно-правовыми и не дублирующими запреты других отраслей права (например, запрет многих посягательств против личности, не предусмотренных ни в одной отрасли права, кроме уголовного)[8].

Поскольку право диктует исходящие от государства общеобязательные правила, оно есть регулятор поведения людей в обществе. В этом смысле не является исключением и право уголовное. Поэтому неверно представлять дело таким образом, что нормы уголовного права лишь охраняют общественные отношения, регулируемые нормами иных отраслей права. В действительности нормы каждой отрасли права обычно сами охраняют собственные предписания. Уголовно-правовая санкция в принципе не может применяться за нарушение, например, административно-правового запрета, касающегося специфических общественных отношений. Такое правоприменение означало бы грубейшее нарушение законности.

Сведение функций уголовного права лишь к охранительной нередко приводит к расширению сферы охраняемых им общественных отношений. В юридической литературе встречаются утверждения, что “нормы уголовного права являются средством охраны всех общественных отношений, регулируемых другими отраслями права”. Здесь налицо явное преувеличение охранительной роли уголовного права. Уголовно-правовые санкции призваны защищать наиболее важные права, свободы и интересы личности, общества и государства. Чрезмерное расширение сферы уголовного права может привести лишь к отрицательным последствиям как для общества, так и для личности.

Вывод о самостоятельной природе уголовного права, выражающейся в существовании особого предмета уголовно-правового регулирования, – вовсе не означает, как это иногда утверждается, что уголовно-правовая норма не воспроизводит каких-либо норм других отраслей права и что уголовная противоправность определяется уголовным законом независимо от других отраслей права. Данная точка зрения не учитывает системности норм права в целом. Поскольку самостоятельность норм любой отрасли права относительна, “в праве не может быть абсолютно изолированных друг от друга отраслей”.

Это положение особенно ярко подтверждается на примере взаимосвязи именно уголовно-правовых норм с нормами других отраслей права. Многие уголовно-правовые нормы включают нормы самых различных отраслей. Более того, анализ действующего уголовного законодательства позволяет утверждать, что вообще нет такой отрасли права, нормы которой не входили бы органически в уголовно-правовые. Условия уголовной ответственности за совершение соответствующих общественно опасных деяний предусмотрены не только нормами уголовного права, но и нормами других отраслей. И это не противоречит самостоятельности уголовно-правового запрета, так как нормы других отраслей права, помещенные в оболочку уголовного закона, превращаются в “клеточку” уголовно-правовой нормы, образуя вместе с последними уголовно-правовую материю.

Любые правовые нормы и право в целом предназначены для воздействия на волевое поведение людей, а предметом право­вого регулирования являются общественные отношения. Со­держание таких отношений, регулируемых уголовным правом, является, во-первых, вполне специфическим, а во вторых — сложным и неоднозначным. Можно выделить три основные разновидности этих отношений, образующих в сово­купности предмет уголовно-правового регулирования.

Первым видом таких отношений являются так назы­ваемые охранительные уголовно-правовые отношения (в их традиционном понимании), возникающие в связи с совер­шением преступления. Это отношения между лицом, совершив­шим запрещенное уголовным законом преступное деяние, и государством в лице суда, следователя, прокурора, органа дознания. Каждый из субъектов этого правоотношения облада­ет определенными правами и несет корреспондирующие им обязанности. Так, первый обязан претерпеть неблагоприятные последствия, которые уголовный закон связывает с совершени­ем преступления, в конечном счете, понести наказание, предус­мотренное той уголовно-правовой нормой, которую он нарушил. Другой субъект — суд (с помощью следственных, прокурорских органов и органов дознания) — вправе принудить первого к исполнению этой обязанности. Но это право сопровождает обязанность тех же органов привлекать лицо к уголовной ответственности, а суда — назначать наказание или меру, его заменяющую, в соответствии с тем, как уголовный закон формулирует особенности условий уголовной ответственности лица, совершившего определенное преступление. Таким обра­зом, предметом охранительных уголовно-правовых отношений является реализация уголовной ответственности и наказания, связанная как с установлением события преступления, так и с назначением наказания, освобождением от уголовной ответ­ственности и наказания (включая и применение принудитель­ных мер медицинского и воспитательного характера).

Вторым видом отношений, которые входят в предмет уголовного права, являются отношения, связанные с удержани­ем лица от совершения преступления посредством угрозы наказания, содержащейся в уголовно-правовых нормах. Отри­цать за уголовно-правовыми запретами роль праворегулирующего начала — значит утверждать, что они не упорядочивают поведение людей в обществе. В действительности это не так. Установление уголовно-правового запрета есть выражение принудительной силы государства. Нарушение запрета пред­полагает применение наказания к лицу, совершившему пре­ступление. В этом заключается специфика обязанности, уста­навливаемой уголовным законом (обязанности не совершать преступления), и ее отличие от обязанностей морально-нрав­ственного порядка. Уголовный запрет налагает на граждан обязанность воздержаться от совершения преступления и по­тому регулирует поведение людей в обществе.

Третья разновидность общественных отношений, входя­щих в предмет уголовного права, регулируется уголовно-правовыми нормами, которые наделяют граждан правами на причинение вреда при защите от опасных посягательств при необходимой обороне, а также при крайней необходимости и других обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Эти отношения специфичны, в частности, по своему субъектив­ному составу. Осуществляющий, например, свое право на необходимую оборону вступает в правовые отношения, с одной стороны, с лицом, посягающим на интересы личности, общества или государства и обычно нарушающим соответствующий уголовно-правовой запрет (приобретает право на причинение вреда посягающему). С другой стороны, поведение обороняю­щегося компетентны признать правомерным только суд и прокурорско-следственные органы. В каждом случае именно они обязаны всесторонне рассмотреть событие, связанное с причинением вреда при защите от опасного посягательства, и подтвердить правомерность действий обороняющегося, офици­ально освободив его от ответственности за причиненный им вред. Таким образом, обороняющийся вступает в правовые отношения и с государством в лице суда, прокурорско-следственных органов. Эти отношения можно именовать регу­лятивными уголовно-правовыми отношениями (в отличие от охранительных уголовно-правовых отношений), так как они складываются на основе регулятивных (управомочивающих) норм и регулируют правомерное поведение лица, являющееся одновременно и социально полезным.

При решении вопроса о наличии самостоятельного предмета регулирования и, следовательно, о самостоятельной юридической природе уголовного права следует учитывать и то, что еще в теории советского права наметился новый подход к соотношению регулятивных и охранительных моментов любых отраслей права. Так, в Курсе общей теории государства и права говорится: “Конечно, в системе права все нормы связаны между собой и взаимно обусловливают друг друга, но выделять из них только правоохранительные нормы не представляется возможным. Одна и та же норма может быть регулятивной в одном отношении и правоохранительной в другом (например, нормы уголовного и процессуального права). Иными словами, каждая норма имеет как регулятивный характер (поскольку она предназначена регулировать поведение), так и правоохранительный (поскольку она, будучи оснащенной государственной санкцией, охраняет возможность и необходимость определенного поведения)”. Уголовное право регулирует общественные отношения, направленные на охрану личности, ее прав и свобод, общества и государства от преступных посягательств. Как всякое право, оно может выполнить свою задачу только путем регулирования соответствующих отношений. В уголовном праве регулятивная функция есть проявление его охранительной функции, есть форма и способ осуществления последней.

Таким образом, мы можем заключить, что предмет любой отрасли права – это круг общественных отношений, которые она регулирует. Предмет регулирования отрасли права является критерием выделения (в рамках системы) самостоятельных отраслей права. Несмотря на всю, казалось бы, простоту вопроса о предмете уголовного права, на эту тему велись и до сих пор ведутся довольно жаркие споры. Но, анализируя мнения многих учёных-юристов, можно сказать, что уголовное право обладает самостоятельным предметом регулирования; нормы уголовного права не только охраняют, но и регулируют общественные отношения; уголовное право существует не изолированно от других отраслей права. Уголовное право регулирует общественные отношения, направленные на охрану личности, ее прав и свобод, общества и государства от преступных посягательств. Особенностью национального уголовного права является то, что оно содержит 2 идеи: идею о преступлении; идея о наказании.

 Система уголовного права. Принципы уголовного права

Уголовное право разделяется на две части: Общую и Особен­ную. Общая часть включает нормы уголовного права, в которых закрепляются его общие принципы, институты и понятия, а также основные положения, определяющие основания и пре­делы уголовной ответственности и применения наказания, поря­док и условия освобождения от уголовной ответственности и наказания. В нормах Общей части регламентируются наиболее важные вопросы, относящиеся к основным понятиям уголовного права — уголовному закону, преступлению и наказанию.

Особенная часть уголовного права включает нормы, в кото­рых определяются конкретные преступления по родам и видам, а также наказания, установленные за их совершение. Общая и Особенная части уголовного права органически связаны и лишь в единстве представляют собой уголовное право как систему уголовно-правовых норм.

Известно, что система права любого современного государ­ства состоит из ряда отраслей: конституционное право, адми­нистративное, гражданское и т. д. В ряду этих и других отраслей находится и уголовное право. Будучи составной частью системы права, уголовное право является одной из его отрас­лей, которой присущи все признаки, свойственные праву в целом (нормативность, обязательность для исполнения и т. д.), а также специфические отраслевые признаки. От других отрас­лей оно отличается, в первую очередь, предметом, т. е. кругом регулируемых общественных отношений. Правда, в общей теории права получила распространение точка зрения, в соответствии с которой уголовное право лишено самостоя­тельного предмета регулирования; общественные отношения регулируют другие отрасли права (государственное, админис­тративное, гражданское и т. д.), уголовное же право лишь охраняет эти отношения, являясь своеобразным средством их обеспечения.

Поскольку право диктует исходящие от государства обще­обязательные правила, оно есть регулятор поведения людей в обществе. В этом смысле не является исключением и право уголовное. Поэтому неверно представлять дело таким образом, что нормы уголовного права лишь охраняют общественные отношения, регулируемые нормами иных отраслей права. В действительности нормы каждой отрасли права обычно сами охраняют собственные предписания. Уголовно-правовая санк­ция в принципе не может применяться за нарушение, напри­мер, административно-правового запрета, касающегося специ­фических общественных отношений. Такое правоприменение означало бы грубейшее нарушение законности.

Сведение функций уголовного права лишь к охранительной нередко приводит к расширению сферы охраняемых им обще­ственных отношений. В юридической литературе встречаются утверждения, что нормы уголовного права являются средст­вом охраны всех общественных отношений, регулируемых другими отраслями права. Здесь налицо явное преувеличение охранительной роли уголовного права. Уголовно-правовые санк­ции призваны защищать наиболее важные права, свободы и интересы личности, общества и государства. Чрезмерное расширение сферы уголовного права может привести лишь к отрицательным последствиям как для общест­ва, так и для личности.

По предмету и методу правового регу­лирования уголовное право отличается от других отраслей права. Вместе с тем по сфере своего действия оно тесно сближается с некоторыми другими отраслями, прежде всего — с административным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным правом.

Так, административное право регулирует общественные от­ношения в сфере государственного управления и отношения управленческого характера, возникающие при осуществлении иных форм государственной деятельности (в том числе и правосудия). Особенно близко нормы уголовного права сопри­касаются с теми нормами административного права, которые определяют, какие деяния являются административными пра­вонарушениями (проступками) и какие меры административ­ного взыскания применяются к лицам, их совершившим. В ряде случаев границы между уголовно наказуемыми деяниями и соответствующими административными правонарушениями подвижны и при определенных обстоятельствах и условиях отдельные административные правонарушения могут «пере­растать» в преступления и наоборот. Речь идет, например, об административно наказуемых контрабанде, мелком хищении чужого имущества, хулиганстве и т. д.

Уголовно-процессуальное право определяет порядок и фор­мы деятельности суда, прокурора, следователя, органа дозна­ния при расследовании преступлений и рассмотрении уголов­ных дел в суде, гарантирующие права граждан и соблюдение законности в сфере уголовной юстиции. Тесная связь уголовно­го и уголовно-процессуального права проявляется, в частности, в том, что нормы уголовного права во многом определяют предмет доказывания при расследовании и судебном рассмот­рении уголовных дел (в первую очередь уголовно-правовое содержание состава соответствующего преступления). Нормы же уголовно-процессуального права обусловливают порядок официального признания установленных фактов как основания их уголовно-правовой оценки. И в этом смысле уголовно-правовое значение приобретают не все установленные, напри­мер, следователем и судом факты и обстоятельства, а лишь те, которые установлены в соответствии с требованиями уголовно-процессуальных норм.

Уголовно-исполнительное право регламентирует порядок исполнения наказания, и результаты его применения дают представление об эффективности уголовно-правовых норм о наказании и освобождении от наказания.

Уголовное право наряду с важнейшей отраслью казахстанского права понимается и как уголовно-правовая наука. Специалисты определяют ее как совокупность (систему) господствующих в обществе на данном этапе (в настоящее время в период перехода к демократическому правовому государству и рыночной экономике) правил об уголовном праве и путях и средствах борьбы с преступностью.

Предмет науки уголовного права составляет уголовное законодательство и практика его применения, обобщение действующего уголовного закона и проблем его совершенствования. Таким образом, наука уголовного права изучает, прежде всего, два основополагающих института – преступление и наказание. Эти и другие институты уголовного права исследуются наукой уголовного права не догматически, а в их развитии и изменении, исходя из потребностей практики борьбы с преступностью. Наука уголовного права не может развиваться, не опираясь на репрезентативные итоги социологических исследований, не сравнивая действующие и ранее существовавшие уголовно-правовые нормы для выявления его (уголовного права) эффективности. Одна из основных задач науки уголовного права – разработка на основе широкого обобщения практики применения уголовного закона путей и методов совершенствования уголовного законодательства, исходя из конкретной социально-политической обстановки.

“Социология уголовного права, которую в течение ряда лет пытались выделить как самостоятельную правовую науку, отличную от науки уголовного права, в действительности является составной ее частью. Она изучает те же институты и понятия, составляющие уголовное законодательство, с позиций их социальной обусловленности, анализирует результаты понятий и институтов”. Следовательно, оснований определять социологию уголовного права как самостоятельную науку нет. Она может представлять собой лишь специальную учебную дисциплину. Такое решение обоснованно, ибо социология уголовного права является методом познания и анализа институтов и понятий уголовного права. Социологические исследования основных уголовно-правовых институтов и их результаты имеют существенное значение для выявления их эффективности, совершенствования, разработки новых уголовных законов на базе их социальной обусловленности. В числе наиболее крупных проблем уголовной социологии, помимо главной – выявление обусловленности уголовного законодательства, можно назвать социологическое исследование правосознания в сфере уголовного права, уголовно-правовое прогнозирование, исследование эффективности уголовных наказаний, социологические проблемы конкретных видов преступлений и применения норм Особенной части и др.

“Предмет науки уголовного права значительно шире предмета уголовного права как отрасли права”.В него входят изучение и анализ не только действующего законодательства и практики его применения, но история становления и развития как уголовных законов, так и самой науки. В предмет науки включается также изучение уголовного законодательства зарубежных государств в сравнительном плане и для использования положительного опыта в законотворческой и правоприменительной деятельности и развития науки.

Уголовное право как отрасль права регулирует общественные отношения свойственным ей методом. Наука уголовного права роль такого регулятора или охранителя общественных отношений в связи с совершением преступлений, естественно, выполнять не может. Она занимается исследованием их содержания и разработкой социально обусловленных рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства.

“Предметом науки уголовного права является казахстанское и зарубежное уголовное законодательство, история развития уголовно-правовой мысли и уголовно-правовых институтов, правоприменительная деятельность правоохранительных органов по борьбе с преступностью”.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!