ЭКОНОМИКО-СТАТИСТИЧЕСКАЯ МО¬ДЕЛЬ РАЗВИТИЯ ПОКАЗАТЕЛЯ ИНВЕСТИЦИЙ В НЕФТЯНУЮ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В РК

Любая экономика развивается по определенным зако­нам, характер действий которых на тех или иных эта­пах развития зависит от конкретных, часто меняющихся эконо­мических условий. Этот момент является чрезвычайно важным, поскольку любое действие любого объекта или субъекта данной системы оказывает непосредственное влияние на конечные суммарные результаты, т.е. на динамику развития макроэконо­мических показателей, например, валового внутреннего продук­та, уровень жизни населения в данной социально-эконо­мической системе, уровень технической и технологической ос­нащенности основных секторов экономики и т.д.

В этом смысле уровень развития экономики всегда являлся определяющим прежде всего по степени изменения производст­венных результатов предприятий. Именно поэтому инвестиционные потребности собственно экономической системы всегда можно считать определяющими для дальнейшего ее развития. Здесь проявляется самое важное достижение рыночных отно­шений – возможность реализации собственного потенциала, что в условиях Казахстана можно считать определенным историче­ским шансом в достижении соответствующего ему места в ми­ровой экономической системе. Это основано на возможностях экономики республики и профессиональных способностях ее специалистов.

Однако, как известно из теории рынка, в любой социально-экономической системе взаимодействуют факторы земли, труда, предпринимательства и капитала. Если в аспектах первых трех факторов можно признать, что в настоящее время в стране они имеются в наличии, то относительно капитала и предпринима­тельства положение сложнее. Сбережения могли бы послужить основой капитала, но население не стремится положить их на срочные вклады. Предпринимательство развивается в основном только в торговой сфере.

В развитых странах такой фактор не является доминирую­щим, в них также постоянно наблюдается нехватка капитала, но в условиях развитого рынка при осуществлении регулирования и возможности перелива средств не только из одной отрасли в другую, но и из одной страны в другую осуществляется более динамичное его управление, уменьшающее потери более быст­ро, а потому с более эффективным конечным результатом.

Термин “инвестиции” (от латинского investio – одеваю) ши­роко применяется в научной и публицистической литературе. На практике, однако, различные исследователи вкладывают в это понятие разное содержание. Общепринято на уровне быто­вого сознания под инвестициями понимать любые вложения средств в покупку земли, недвижимости, акций, в строительст­во, технику, освоение месторождений полезных ископаемых и т.д.

Содержание понятия “инвестиции” дано в ст. 1 Закона РК “Об иностранных инвестициях” от 27 декабря 1994г. В нем за­писано: “Инвестиции – это все виды имущественных и интел­лектуальных ценностей, вкладываемых в объекты предприни­мательской деятельности в целях получения дохода, в том числе:

– движимое и недвижимое имущество и имущественные права, право удержания и другие, кроме товаров, импортируе­мых и предназначенных для реализации без переработки;

– акции и иные формы участия в коммерческих организа­циях;

– облигации и другие долговые обязательства;

– требования денежных сумм, товаров, услуг, любого иного исполнения по договорам, связанным с инвестициями;

– право на результаты интеллектуальной деятельности. включая авторские права, патенты, товарные знаки, промыш­ленные образцы, технологические процессы ноу-хау, норматив­но-техническую, архитектурную проектную документацию;

– любое право на осуществление деятельности, основанное на лицензии или в иной форме, предоставленное государствен­ным органам;

– прибыль, полученная и реинвестированная на территории РК”.

В научной литературе существует к инвестициям большой диапазон подходов. Пол Самуэльсон пишет так: “Мы называем “чистым инвестированием”, или капиталообразованием, то, что представляет собой чистый прирост реального капитала обще­ства (здания, оборудование, материально-производственные запасы и т.д.). Обыватель же говорит об “инвестировании”, ко­гда он покупает участок земли, находящиеся в обращении цен­ные бумаги или любой другой титул Собственности. Для эко­номистов это чисто трансфертные операции. То, что инвестиру­ет один, кто-то другой дезинвестирует. Чистое инвестирование имеет место лишь тогда, когда создается новый реальный капи­тал”‘.

Весьма широко понимают инвестиции авторы популярного “Экономикса”. В их определении инвестиции – “затраты на производство и накопление средств производства и увеличение материальных запасов”, т.е. по сути все издержки производства и накопления.

Источником инвестиций, как известно, являются сбереже­ния. Но сбережения осуществляются одним хозяйствующим агентом, а инвестиции могут осуществлять совсем другие груп­пы лиц или хозяйствующих субъектов. Поэтому группы ученых при определении понятия обращают внимание не столько на содержание инвестиций, сколько на их целевую направлен­ность. В. Бочаров под инвестициями подразумевает часть дохо­да, которая не может быть использована на потребление. Инве­стиционные ресурсы трансформируются в конкретные объекты инвестиционной деятельности, где получается прирост капи­тальной стоимости а форме дохода или социального эффекта.

Кроме понятия “инвестиции” есть и другое, тесно с ним свя­занное, – “внешнее заимствование”. Это понятие ст. 1 Закона РК “О внешнем заимствовании и управлении внешним долгом” от 10 апреля 2000 г. раскрывает как “процесс, включающий в себя принятие решения о необходимости привлечения заемных средств, проведение переговоров с иностранными кредиторами, подписание соответствующих документов по займу, ратифика­цию договора, займа (при государственном внешнем заимство­вании), получение, учет и использование средств займа, а также обслуживание и погашение полученных средств”. От инвести­ций государственные внешние займы отличаются, на первый взгляд, прежде всего по целям: статья 6 упомянутого закона определяет, что внешние займы “привлекаются для поддержки платежного баланса и финансирования дефицита республикан­ского бюджета”. Однако далее в ст. 11 и 12 закона разъясняется, что средства, полученные по государственным внешним зай­мам, могут направляться непосредственно для безвозмездного использования или предоставляться на возвратной основе (по кредитным договорам) внутренним заемщикам, в т.ч. и пред­принимательским структурам.

Помимо государственного может осуществляться и негосу­дарственное внешнее заимствование, заемщиками по которому выступают резиденты РК, заключающие договоры от своего имени (кроме государственных предприятий и учреждений). При этом договоры о внешних займах, имеющих государствен­ные гарантии, регистрируются в Министерстве финансов РК, а не имеющих государственных гарантий – в Национальном бан­ке Казахстана. Текущие торговые или расчетные операции, при которых обязательства по платежам следует не позднее чем через 180 дней за поставкой товаров (выполнением работ, ока­занием услуг), регистрации не подлежат. Таким образом, инвестиции” в практическом плане рассматриваются с позиции их многоуровневое образования, использования и целей.

В переходный период представляется оправданным новое осмысление роли государства в экономике. Степень вмешатель­ства государства в экономику в каждой стране своя, в зависимо­сти от внутренних и внешних причин она неоднократно меняет­ся. В Южной Корее разрабатываются пятилетние планы хозяй­ственного развития, носящие главным образом индикативный характер. Здесь государство осуществляет мониторинг за цена­ми на товары массового спроса (продукты питания, лекарства, бытовая техника) и на группу товаров, имеющих жизненно важ­ное значение для экономики в целом (электроэнергия, топливо, сталь, продукты химии). Поскольку от капиталовложений, обя­зательных для реконструкции и технического перевооружения этих отраслей, непосредственно зависят и объемы их производ­ства, гарантия таких капиталовложений осуществляется госу­дарством. Однако события последнего времени показывают, что грань такого вмешательства весьма условна и является доста­точно тонкой, потому что долгосрочные планы при даже незна­чительной переоценке или недооценке какого-либо фактора в масштабе всей экономики способны вызывать больше негатив­ные явления при развитии, чем позитивные. Именно такой эффект получила социально-экономическая система Южной Ко­реи. Развиваясь очень динамично на определенном этапе, в дальнейшем негативы чрезмерного государственного вмеша­тельства стали превалировать над рыночным смыслом, что в конце концов стало неизбежным резкое падение и образовался своеобразный “застой”, по некоторым своим параметрам напо­минающий экономический застой бывшего СССР.

Для японской экономики характерно развитое, хотя и нося­щее индикативный характер, планирование, оно играет весьма существенную роль в повышении экономической эффективно­сти производства, в регулировании его пропорций, рациональ­ном размещении производительных сил. Здесь, таким образом, государственная инвестиционная политика весьма селективна и избирательна, стихии рынка эта селекционная работа не “отдается”. Однако в японской социально-экономической сис­теме наблюдаются проблемы “застоя”, связанные, прежде всего, с проблемой недооценки ухода отечественного капитала из-за чрезмерного налогового давления. В связи с этим за последнее десятилетие наблюдался перенос большинства производств за пределы страны в страны Юго-Восточной Азии и Африки, что, с одной стороны, создавало прецедент усиления японского влияния в этих регионах, а с другой, – проблему обеспечения собственного населения занятостью, чего без постоянного инве­стиционного приложения капитала достичь не удается.

Как известно, американский рынок тяготеет к классической (инициативной) модели предпринимательства, французский – к государственному дирижизму, немецкий – к “социальному ры­ночному хозяйству”, японский – к “корпоративному патерна­лизму”. Тем не менее, во всех развитых странах инвестирование обладает определенным набором общих признаков с присущи­ми им соответствующими специфическими чертами:

  1. За государственным управлением полностью или частич­но сохраняются задачи финансирования мероприятий, связан­ных с НИОКР, внедрением ресурсоэкономной и экологической технологии, конверсии оборонной промышленности и адапта­ции научно-технического потенциала ВПК в гражданской сфе­ре, определение норм амортизации.
  2. Косвенное регулирование инновационно-инвестиционной деятельности рыночными методами, хотя и имеет место прямое бюджетное финансирование ряда важных для государства объ­ектов.
  3. В системе государственных приоритетов выступают те важные для социально-экономического развития страны на­правления, реализация которых обеспечивает максимальный, т.е. помимо прямого еще и сопряженный эффект. С этой точки зрения к приоритетам относится взаимодействие топливно-энергетического и военно-промышленного комплексов. Сюда же следует отнести развитие сфер образования, науки, культу­ры, здравоохранения, жилищного строительства и т.д.
  4. Реализация каждого приоритетного направления осуще­ствляется в форме выполнения государственной целевой про­граммы, внутренне увязанной по этапам, источникам финанси­рования и формам организационно-экономического обеспече­ния.
  5. Выдвижение в инвестировании на передний план микро­структурных моментов, обусловленное изменениями в технике и технологии производства конкретных видов продукции, в ас­сортиментном составе изделий и т.д.

Рыночные отношения – это саморегулирующая система, ос­нованная на обратной связи и подчиняющаяся некоторым уста­новленным правилам, заданным извне. Какова должна быть мера этого внешнего воздействия, чтобы не подрывать способ­ность системы к саморегуляции? “Все, что сверх меры – зло”, – справедливо утверждал Абай Кунанбаев. Когда эта мера не со­блюдается, тогда и возникают острые негативные явления в экономике, как это случилось в СНГ, в т.ч. и Казахстане.

Речь идет о затяжном процессе крупномасштабного падения физических объемов инвестиций со всеми вытекающими отсю­да последствиями, быстром старении парка производственного оборудования, снижении его загрузки, сокращении строитель­но-монтажных работ, численности строителей и т.д. И здесь важно опровергнуть достаточно распространенное среди спе­циалистов и руководящих работников мнение о второстепенной роли государства в инвестиционном процессе по сравнению с рыночными регуляторами, приведшее на практике к свертыва­нию в разумных пределах государственной инвестиционной деятельности и простой ликвидации соответствующих институ­тов в центре и на местах.

Мировой опыт говорит, что при усилении кризисных явле­ний в экономике увеличение регулирующих функций и ответст­венности государства в инвестиционной сфере становится необ­ходимостью. В условиях функционирования административно-командной системы доказывалось, что только централизованно регулируемой на макроуровне системой планирования по всему жизненному циклу новой техники, увязанной с социально-экономическими результатами ее применения, можно обеспе­чить высокую динамичность развития производства на страте­гически важных его направлениях, ускоренное внедрение наи­более крупных научно-технических новшеств, дающих эффект мультипликатора во многих отраслях и сферах деятельности.

Как известно, негативные проявления, связанные с огосу­дарствлением всей экономической жизни как всеобщего свойст­ва прежней системы, коснулись и инвестиционной сферы. Оче­видна, однако, и неправомерность резкого и быстрого и, глав­ное, организационно и технически неподготовленного отказа государства от формирования инвестиционных процессов. Разумеется, нельзя считать, что причины инвестиционного кризи­са кроются в самой сути перехода к рыночной экономике- Весь вопрос в том, как вводить методы инвестиционной политики, в какой мере и в каких областях, каким образом управлять процессом движения к рынку со стороны государства.

Опыт развитых стран свидетельствует об огромной роли го­сударства в управлении инвестиционно-фондовым процессом, реализуемой через четко отработанный эффективный механизм налогово-амортизационных, финансово-кредитных и других мер. Воздействие государства на рыночную экономику направ­лено на исправление “ошибок” рынка, оно предусматривает контроль над влиянием предприятия на природную среду, налоговую политику, стимулирующую технический прогресс, льгот­ное кредитование важных для страны отраслей и производств, подготовку и переподготовку людей, потерявших в результате реструктуризации привычную работу, и т.д.

В современной экономике потребность в социальном регу­лировании хода общественного воспроизводства, поддержании социально-экономической стабильности объективна и может осуществляться, лишь опосредуясь деятельностью государства. Не подлежит сомнению, что государственное управление капи­таловложениями должно остаться важнейшим средством струк­турного преобразования производственного и социального по­тенциала Казахстана, повышения его эффективности в виде более действенной функции регулирования. Без целенаправлен­ной и достаточно масштабной инвестиционной политики не может быть и речи об интенсификации общественного произ­водства, совершенствовании структурных и качественных пара­метров его развития. Без повышения технического уровня парка технологического оборудования, ускорения темпов замены фи­зически и морально устаревших машин и агрегатов, введения более коротких сроков амортизации производственного обору­дования; ограничения сферы малоэффективного капитального ремонта казахстанская экономика не в состоянии перейти на действительно рыночные отношения.

Переход к более интенсивному решению проблем, связан­ных с ускоренным обновлением и техническим перевооружени­ем производственной базы, предъявляет к экономической науке определенные требования. Научный подход к системе понятий, их обоснование следует рассматривать как необходимую пред­посылку исследования той или иной проблемы.

Начиная с 30-х годов, после великой мировой депрессии, рынок в цивилизованных странах является объектом социально­го государственного регулирования. Здесь государство оказыва­ет возрастающее воздействие на его функционирование различ­ными правовыми нормами. Важнейшие функции рынка реали­зуются в результате связей его участников, в которых каждый действует, руководствуясь прежде всего своими интересами. И для того, чтобы такое устремление каждого не создавало все­ общего хаоса и не нарушало устоев общества, его морали, сис­темы ценностей и, в конечном счете, самой экономики, столе­тиями создавались твердые правила. Их соблюдение обеспечи­валось принудительной силой государства, которое реализовы­вало свою экономическую роль посредством корректирующей, регулирующей распределительные процессы, стабилизационной функции и функции создания правовых условий экономической деятельности.

  1. Экономико-статистическая мо­дель развития показателя инвестиций в нефтяную промышленность в РК

Для более надежного результата необходимо иметь и более полную информацию о влиянии на выявленный макропоказа­тель инвестиций в основной капитал различных экономических показателей, принятых в анализируемой отрасли. Такими отрас­левыми показателями можно считать официальные данные ста­тистической отчетности объемов добычи нефти, включая газо­вый конденсат в целом по республике и отдельно по предпри­ятиям Атырауской области.

Данная экономико-статистическая модель имеет линейную направленность при коэффициенте множественной корреляции, равной 0,5246, что свидетельствует о сильной связи этих пока­зателей с функцией, а также F-критерий, превосходящий табличный, и поэтому в определенной мере данная модель мажет использоваться для оперативного (ближайшего) прогнозирова­ния. Подставляя вместо переменных X1 и Х2 значения плани­руемых решений по объемам добычи нефти в целом по респуб­лике и по Атыраускому региону, в частности, можно полу­чить достаточно высокие прогнозные результаты по ожиданию инвестиций в основной капитал, а сравнивая с фактическими значениями, выявить недоработанные направления в деятельно­сти данной отрасли.

По этой модели можно судить о работоспособности не только правительства и его уполномоченного органа, но и вы­явить эффективность руководящего состава предприятий, наня­того в качестве менеджеров фактическими собственниками приватизированных производственных структур, которые на­вряд ли будут согласны с внутренними потерями даже по объ­ективным причинам, а потому данная модель будет отражать результативность менеджмента. Кроме того, имея определен­ную разноуровневую основу, она используется для определения эффективности управления на макроуровне, с точки зрения ре­зультативности деятельности по макропоказателю инвестиций, вкладываемых в основной капитал в целом по республике, и характеризует эффективность развития нефтедобычи и, соответ­ственно, отрасли. Эта же модель характеризует эффективность менеджмента на отдельных предприятиях, что в совокупности может означать системность менеджмента и управления эконо­микой по конкретным целям, в рассматриваемом случае – это инвестиции в экономику Казахстана.

Такое моделирование позволяет эффективно и результатив­но достичь обозначенной цели, поскольку все возможные про­цессы, влияющие на ее развитие, могут быть собраны непосред­ственно в единой экономико-статистической модели. Именно этот момент означает комплексность и максимизацию учета процессов, происходящих непосредственно в экономике республики, и, что особенно важно, позволяет определять эффек­тивность воздействия на ситуацию, что можно считать своеоб­разной оценкой деятельности управляющих, начиная от всего кабинета министров, руководителей отрасли и заканчивая кон­кретными менеджерами на предприятиях. Этот аспект является совершенно новым в научном подходе оценки эффективности управления в экономике на разном уровне и также усиливаю­щимся за счет одновременности и сопоставимости оценки од­них и тех же результатов, но только на различных уровнях управления, под различными углами зрения.

Такой подход позволяет максимально объективно произве­сти оценку результативности развития экономики, что в опреде­ленной мере снимает непонимание и напряжение по поводу тех или иных шагов со стороны макроуправления, а это уже соци­ально-экономическая основа действительной консолидации различных слоев населения, выстроенная на экономике. Подоб­ные консолидирующие основы были определены в свое время в Германии, в Японии на основе постепенного и поэтапного раз­вития экономики от простого к сложному и в других экономи­чески мощных странах.

Учитывая, что казахстанская экономика сталкивается с про­блемой необходимости экономического сплочения внутри са­мой социально-экономической системы, данный подход в раз­витии экономики за счет подобной консолидации представляет­ся наиболее объективным и потому надежным с точки зрения его практической реализации.

Исходя  из  такой  потребности,  видно,  что  для “локомотивных” отраслей и предприятий немаловажное значе­ние имеет классическое понимание соотношения собственных затрат и цен как внутрирыночных, так и мировых. Здесь явно прослеживается потребность четкого и объективного определе­ния места каждой отрасли республики в системе общемировой экономики. Это означает, что необходимо выяснить соотноше­ние общемировых и казахстанских средних издержек по каждой отрасли в отдельности. Отсюда уже видны конкурентоспособ­ные и неконкурентоспособные сферы экономики республики, а также становится понятным для управления, на какие отрасли следует в первую очередь опираться, какие являются для этих целей неустойчивыми, а какие вообще неперспективны. Именно из такого анализа уже возможен конкретный выбор приоритетов по отраслям, предприятиям,

Однако такой классический подход также не лишен некото­рых недостатков, потому что из-за отсутствия прямых путей сообщения и выхода на мировой рынок и без двух-трех посред­ников-государств, может оказаться, что ни одна из отраслей не будет конкурентоспособна на мировом рынке. Необходим очень взвешенный анализ и соответствующие выводы, потому что в данном случае страна по своему статусу становится практиче­ски простым сырьевым источником для мирового сообщества. Такое положение, естественно, не может быть принято с пози­ций классического рыночного развития, потому что имеющийся экономический потенциал рухнет окончательно и будет потерян для общества безвозвратно, и единственная возможность, пре­доставленная историей Казахстану, будет упущена.

Политика многих фирм, в частности, исследуемых в данной работе нефтяных предприятий, показывает, что количество раз­веданных запасов будет со временем уменьшаться, а полнота извлечения полезного углеводородного сырья снижаться. Такая ситуация, следовательно, ведет к вынужденной консервации скважин в случае изменения нынешней ситуации. Это означает отвлечение финансовых ресурсов от планировавшихся ранее задач, а также увеличение потребностей нефтяного рынка в до­полнительных ресурсах. Иначе говоря, на нефтяном рынке рес­публики для поддержания в прежнем состоянии всей отрасли потребуются дополнительные финансовые средства, которые выражаются, как уже было ранее определено, показателем ин­вестиций в основной капитал. Для облегчения привлечения та­ких средств в Казахстан необходимо не только сформировать соответствующие макроусловия, но и разрешить технически и организационно вопросы минимизации инвестиционных рисков хотя бы в данном секторе, поскольку он является как бы показа­тельным для потенциальных инвесторов других сфер экономи­ки. Если при этом даже в таких сложнейших условиях развития мирового и внутреннего рынков будет создано достаточно сильное противодействие негативным моментам, оно хоть и не создаст значительного позитивного результата, но, тем не ме­нее, будет способствовать сглаживанию негативов и содейство­вать дальнейшему развитию отрасли. Следовательно, можно с определенной уверенностью ожидать притока инвестиций из чрезмерно рисковых сфер, прежде всего мирового рынка.

Однако это только внешняя сторона инвестиционной про­блемы в отрасли. Внутренняя ее сторона заключается в том, что за счет значительного превышения издержек над мировыми ценами отрасль вынуждена повышать цены на свою продукцию. Поскольку внешний рынок в этом случае отрасли явно не дос­тупен (демпинг не может быть бесконечно или необозримо дли­тельным), здесь будут наблюдаться тенденции к повышению внутренних цен на рынке республики, а также отраслевые тен­денции к закрытию данного рынка для других конкурентов пу­тем требований повышения таможенных и иных выплат и даже “имитации” потребностей выхода Казахстана на мировой нефтерынок посредством строительства нефтепроводов, что, по сути, означает затягивание процесса, нежели его скорейшее разрешение. При этом, однозначности в этих вопросах быть не может, так как общемировое снижение цен на нефть приводит к снижению цен и на нефтеоборудование, что обусловливает не­которое снижение затрат при строительстве нефтепровода. Од­нако преувеличивать роль и соответственно значение такого снижения не следует, потому что тогда будет наблюдаться тен­денция сворачивания машиностроительной отрасли, т.е. появят­ся налицо признаки общемирового кризиса.

“Нефтяные предприятия получают некоторый спасательный круг” в борьбе за свое выживание за счет внутренних возможно­стей экономики республики. Правительство, очевидно, будет вынуждено обратить свое внимание на внутренний рынок, а не на внешний, как было ранее, когда соответствие экспорта и им­порта являлось для него критерием эффективности рыночных преобразований.

Внутренний рынок, таким образом, становится центром преобразований, и любой промах на нем будет инициировать в максимальном варианте все возможные негативы дальнейшего развития событий в экономике и, соответственно, в обществе. Для нефтеотрасли это означает понимание со стороны прави­тельства создавшихся проблем и некоторую отсрочку требова­ний соответствия цен внутреннего и мирового уровня. Именно поэтому происходит борьба за перерабатывающие предприятия отрасли. Кроме того, при разработке перспективных и текущих планов не был учтен финансовый обвал 8 странах АСЕАН, а теперь и в России, значительный спад цен на нефть. Большинст­во компаний планировало свои бюджеты из расчета 15-18 долл. за баррель, хотя она составила величину гораздо меньшую -10-12- долл. за один баррель.

На 31 Манильском совещании стран АСЕАН генеральный секретарь АСЕАН (Индонезия, Филиппины, Таиланд, Малайзия, Сингапур, Бруней, Вьетнам, Лаос, Мьянма) Р. Северино в июле 2001г. докладывал, что “за прошедший год возникли самые серьезные финансовые и экономические проблемы с момента создания Ассоциации … Только с июля 2000г. по начало этого года общие экономические потери региона (без учета Японии) оцениваются в 700 млрд. долларов… Из-за потрясений в Азии Международный валютный фонд снизил на 0,7% свой прогноз относительно роста всей мировой экономики в 2001 г.

Оптимистический прогноз казахстанских нефтепромыш­ленников привел к рассредоточению и определенному распыле­нию имевшихся у предприятий финансовых средств и других ресурсов, что потребует дополнительного времени и в целом выявит невозвратные потери. Это означает фактическое замо­раживание ранее принятых проектов и обязательно отнесет по­лученные убытки на затраты, что, в конечном итоге, не сможет не повлиять на оптовые цены сырой нефти на внутреннем рынке Казахстана после подсчета всех потерь.

Такой путь – наиболее привычный для предприятий рес­публики, поскольку связан с вмешательством правительства в снижение образовавшихся потерь. Однако, если такой результат для западного предприятия дает обычно возможность для определенной, если не кардинальной перестройки своей экономиче­ской политики, то для предприятий с государственным управ­лением он означает возврат к прошлому социалистическому менеджменту, когда проблемы одного предприятия снимались за счет перекрытия финансирования другим секторам и сферам экономики. Надвигающийся рост внутренних цен в нефтеотрасли будет способствовать ухудшению социально-экономического положения населения. Поэтому данный подход становится ма­лоприемлемым для управляющих менеджеров социально-экономической системы Казахстана, которая теряет прочность, и это будет равнозначно провалу проводимых в стране рефор­маторских преобразований.

В таких условиях возникает только один путь – снижение издержек в нефтеотрасли за счет отказа от всевозможных по­средников с их непомерными накрутками, удорожающими и без того дорогостоящую продукцию. В цифровом обосновании это выглядит следующим образом. За рубежом соотношение добы­той и переработанной нефти по своим ценам составляет 1:1,5. В Казахстане оно доходит до 1:3,5, что не сочетается с политикой повышения конкурентоспособности конечного продукта из сы­рья и свидетельствует о стремлении получать дополнительные доходы некоторыми должностными лицами за счет своего служебного положения.

Запредельный рост “теневой” составляющей хозяйственной деятельности – одно из самых опасных последствий нынешних реформаторских преобразований. Деятельность чиновников, проводимая за пределами правового поля в нефтебизнесе, не только не сужается, но получает явную тенденцию к расшире­нию. Такой подход является в рынке не просто анахронизмом, потому что является изначально провальным по своей сути. Согласованные действия административного и финансового контроля за операциями юридических и физических лиц с де­нежными средствами и имуществом, включая меры ответствен­ности за нарушения правил ведения таких операций в развитых странах способствовали тому, что рынок неизбежно наказывал тех, кто работает против “рынка для всех”, желая сформировать рыночные отношения под себя лично.

Предприятия нефтеотрасли в Республике Казахстан при решении проблемы сокращения своих расходов будут вынуж­дены столкнуться с проблемами приостановления инвестицион­ного потока по уже имеющимся проектам на какую-то перспек­тиву, потому что в условиях сокращения мировых объемов до­бычи горно-геологические условия Казахстана несопоставимы с условиями того же Кувейта или Бразилии и, прежде всего, с точки зрения возможных дополнительных расходов и соответ­ственно имеющихся рисков.

Все имеющиеся и заключенные уже проекты можно считать для Казахстана максимальным пределом в условиях спада нефтебизнеса. Это означает, что ожидание каких-либо новых инве­сторов практически равнозначно нулю и для удержания уже имеющихся необходима конкретная государственная поддержка, которая может выразиться в создании условий со стороны органов исполнительной власти и в предоставлении им возмож­ности снижения или отсрочки некоторых видов платежей во времени и т.п.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!