Мысль как единица мышления

Мышление – это социально обусловленный, неразрывно связанный с речью познавательный процесс, характеризующий обобщенным и опосредствованным  отражением связей и отношений между объектами в окружающей действительности.

Жизнь человека постоянно ставит перед ним острые и неотложные задачи и проблемы. Возникновение таких проблем, трудностей, неожиданностей означает, что в окружающей нас действительности есть ещё много неизвестного, непонятного, непредвиденного, скрытого, требующего всё более глубокого познания мира, открытия в нём всё новых и новых процессов, свойств и взаимоотношений людей и вещей. Вселенная бесконечна и бесконечен процесс её познания. Мышление всегда устремлено в эти бескрайные глубины неизведанного, нового. Каждый человек делает множество открытий в своей жизни (неважно, что эти открытия небольшие, только для себя, а не для человечества). Например, всякий школьник, решая учебную задачу, обязательно открывает для себя что-то новое.

Мышление – это социально обусловленный, неразрывно связанный с речью психический процесс поисков и открытия существенного нового, процесс опосредствованного и обобщённого отражения действительности в ходе её анализа и синтеза. Мышление возникает на основе практической деятельности из чувственного познания и далеко выходит за его пределы.

Венцом эволюционного и исторического развития познавательных процессов  человека является его способность мыслить. Благодаря понятийному мышлению человек беспредельно раздвинул границы своего бытия, очерченные возможностями познавательных процессов  более «низкого» уровня – ощущения, восприятия, представления. Чувственные  образы,  создаваемые с помощью этих процессов, обладая качеством надежной достоверности, то есть высокой степени соответствия объектам и ситуациям реального мира, дают возможность вовремя реагировать на происходящие  изменения и эффективно строить  свое поведение в ответ на эти наличные, непосредственно воспринимаемые события.  Придавая движениям определенное направление в пространстве, и регулируя их силу и скорость, чувственные образы в то же время, будучи жестко «привязанными» к объекту, его форме, свойствам, местоположению и скорости его продвижения, создают и определенные ограничения в познании окружающего мира.  В этих образах окружающий мир предстает, так сказать, в нетронутом виде.  Для того , чтобы проникнуть в суть вещей и явлений, понять скрытые от непосредственного взора связи и отношения  внутри них и между ними, необходимо активно в них вмешаться ,  произвести с ними некие физические или мысленные манипуляции, в результате которых эти скрытые связи и отношения становятся явными. Такое постижение этих связей раздвигает границы наличной ситуации не только в том смысле, что мы знаем,  что воспринимаемые здесь  и  сейчас объекты и события являются лишь ничтожной частью всего сущего  в безграничном пространстве и времени ; но и в том, что мы своим умственным взором можем «увидеть» то, то не дано невооруженному мыслью глазу, уху, обонянию и т.д.  Такой умственный образ окружающего мира, сплетаясь с его чувственным образом, максимально отражает окружающий мир, хотя в то же время может порождать и химеры.  С помощью мышления человек познает окружающий мир во всем многообразии, свойствах и отношениях.

Под мышлением мы понимаем нечто, происходящее где-то «внутри», в психической сфере, и то психическое «нечто» влияет на поведение человека таким образом, что оно приобретает нешаблонный, нестандартный, неповторяющийся характер. Когда мы наблюдаем однообразное поведение, слышим давно известные истины, знаем, что человек слепо верит во что-то, мы говорим, что здесь нет и намека на мысль. Приспособительная изменчивость поведения животных в некоторых ситуациях  также побуждает нас предполагать наличие в нем разумной основы.

Приспособление к окружающей среде может осуществляться двумя принципиально различными путями: а) путем выполнения автоматизированных, жестко запрограммированных действий, не зависящих от меняющихся обстоятельств; б) путем выработки в данных, конкретных ситуациях  новых индивидуальных форм поведения, учитывающих изменившиеся условия.  В связи с тем, что никакая заранее подготовленная (врожденная) программа поведения не может полностью соответствовать изменяющимся условиям среды, любое поведение, основанное на психическом отражении, можно считать разумным, то есть целесообразным, где разумное означает индивидуально-изменчивое  и приспособленное  к конкретным обстоятельствам (О. К. Тихомиров). В более узком смысле, под разумным понимают нахождение отходных путей и использование орудий. Даже у животных  всякое поведение представляет собой сплав врожденных и индивидуально-изменчивых форм поведения. [13, с.77]

Исходной предпосылкой для развития мышления является непосредственная преобразующая активность отдельного индивида. Данная активность приводит к формированию первой фазы всего процесса – формированию и совершенствованию специальных органов действия. У человека таким органом является  рука. Совершенствование руки заключалось в постепенном приобретении ею такой формы, при которой один палец противопоставлен остальным, что способствует совершению разнообразных и тонких действий. Вторая фаза определяется тем, что действие становится орудийным и коммуникативно   опосредованным, то есть, и сами орудия, и цели, и значение действия определяются совместно с другими людьми. Далее орудийная коммуникативно опосредованная деятельность сама становится  главным фактором становления мыслительных процессов. Обе фазы этого процесса переплетаются и взаимно влияют друг на друга. Наблюдения за детьми, которых воспитали животные, полностью подтверждают эти представления: у них морфологически     (биологически) развитый орган действий – рука – в действительности не является таковым или является только отчасти, в той же мере у них оказывается неразвитым и мышление.

Итак, на начальных этапах  мощным средством развития мышления является практическое действие.  В дальнейшем, при развитом мышлении, уже мысль становится средством организации действия, предваряющим его фактором, выполняющим программирующую и регулирующую функцию. При этом, практическое действие не утрачивает своего значения и продолжает выполнять роль одного из основных средств совершенствования мысли. Об этом следует помнить каждому, кто в своем интеллектуальном развитии не желает останавливаться на достигнутом.[5, с.65]

Мысль как единица мышления.

Мышление представлено субъекту не только в форме его результата-мысли, но и в форме процесса. Процесс мышления субъективно хорошо знаком каждому, однако субъективное – не всегда  достоверное, поэтому для раскрытия этапов этого процесса , а также характера производимых при этом операций потребовались специальные исследования.

Основной характеристикой ощущения является его модальность (звук, свет, вкус, запах и т.д.); отличительной характеристикой образа восприятия является его предметность, то есть отражение в нем отдельного объекта как предмета с его очертаниями, объемом  рельефом; особенной характеристикой мысли, отличающей ее от чувственных образов, является представленность  в ней вычлененных из чувственных образов понятных субъекту отношений между отдельными объектами или отдельными свойствами, характеристиками объекта. Можно, например, с помощью ощущений, восприятия и представлений «отразить» стоящую на окне вазу с цветами. При этом можно почувствовать запах цветов, различить их расцветку, осмотреть и ощупать подоконник, окно, вазу и цветы и таким образом постичь их форму, можно определить, какой из цветков находится ближе, а какой дальше. С помощью восприятия мы можем также выделить вазу с цветами как фигуру, при этом окно и все остальное окружение станет фоном. Мы можем воспринять окно целиком, вместе с вазой, которая будет «встроена» в образ окна, и в этом плане отношения между ними уже будут представлены, но они не будут вычленены, абстрагированы и, таким образом, поняты. Только с помощью мышления мы можем понять, что ваза именно стоит на окне. То, что она именно стоит, а не, например, лежит, или прибита, или приклеена к окну, можно понять, только произведя какую-то операцию соотнесения- попытаться физически поднять ее, толкнуть, повернуть или проделать это мысленно, манипулируя наличными образами или представлениями, либо проанализировать ситуацию, используя отвлеченные понятия, выраженные с помощью слов. В результате этих действий, связанных с выполнением операций соотнесения предметов, образов и понятий, и будут обнаружены истинные, недоступные для восприятия отношения между вазой и окном.

На этой неспособности нашего восприятия постичь истинные отношения между явлениями и, таким образом, его способности вводить нас в заблуждение построены некоторые приемы в кино. Мы видим, например, как герой с неимоверным напряжением сил, весь в поту, на одних пальцах отчаянно карабкается по отвесной скале. Вдруг мы с изумлением замечаем, что капающий с его измученного лица пот падает не вниз, в пропасть под его ногами, а вбок, на скалу, прямо перед его носом. Только тогда, когда оператор поворачивает камеру на 90 градусов и дает общий план, мы начинаем понимать, что герой просто ползет горизонтально по бутафорской «отвесной стене».

Несмотря на усилия специалистов, как это ни парадоксально звучит, феномен понимания по-прежнему остается до конца не понятным. Коварство этого феномена заключается в резком расхождении между субъективной ясностью и отчетливостью его переживания и чрезвычайной трудностью его аналитического описания. Как бы там ни было, ясно, что, хотя понятными или непонятными могут быть образы, эмоции, воспоминания, понимание является специфической характеристикой именно мысли, мышления. Ведь ни образ, ни эмоция, ни воспоминание не утрачивают своих основных качеств даже в том случае, если они остаются непонятными. В отличие от них непонятная мысль перестает быть мыслью, а средство, с помощью которого она передается, превращается в пустую оперативную оболочку. Если это было речевое высказывание, то оно превращается в своеобразный «речевой труп» . Усвоение такого грамматически правильного набора слов без понимания его смысла – частое следствие зубрежки или бездумного повторения чужих фраз.

Одним из механизмов понимания, схватывания, усмотрения, «синтетического обнаружения» является такое физическое или мысленное переструктурирование ситуации, при котором ее компоненты, включенные в новую структуру, выполняют новые функции. Эти новые функции и отношения и усматриваются. Они и предстают перед субъектом в форме понимания. Здесь вновь отчетливо видно, что в основе понимания – специфической характеристике мышления – лежит активное вмешательство в ситуацию, активное действие. Следовательно, для того, чтобы понять, нужно самостоятельно это что-то сделать или переделать, переставить, разобрать и вновь собрать и т.д.

Элементарной единицей мысли, в которой представлены отношения объектами, является суждение. Суждение- это форма мышления, в которой отражаются связи и отношения между сущностями. Логическое суждение  есть связь между субъектом и предикатом, где, в общей форме, субъект – это обозначаемое, а предикат- то или иное его свойство, качество. Поскольку суждение является логическим следствием усмотрения отношений, выявляемых уже на уровне перцепции, в нем могут отражаться отношения еще до формирования понятия. Суждение с понятиями в качестве его структурного элемента – это только частная, хотя и высшая форма суждений.

Понятие- мысль, в которой отражаются наиболее общие, существенные и отличительные признаки предметов  и явлений действительности.

Умозаключение- форма мышления, которая представляет собой такую последовательность суждений, где в результате установления отношений между ними появляется новое суждение, отличное от предыдущих.

Для того, чтобы вычленить и понять отношения и связи между элементами ситуации, необходимо произвести какие-то действия- операции соотнесения элементов друг с другом.

Мыслительные, производимые с помощью физических или умственных действий операции соотнесения:

сравнение, с помощью которого вскрываются отношения сходства или различия;

анализ- расчленение целостной структуры объекта;

синтез- воссоединение элементов в целостную структуру;

абстракция и обобщение- выделение общих признаков объекта, отделение их от единичных, случайных и поверхностных;

конкретизация- операция, обратная абстрагирующему обобщению, то есть возврат к осмысливаемому объекту во всей полноте его индивидуальной специфичности.

В связи с тем, что некоторые из этих операций соотнесения можно производить не только с понятиями, но и с объектами и их образами, мышление имеет различные уровни.

Генетически наиболее ранним уровнем является  наглядно – действенное мышление. Это такой уровень мышления, при котором отношения вскрываются путем непосредственного манипулирования конкретными предметами. Когда ребенок открывает для себя, что один мяч можно привести в движение, толкнув его другим мячом, или когда плотник, приложив одно бревно к другому, начинает понимать, что именно мешает им лежать плотно, они пользуются наглядно- действенным мышлением. Таким образом, хотя этот уровень характеризует мышление преимущественно высших животных и детей раннего возраста,  он присутствует и в деятельности взрослых людей с их развитым понятийным мышлением.

Следующим уровнем развития является мышление образами, или наглядно- образное мышление. Это тот уровень, на котором человек вскрывает связи и отношения, не физически перемещая предметы, а соотнося друг с другом образы одного и того же предмета или образы различных предметов. когда человек, для  того, чтобы понять устройство какой – нибудь  машины, разглядывает ее с разных сторон и таким образом сравнивает ее образы, полученные  в разных  ракурсах, он манипулирует образами восприятия. Когда он для тех же целей представляет предмет и мысленно поворачивает его в разных плоскостях, он оперирует образами представления. И в том, и в другом случае образы являются «атомами» мысли, из которых формируется ее «молекула»- понятое отношение между ними.

Наивысшим уровнем мышления является мышление, при котором в качестве элементов, над которыми производятся перечисленные и иные операции, служат понятия, представленные словом, – понятийное или словесно-логическое мышление.

Итак, мысль представляет собой результат соотнесения предметов, образов или понятий, причем данный результат может непосредственно отразиться в форме суждения, либо в форме понятия, либо в форме суждения, выведенного из последовательного ряда других суждений. Человеческое мышление отличается от мышления животных тем, что все эти операции совершаются посредством системы знаков – языка. Использование знаков с соответствующими правилами связи между ними значительно облегчает процесс мышления с его операциями соотнесения. Оперировать символами гораздо легче, чем предметами или даже чувственными образами. Способность к использованию символов в качестве заместителей категорий объектов дает человеку огромные преимущества перед другими животными в приспособлении к окружающему миру.[14, с.143]

Мышление как процесс.

Процесс познания на уровне мышления, процесс соотнесения объектов, образов, понятий и символов может быть развернутым и хорошо осознаваемым в силу того, что сознанию уже представлены объекты, с которыми производятся операции. Процесс мышления иногда развернут во времени так, что он не может остаться незамеченным, и наконец, часто он субъективно переживается именно как действие, деятельность, труд, иногда тяжкий, утомительный, порой мучительный, но в то же время приносящий ни с чем не сопоставимое удовлетворение и восторг, когда в результате него достигается понимание или обнаруживается решение проблемы.

Мышление как психический аппарат приспособления вступает в действие тогда, когда в процессе приспособления возникает блокада привычного приспособительного действия. Процесс преодоления препятствия в этом случае в самой общей форме будет иметь несколько этапов:

замешательство;

обращение к образам памяти и понятиям;

манипуляция образами и понятиями;

преодоление препятствия.

Для  того, чтобы мышление «заработало», необходимо появление проблемной ситуации. Однако этого недостаточно для возникновения мышления, поскольку некоторые проблемные ситуации могут быть разрешены и без его привлечения, методом проб и ошибок. Специфическим для мышления объектом является не сама по себе проблемная ситуация, а задача, которая формулируются на ее основе.

Задача является специфическим объектом мышления безотносительно к областям человеческого знания- это может быть физический мир, общественная жизнь, межличностные отношения, сам человек, в том числе и его процесс мышления.

Задача может формулироваться самим человеком в ходе его  практической деятельности, а может быть дана ему в готовом виде другими людьми.

Все задачи имеют одну общую объективную структуру и характеристики. Общая структура задачи включает в себя условия и требование. Под условиями понимаются все факторы, имеющие отношение к разрешению проблемной ситуации. Одной из важных характеристик задачи является ее сложность. Проиллюстрировать возникновение проблемной ситуации и структурных компонентов задачи можно на простом жизненном примере.

Предположим, что вы после целого дня блуждания по лесу с полной корзиной грибов возвращаетесь домой. Вы идете по лесу, перешагиваете через канавы, пробираетесь сквозь кусты, обходите деревья и вдруг выходите к реке в неожиданном для вас месте (возникновение проблемной ситуации). Окинув взглядом местность, вы ставите себе задачу перебраться на другой берег. В соответствии с задачей вы изучаете ее условия. Вы знаете, что эту реку вброд не перейти (условие). В воде плещется рыбка (к условиям не относится). Вдали летит самолет (к условиям не относится). Течение реки медленное, ветра нет (условия). Вплавь реку с полной корзиной не переплыть (условие). Вы знаете, что, для того чтобы попасть домой засветло и не заблудиться, вам непременно нужно перебраться на другой берег(требование).

Виды мышления.

Мышление подразделяется на виды в зависимости от используемых средств, характера решаемых задач, степени развернутости и осознанности производимых операций, преследуемых при этом целей и качества получаемого результата.

Теоретическое и практическое мышление.

Теоретическое мышление направлено на познание наиболее общих законов и правил. Оно оперирует наиболее общими категориями и понятиями. Всякого рода научные концепции, теории, методологические основания науки являются продуктом этого вида мышления. Теоретическое мышление составляет основу научного творчества.

Основная задача практического мышления – подготовка физических преобразований действительности, то есть постановка цели, создание плана, проекта, схемы действий и преобразований. Его способность заключается в том, что оно часто развертывается в условиях дефицита времени, а также в том, что в условиях практической деятельности его субъект обладает ограниченными возможностями для проверки гипотез. После того как вы со своими грибами упали в реку с неправильно рассчитанного и сделанного плавательного средства, бессмысленно составлять план переправы через реку.

Теоретическое  и эмпирическое мышление отличаются друг от друга по характеру понятий, которыми мышление оперирует. Теоретическое мышление оперирует по возможности точно определенными понятиями, относительно которых степень согласия людей достаточно высока. Эмпирическое мышление- это мышление интуитивно и ситуативно определяемыми понятиями, кроме того, в данном случае между понятиями, используемыми разными людьми, может быть низкая степень согласованности.

Продуктивное и репродуктивное мышление. Продуктивное мышление порождает новые знания, новый материальный или идеальный результат. Продуктивным, например, является мышление ученого, делающего новое открытие, писателя, создающего новое произведение, художника, пишущего новую картину. Репродуктивное – это мышление, повторно открывающее уже известные знания или воссоздающее то, что кем-то когда-то уже было создано. Репродуктивное мышление характерно для людей, которые многократно решают типичные задачи. В таком мышлении человек идет известным, пройденным путем, поэтому данный вид мышления также называют нетворческим.

Различают также интуитивное и аналитическое мышление. Аналитическое мышление развернуто во времени, имеет более или менее четко очерченные этапы, а сам процесс мышления в достаточной мере осознан. В отличие от аналитического, интуитивное мышление свернуто во времени, иногда решение проблемы производится молниеносно, в нем отсутствуют этапы, и наконец, его процесс осознается в минимальной степени.

Очень важным с точки зрения приспособительных функций мышления является его деление на реалистическое и  аутистическое. Реалистическое мышление основывается на реальных знаниях о мире, направлено на достижение целей, обусловленных жизненно важными потребностями и обстоятельствами, оно регулируется логическими законами, а его течение осознанно контролируется и направляется. Аутистическое мышление основывается на произвольных, иррациональных допущениях при игнорировании реальных фактов. Основной его движущей и направляющей силой являются плохо осознаваемые или неосознаваемые  желания или страхи. Оно  плохо контролируется сознанием.

Наглядно- действенное – мышление, которое сводится к реальным, практическим действиям человека в наглядно воспринимаемой ситуации (обстановке). Здесь внутренние, умственные действия сведены к минимуму, а задача в основном решается за счет внешних, практических действий с реальными материальными предметами. Этот вид мышления можно наблюдать уже у детей раннего возраста, начиная с 6-8-го месяца жизни.

Наглядно- образным мышлением называют мышление, при котором задачи решаются не путем манипуляций с реальными, материальными предметами, а с помощью внутренних действий с образами этих предметов.

Словесно-логическое мышление- высший вид мышления человека, имеющий дело с понятиями о предметах и явлениях, а не с самими предметами, явлениями или их образами. Данный вид полностью протекает во внутреннем, умственном плане.

Особенности технического мышления.

Идея искусственного интеллекта часто объявляется механистической на том основании, что работа ЭВМ управляется законами электродинамики, и, значит, здесь происходит сведение высшего (мышления) к низшему (физическим процессам в ЭВМ). Однако исходная посылка неверна.

Работа ЭВМ отнюдь не управляется законами электродинамики. Этими законами управляется работа отдельных элементов машины. По физическим законам ЭВМ работает только в том смысле, то она, скажем, преобразует электрическую энергию в тепло. Ведь сущность работы состоит не в этом преобразовании, а в том, что она производит определенные арифметико-логические операции. Машина имеет дело с информацией и работает по законам преобразования информации, т.е. по законам кибернетики. Поэтому, если рассматривать эти процессы с позиции механизма, неизбежно оказываешься на позициях механицизма, т.к. происходит сведение более сложных процессов переработки информации к более простым. Это то же самое, что сказать, будто работа мозга сводится к биохимическим и биофизическим процессам. На самом деле эти процессы происходят на уровне нервных клеток, а на уровне процессов переработки информации действуют другие законы, закономерности которых отнюдь не эквивалентны.

С этой точки зрения и работу ЭВМ надо рассматривать как работу системы по переработке информации. Тезису искусственного интеллекта приписывается также и отрицание идеального характера сознания и обвинение в вульгарном материализме. Можно показать, то это не так.

Не касаясь вопроса о структуре информации, представляющей собой меру упорядоченности процесса и составляющей его внутреннее достояние, мы охарактеризуем внешнюю или относительную информацию, всегда связанную с отношением двух процессов. Пусть имеются процессы А и В со множеством некоторым образом упорядоченных состояний А1…Аn и В1…Вn. Если каждому Аi соответствует определенное Вi и отношение между состояниями А изоморфны состояниям В, то можно сказать, что процесс В несет в себе информацию о процессе А. Эта информация заключается не в В ни в А, но существует именно в отношении этих процессов друг к другу. Взятая сама по себе эта информация столь же объективна и материальна, как и любые другие свойства и отношения объектов или процессов.

Теперь возьмем множество состояний нашего мозга в процессе функционирования. Мозг отражает внешний мир, что значит, что между множеством состояний элементов мозга и множеством состояний внешних процессов имеется соответствие, т.е. мозг имеет информацию о внешних процессах. Эта информация заключена и не заключена в мозгу, т.к. сколько бы мы ни исследовали мозг кроме электрических, химических и др. характеристик нейронов мы там ничего не обнаружим. Необходимо рассмотреть связь мозга с внешним миром. Именно в этом и заключена информация, носителем которой и являются нейроны. Информация, с которой работает мозг и есть та идеальная сторона в его работе, и таким образом идеальное не существует в виде особого предмета или субстанции. Оно существует как сторона деятельности мозга, заключающейся в установлении связей между множеством состояний внешнего мира и головного мозга. Идеальная информация человеческого мозга имеет в принципе тот же характер, что и относительная информация вообще.

На известной ступени исторического развития материи произошел качественный скачок, в результате которого информация, превратившись в достояние мозга, приобрела характер идеальной информации. Если мы признаем у кибернетических систем возможность достижения сложности, сравнимой со сложностью мозга, то необходимо признать у таких систем существование черт, которые мы называем идеальными.

Ряд авторов объявляет тезис искусственного интеллекта противоречащим тезису о социальной природе сознания и мышления. Но здесь скрывается ошибка – отсутствие различия между естественно историческим зарождением мышления и сознательным воспроизведением его человеком в универсальной ЭВМ. Во втором случае машина не становится социальным существом, но человек, поняв сущность мышления, воссоздает его в машине. Если социальная природа мышления закономерна и познаваема, то она может быть в принципе искусственно воспроизведена.

Человек, кроме того есть не только природное существо, его основные характеристики -продукт социального, а не чисто биологического развития. Это означает, что мышление человека не может развиваться в изоляции, для этого необходимо, чтобы человек был включен в общество.

Во-первых, для возникновения мышления необходимо наличие языка, что возможно лишь в обществе.

Во-вторых, с кибернетической точки зрения “разумность” машины определяется количеством перерабатываемой информации, поэтому даже мощная система, попавшая в информационно-бедную среду, не может стать достаточно “разумной”. Яркий пример – дети, выросшие вне общества, например в лесу. Для человека необходимым условием его развития было функционирование в обществе, т.к. общество по своим информационным параметрам является чрезвычайно богатой средой.

 Все это дает возможность понять, что тезис об общественной природе мышления никак не противоречит тезису о искусственном интеллекте. Кибернетическая система, имеющая достаточную мощность, для полного использования своих возможностей должна быть помещена в информационно-богатую среду, образовав вместе с создателями некий симбиоз, называемый “интегральным интеллектом”.

Принцип невозможности кибернетического интеллекта жестко привязывает определенный род функционирования к строго определенному субстрату (мозгу). Это ставит философскую проблему соотношения функции и субстрата. Философский анализ тенденций современного научного знания делает мало вероятным (но не исключает) вывод о жесткой привязанности мышления к мозгу. Именно из-за этого “крайний пессимист” отрицает возможность наличия интеллекта у кибернетического устройства.

 Он безоговорочно связывает мышление с одним, строго определенным субстратом – человеческим мозгом, и не приемлет попытки определения мышления без связи со структурой мыслящей системы. По его мнению это есть сведение мышления только к информационной стороне, в то время как мышлением называют возникшую у биологических существ способность. Таким образом, мышлением можно назвать только то, то осуществляется только мозгом человека, но это не является приемлемым решение проблемы.

Разумеется, мышление есть функция высокоорганизованной материи и определено структурой системы. Но с гносеологической точки зрения знание функции выводится из знания структуры, а знание структуры является выводом из все более полного изучения способов функционирования.

Если представить себе множество различных систем, осуществляющих функцию мышления, то именно выявление инвариантного аспекта этих систем и будет раскрытием той структуры, которая лежит в процессе мышления[1]. Конечно может оказаться, что эта структура жестко связана со строго определенным субстратом, но этот тезис должен являться результатом научного исследования, а не исходной предпосылкой.

Вопрос о жесткой связи мышления со строго определенным субстратом связан с вопросом о роли субстратных методов вообще. Не подлежит сомнению ведущая роль в современном естествознании функционально-структурных методов. Пока наука имела дело с непосредственно ощущаемыми объектами, она могла исходить из субстратной точки зрения. Суть ее заключается в том, что объект обладает набором характеристик, выражающим его природу, свойства того материала, из которого он сделан. Зная эти характеристики можно изучить поведение объекта. Материал, субстрат первичен; движение, поведение вторично. Эта точка зрения образует содержание так называемого мифического субстанционализма.

Уже в 19 веке ограниченность этой концепции была вскрыта диалектическим материализмом, показавшим, что “лишь в движении тело обнаруживает, что оно есть… Познание различных форм движения и есть познание тел”. Отсюда, разумеется, не следует, что только движение существует и никакого субстрата нет вообще. Отсюда следует лишь неправомерность употребления отношения первичности-вторичности для характеристики связи движения (поведения) и субстрата в плане их реального существования.

Отсюда следует также, что в гносеологическом плане поведение действительно первично по отношению к субстрату и познание субстрата не содержит ничего иного, кроме непрерывно расширяющихся способов изучения объектов.

Диалектико-материалистическая концепция мышления понимает последнее как свойство особым образом высокоорганизованной материи. В ней не содержится никаких ограничений в отношении специфических характеристик и открывает необозримые перспективы на пути исследования этих характеристик. Кибернетика достигает на этом пути некоторых результатов.

Некоторые аспекты формирования технического мышления.

В профессиональной деятельности инженера выделяют четыре группы функций:

обучающая, воспитывающая, развивающая, мотивирующая;

конструктивная и исследовательская;

организаторская и коммуникативная;

самосовершенствование.

Реализация профессиональных функций приводит к образованию трех основных подструктур личности инженера: профессиональной направленности, профессиональной компетентности, профессионально-важных качеств личности.

Профессиональная направленность – это интегральное качество личности, определяющее отношение к профессии, потребность в профессиональной деятельности и готовность к ней. К качествам, характеризующим направленность личности, следует отнести: профессиональную позицию, профессионально-ценностные ориентации, мотивы, призвание к инженерно-педагогической деятельности. А также общественную активность, доминантность, социальный оптимизм и др.

Профессиональная компетентность – это уровень осведомленности, авторитетности инженера-педагога, позволяющий ему продуктивно решать учебно-воспитательные задачи, возникающие в процессе подготовки квалифицированного специалиста, формирования личности другого человека. В структуру профессиональной компетентности входят: общественно-политическая осведомленность, психолого-педагогическая эрудиция, инженерно-техническая подготовка, педагогическая техника, умения и навыки по рабочей профессии широкого профиля и другое.

Психологической основой компетенции является готовность к постоянному повышению своей квалификации, мобильность профессиональных функций.

Профессионально-важные качества – это система устойчивых личных качеств, создающих возможность успешного выполнения профессиональной деятельности.

Реализация воспитывающей функции требует от инженера комплекса значимых качеств, к которым относятся такие свойства, как идейная убежденность, долг, гражданственность, коллективизм, ответственность и социальный оптимизм. Формирование социально-значимых качеств происходит вследствие принятия личностью целей, ценностей и норм поведения инженерной интеллигенции.

Эффективность воспитательного воздействия во многом будет определяться волевыми свойствами педагога, его настойчивостью, инициативностью, целеустремленностью, решительностью и самостоятельностью. Наряду с этими свойствами ему важно обладать выдержкой, дисциплинированностью, гибкостью поведения, способностью предвидеть реакцию учащихся при изменении педагогической ситуации, готовность к перестройке способов воздействия, способностью к сотрудничеству с учащимися.

Эффективность развития учащихся во многом зависит от творческой направленности личности педагога: склонности к техническому творчеству, рационализаторству, педагогическому воображению, умению диагностировать и прогнозировать стадии становления личности. Эти свойства характеризуют креативность личности.

Особой подструктурой личности является биопсихическая, определяемая свойствами нервной системы, половыми и возрастными особенностями, темпераментом. В психологии утвердилось положение, что эти свойства составляют природную предпосылку формирования профессионально-важных качеств и обуславливают успешность освоения и выполнения профессиональной деятельности. Психофизиологические свойства личности влияют на степень нервно-психологического напряжения при выполнении деятельности, ее динамику, уровень активности, определяют необходимость выработки индивидуального стиля деятельности.

Все выше изложенное может быть обобщено в психограмме инженера:

профессиональная направленность: идейная убежденность, общественная активность, склонность к доминированию, социальный оптимизм, коллективизм, профессиональная позиция и призвание к инженерной деятельности;

профессиональная компетентность: общественно-политическая осведомленность, психолого-педагогическая эрудиция, инженерно-технический кругозор, педагогическая техника, компьютерная подготовленность, умения и навыки по рабочей профессии, общая культура;

профессионально-важные качества личности: организованность, социальная ответственность, коммуникативность, прогностические способности, способность к волевому воздействию, эмоциональная отзывчивость, доброта, тактичность, рефлексия на свое поведение, профессиональное мышление, техническое мышление, произвольное внимание, наблюдательность, самокритичность, требовательность, самостоятельность, креативность производственно-технологической деятельности;

психодинамические свойства: возбудимость, уравновешенность, эмоциональная устойчивость, высокий темп психической реакции, успешность формирования навыков, экстравертированность, пластичность. 

Профессиональное обучение как фактор формирования технического мышления

Методика профессионального обучения рассматривается как методика углубленного обучения студентов колледжей и учащихся профессиональных училищ, как специальная, контекстная подготовка в направлении будущей профессии и специальности.

В современном образовании – это прежде всего подготовка молодежи к культурно- и природосообразной, разумной, рациональной преобразующей материальный мир деятельности.

Содержание специальности составляют предметные циклы дисциплин Государственных образовательных стандартов подготовки преподавателей и рабочих в отрасли (машиностроение и технологическое оборудование), является основой профессиональной подготовки специалистов в различных сферах технико-технологической деятельности человека.

В промышленном производстве необходимы прежде всего профессиональные общетехнические знания и умения, в частности,  инженеру-конструктору, инженеру-технологу, инженеру-механику, техникам, технологам, а также рабочим различных профессий и специальностей.

Общетехническая подготовка включает в себя знание конструкционных материалов, основ конструирования изделий, технологий изготовления деталей и сборки изделия, расчетов на прочность элементов конструкций, процедуры испытаний и т.д.

Искусство преподавания каждой дисциплины имеет свои особенности и специфику в соответствии с содержанием, однако, в данном пособии излагается общая методика преподавания всех общетехнических дисциплин.

В связи с изложенным, программа курса может состоять из следующих тем (лекций):

  1. Системность и характеристика основных компонентов процесса профессионального обучения учащихся ПУ и студентов колледжа.
  2. Содержание профессионального образования и обучения; федеральный и региональный компоненты государственных образовательных стандартов подготовки рабочих в отраслях (машиностроение и технологическое оборудование).
  3. Сущность, задачи и характеристика общего политехнического и специального образования; общетехническая, общетехнологическая и специальная подготовка как элементы содержания профессионального образования;факторы, определяющие содержание специальной подготовки.
  4. Научно-методические основы отбора и анализа содержания профессионального образования.
  5. Методы, средства и формы теоретического и практического профессионального обучения: понятия, сущность и характеристика (СУМО, УМК, ТСО и др.).
  6. Дидактическая деятельность педагога профессиональной школы: сущность, функции, структура.
  7. Дидактическое проектирование целей, содержания и технологии профессионального обучения.
  8. Целевая ориентация, стимулирование и мотивация учения, формирование новых знаний, умений, навыков; оптимизация форм, методов и средств в ходе реализации педагогических проектов.
  9. Методология, методы, критерии и показатели оценки профессиональной подготовки; сущность, задачи и требования к контролю.

«Baribar.kz-тің» Telegram-каналына жазыламыз!